Доступность ссылок

После митинга протеста власти Чехии отказали последнему не имевшему отказ в убежище салафиту


Беженец Аманбек Джумаев готовит машину, чтобы отвезти своих товарищей в лагерь беженцев, спасая их от депортации. Брно, 1 февраля 2009 года.

Беженец Аманбек Джумаев готовит машину, чтобы отвезти своих товарищей в лагерь беженцев, спасая их от депортации. Брно, 1 февраля 2009 года.

Положение казахских беженцев-салафитов, которым грозит депортация из Чехии, остается зыбким. Радио Азаттык представляет своим читателям мнения чешских властей, экспертов и политиков по этой проблеме.

Уроженец города Атырау, который попросил политическое убежище в Чехии, поделился своей историей с корреспондентами радио Азаттык. Этот соискатель статуса беженца попросил не называть его имя.

- С 2005 года у нас начались конкретные проблемы с властями, а точнее с комитетом национальной безопасности и управлением внутренних дел. Почти каждый из нас был неоднократно доставлен в управление внутренних дел или комитет национальной безопасности города, с ним проводились беседы, и я лично был сильно избит. То же самое происходило и с моими друзьями. На нас оказывали прямое физическое давление - предлагали стать их агентами или вообще отказаться от религии, за отказ жестоко избивали, обещали посадить за решетку. И это происходило постоянно. Не выдержав такого давления, собрав необходимую сумму денег и ничего не сказав своим родным, в 2006 году я с семьей сбежал в Чехию, - говорит уроженец Западного Казахстана.

Аналогичные истории нашему радио Азаттык рассказали и остальные десятки казахстанских беженцев, которым грозит насильственная депортация. Именно такая участь грозит в общей сложности 205 беженцам и их детям. Этих беженцев казахстанские власти называют салафитами. Но сами они себя называют последователями «Чистой веры».

ПОЗИЦИЯ ЧЕШСКИХ ВЛАСТЕЙ

Судебные власти и министерство внутренних дел Чехии считают, что так как Казахстан в 2010 году будет председательствовать в ОБСЕ, то в Казахстане не может быть преследования людей по религиозным мотивам.

Основываясь на информации Верховного комиссариата ООН по делам беженцев от 18 мая 2006 года, один из чешских судов в своем решении делает вот такие выводы в отношении казахских беженцев:

«Объединение общины братьев по вере, заявителя со специфической формой изложения ислама, скорее всего, у казахских органов вызвало повод для подозрения, что группа добивается или самостоятельно, или в связи с исламистскими субъектами изменений власти в секуляризованном государстве, которым они управляют».

(Приводим эти и другие цитаты по оригиналу перевода на русский язык, выполненного чешским судебным переводчиком).

«В общем, не происходит ни преследование, ни давление, однако существует постоянный контроль со стороны правоохранительных органов Казахстана», - говорится также в приговоре Высшего административного суда Чехии касательно утверждений казахских беженцев об их преследовании на родине.

Лагерь беженцев в деревне Вышни Лхоты, что на юго-востоке Чехии.
Тем не менее чешский суд признает факты коррупции среди работников правоохранительных органов Казахстана.

«Вымогательство с помощью угроз о сфабриковании преступления является, по словам заявителя, в Казахстане частым нарушением со стороны работников полиции, чем они хотят взыскать с ложно обвиняемого материальную прибыль – надо подчеркнуть, несмотря на конкретные характеристики (религию, национальность) обвиняемого, хотя орган управления не отвергает, что они могут злоупотребляться в отдельных случаях противозаконного действия сотрудников милиции. Хотя коррупция среди работников правоохранительных органов Казахстана является жгучей проблемой, как вытекает из информации министерства иностранных дел США о соблюдении прав человека за 2006 год от 8 марта 2007 года, казахское правительство доступными средствами стремится к ее прекращению или, по крайней мере, снижению».

Высший административный суд Чехии в одном из дел казахских соискателей статуса международной защиты, то есть, статуса политического беженца, приводит довод, что власти Казахстана в преддверии его председательства в ОБСЕ в 2010 году могут проявить добрую волю.

«Казахстан как первое неевропейское государство претендует на пост председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, можно предполагать, что казахское правительство будет значительно заинтересованным в том, чтобы международная общественность считала Казахстан государством, созданным на юридических основаниях. И на основании данного факта орган управления предполагает, что в случаях, которые бы указывали на возможность важного нарушения существующего строя страны, компетентные государственные учреждения будут проявлять интерес к справедливому исправлению», - говорится в решении Высшего административного суда Чехии.

Корреспонденты радио Азаттык обратились за комментариями по поводу ситуации казахских беженцев в министерство внутренних дел Чехии. Представитель министерства Владимир Ршепка попросил сделать запрос в письменном виде, но радио Азаттык так и не получило ответы от министерства на свои вопросы, даже по электронной почте.

Остались без ответа и наши обращения, и электронное письмо в министерство иностранных дел Чехии. Сотрудник пресс-службы чешского МИДа Иржи Бенеш пообещал нашим журналистам, что ответ будет дан в ближайшие дни.

Неоднократные попытки наших корреспондентов получить из приемного центра чешского лагеря беженцев в деревне Вышни Лхоты ответы на вопросы, связанные с жалобами беженцев-салафитов о предполагаемых нарушениях их прав со стороны чешских властей, также не увенчались успехом.

ЗАГАДОЧНЫЕ САЛАФИТЫ. ЧТО ГОВОРЯТ РОССИЙСКИЕ ЭКСПЕРТЫ?

Старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии Российской академии наук Ахмед Ярлыкапов объясняет движение салафитов следующим образом:

«Кто такие салафиты? Это очень трудно объяснить в юридических терминах. Салафиты – это очень широкий термин. Салафиты – это мусульмане, которые говорят, что они следуют опыту предков времен пророка Мухаммеда. Но это слишком широкое определение, потому что практически все мусульмане говорят, что они не отрицают опыт тех времен. Они на нем и основываются.

Салафиты очень часто себя противопоставляют так называемому традиционному исламу. Для них очень важно, чтобы в мире восторжествовали законы Бога. Именно поэтому они против конституции, светских законов и так далее.

Часто особенно такие радикальные группы салафитов действительно выступают за то, чтобы свергнуть правительство и изменить суть государства. Для них очевидно, что государство должно быть основано на законе Бога, то есть на Коране, который для салафитов является конституцией. Земные законы, придуманные человеком, для них не являются авторитетом».

По словам Ахмеда Ярлыкапова, салафиты не представляют опасность для общества, как другие радикальные группировки, деятельность которых запрещена в странах Центральной Азии.

- Очень трудно кого-то конкретно запретить. Если запрещать, то можно запретить «Хизбут-Тахрир», потому что эта группа является политической партией. А салафитов очень трудно запретить, - говорит Ахмед Ярлыкапов.

Михаил Рощин, старший научный сотрудник Института востоковедения в Москве, наоборот, рассказывает о потенциальной опасности некоторых течений салафитов.

«Когда речь идет о салафизме или ваххабизме, власти начинают бояться. Потенциальная опасность разных таких радикальных течений есть. Салафизм стал базой ряда радикальных течений. Его можно также назвать течением фундаментализма в исламе или течением политического ислама.

Соответственно, преобразования могут осуществляться либо мирным путем, либо радикальным путем, то есть с помощью каких-то восстаний или джихада. Поэтому тут есть разница: есть умеренные салафиты, которые не настаивают на вооруженном пути, также существуют некоторые салафиты, которые настаивают на этом. Если люди становятся на путь вооруженного джихада, то они, соответственно, ведут вооруженную борьбу. Мы знаем такие прецеденты, которые имели место на Северном Кавказе», - говорит российский ученый Михаил Рощин.

КАЗАХСКИЕ ПОЛИТИКИ В ИЗГНАНИИ ЗАСТУПАЮТСЯ ЗА БЕЖЕНЦЕВ

В интервью нашему радио Азаттык бывший председатель комитета национальной безопасности Казахстана Альнур Мусаев сказал, что казахстанские власти придерживаются жесткой политики в отношении религиозных течений. Вот что говорит Альнур Мусаев, который сам находится в изгнании:

“Как человек, работавший по линии обеспечения национальной безопасности, я знаю, что такие направления действительно подвергаются жестким репрессиям в Казахстане.

В тот период, когда я работал в КНБ, основное направление было выявлять склонные к террористической деятельности группировки «Хизбут-Тахрир», а салафитов тогда не было, или они, видимо, находились в зачаточном состоянии. Во всяком случае, западно-казахстанские подразделения КНБ не докладывали в центр о ситуации вокруг салафитов. Это, возможно, явление последнего времени.

Казахские беженцы-салафиты проводят митинг протеста в центре Праги 7 февраля 2009 года.
Еще с советских времен принято каждое незнакомое течение подвергать сплошному тотальному контролю. И тут ситуация аналогичная получается. Контролируются любые вновь появляющиеся исламские течения. И в связи с этим подверглись репрессиям эти салафиты. Однозначно, что осуществлялись оперативно-розыскные мероприятия в отношении них. Видимо, по этой причине они сбежали.

Нынешняя политика в отношении религиозных течений достаточно жесткая. Власти Казахстана сейчас боятся любых объединений, на любой почве, в том числе и на религиозной почве”.

Как и некоторые правозащитники, председатель оппозиционной партии "Атамекен", сам политэмигрант, Ержан Досмухамедов выступает в поддержку казахских беженцев и говорит о нарушениях прав этих граждан. В своем открытом письме президенту Чехии Вацлаву Клаусу Ержан Досмухамедов утверждает:

«Знакомство с обстоятельствами конкретных дел беженцев, а также c фактологическим материалом показывает, что были неоднократно нарушены их права в контексте Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В частности, некоторые ранее прибывшие беженцы получили статус политического беженца, однако другим казахским гражданам (прибывшим позже, но в силу тех же причин) в предоставлении такого статуса было отказано.

Следовательно, по существу государственные органы Чехии совершили акт государственной дискриминации в отношении иностранных беженцев, прибывших в страну - участницу указанной Конвенции».

Некоторые казахские беженцы-салафиты на митинг протеста пришли со своими детьми. Прага, 7 февраля 2009 года.
Ержан Досмухамедов также обеспокоен положением 45 детей казахских беженцев, которые родились в Чехии за три года скитаний их родителей в Чехии. Сотни беженцев прибывали сюда из Западного Казахстана в 2006 году.

«Особый шок вызывает и отказ в предоставлении соответствующего статуса младенцам, родившимся на территории Чехии, на основании того, что они "не подвергались преследованию на территории Казахстана". Этот факт подтверждает явную предвзятость ряда государственных чиновников и их нежелание руководствоваться фундаментальными положениями Европейской конвенции по правам человека», - пишет Ержан Досмухамедов.

В открытом письме президенту Чехии Вацлаву Клаусу Ержан Досмухамедов высказывает свое мнение о положении беженцев в Чехии:

«Подчеркну, что казахские беженцы, прибывшие на территорию Европейского союза в надежде найти нормальные условия для проживания, свободного волеизъявления и отправления своих религиозных убеждений, по существу продолжают оставаться объектом преследования и претерпевать психические травмы.

Несовершеннолетние дети растут в обстановке постоянного страха и сегодня нуждаются в психологической помощи со стороны демократической Чехии, традиционно отличавшейся после десятилетий оккупации особым гуманизмом по отношению к узникам свободы».

Правозащитники во главе с директором Казахстанского бюро по правам человека Евгением Жовтисом предупреждают беженцев, что на родине их ждут преследования. Более 50 беженцев-салафитов провели 7 февраля митинг протеста в Праге. Они подвергли критике власти Чехии, обвинив их в дискриминации казахских беженцев.

НЕКОТОРАЯ РЕАКЦИЯ ЧЕШСКИХ ВЛАСТЕЙ НА МИТИНГ 7 ФЕВРАЛЯ

Как сообщил нашему радио Азаттык пресс-секретарь общины беженцев Нурлан Канатбаев, отношение властей Чехии к их проблеме пока не изменилось, пока они чувствуют информационную блокаду и заговор молчания со стороны чешских властей. О субботнем митинге казахских беженцев сообщила только одна чешская газета «Пражский денник».

Через два дня после пражского митинга один из казахских беженцев получил отказ в предоставлении статуса политического беженца в миграционной полиции. Причем этот беженец по имени Аманбек Джумаев был единственным среди более 200 соискателей, кто не имел так называемый «негатив», то есть отказ в предоставлении статуса беженца. Об этом нам сообщил Нурлан Канатбаев, сам беженец из города Актобе, врач по профессии. После трех «негативов» соискатель статуса беженца обязан добровольно покинуть Чехию.

Аманбек Джумаев в интервью нашему радио Азаттык подтвердил эту информацию. «Негатив» дали ему в миграционном ведомстве города Заставка у Брна. Аманбек Джумаев может обжаловать это решение в региональном суде. В случае если местный суд даст «второй» негатив, то он может обратиться в Высший административный суд.

Аманбек Джумаев говорит, что офицер миграционного ведомства вручил ему и резолюцию их митинга в Праге 7 февраля. Аманбек Джумаев говорит, что оставил этот документ, не совсем понимая, как он там мог оказаться так быстро, учитывая скорости местной бюрократии. Но Аманбеку Джумаеву резолюцию их митинга протеста передали вновь, через представителя социального общества «Нонстоп», который помогает казахским беженцам.

Именно Аманбек Джумаев отвозил на старенькой машине своих товарищей, семью Нургалиевых, в лагерь беженцев в деревне Вышни Лхоты, спасая их от депортации 1 февраля 2009 года. Теперь депортация грозит самому Аманбеку Джумаеву. Журналисты радио Азаттык сопровождали их на протяжении всей их поездки из города Брно в лагерь беженцев на границе с Польшей.

Видеосюжет об этом событии, когда семья казахских граждан сдавалась в чешский лагерь беженцев, можно увидеть здесь.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG