Доступность ссылок

Почему 30 лет назад в Казахстане пытались создать Немецкую автономию

  • Болат РЫСКОЖА

Областной партийный комитет несозданной Немецкой автономии вполне мог разместиться в нынешнем здании администрации Ерейментауского района. Фото с сайта http://www.ereymentau.ru

Областной партийный комитет несозданной Немецкой автономии вполне мог разместиться в нынешнем здании администрации Ерейментауского района. Фото с сайта http://www.ereymentau.ru

Тридцать лет назад Кремль решил создать в Казахстане Немецкую автономию. В ответ жители Целинограда оказали противодействие - план Политбюро провалился. До сих пор неизвестно, кто организовал сопротивление кремлевской задумке.

Казалось, все было готово к тому, чтобы идея Немецкой автономии в Казахстане в июне 1979 года воплотилась. Были подготовлены соответствующие документы, обозначены территории автономии (о каких территориях шла речь, мы скажем ниже), выбраны кандидатуры на должности первых руководителей автономии, однако в последний момент сорвалось.

Столицей автономии чуть было не стал городок Ерментау, центр одноименного района. Этот район входил в состав то Карагандинской области, то Акмолинской. В 1997 году городу вернули казахское название Ерейментау.

Причиной провала создания Немецкой автономии послужило выступление казахской студенческой молодежи города Целинограда, нынешней Астаны, против инициативы Москвы.

СОЗДАТЬ НЕМЕЦКУЮ АВТОНОМИЮ РЕШИЛИ НА ПОЛИТБЮРО

Руководители как союзного, так и казахстанского государства долгое время отрицали сам факт существования подобных документов. Поэтому люди так называемого застойного времени так и не могли узнать, где - правда, а где – ложь: действительно ли была попытка учредить Немецкую автономию, или это досужие разговоры, провокация?

Но после прихода к власти Михаила Горбачева, а вместе с ним таких понятий, как «гласность» и «перестройка», информированные люди заговорили на эту тему вполне откровенно.

Самыми сведущими людьми по созданию автономии, кроме главы государства Леонида Брежнева и председателя КГБ СССР Юрия Андропова, были лидер Казахстана Динмухамед Кунаев, начальник 5-го управления (защита конституционного строя) КГБ СССР генерал Филипп Бобков и бывший первый секретарь Целиноградского обкома партии Андрей Браун.

Первые двое, кроме своих подписей на документе об автономии, никаких свидетельских показаний не успели оставить. Остальные трое высказались достаточно определенно, но ни один из них так и не ответил на главный вопрос: кто организовал «стихийное» выступление народа против решения Политбюро?

Итак, попытка образования Немецкой автономии 30 лет назад, в июне 1979 года, на территории Казахстана была. И это подтвердили не только основные участники процесса, но и многочисленные свидетельства и документы.

Как это происходило, как отнеслись к подобному решению казахи и немцы и кто сорвал «решение партии и правительства» – об этом в журналистском расследовании нашего радио Азаттык.

СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ НЕ ХОТЕЛА, ЧТОБЫ НЕМЦЫ УЕЗЖАЛИ

К идее создания Немецкой автономной области в Казахстане в первую очередь привел массовый выезд немцев в Западную Германию в 1970-е годы. Это было во многом связано с тем, что советские немцы все больше и больше теряли надежду на возможность восстановления Автономной республики немцев Поволжья, которая, как известно, существовала до 1941 года.

В августе 1976 года ЦК КПСС поручил группе ответственных работников под руководством председателя КГБ СССР Юрия Андропова сформулировать предложение по образованию Немецкой автономии.

Через два года рабочая группа приняла положительное решение и внесла предложение о предоставлении автономии немецкому населению в Казахстане, с центром в городе Ерментау, недалеко от Целинограда. Территория автономии должна была составить около 46 тысяч квадратных километров с населением в 202 тысячи человек. Первоначально немцы должны были составить в автономии около 30 тысяч, но с последующим их увеличением.

Монумент перед нынешним зданием администрации Ерейментауского района. Фото с сайта http://www.ereymentau.ru
Для скорейшего решения вопроса в партийной верхушке Казахстана была создана комиссия под руководством второго секретаря ЦК Компартии Казахстана А. Коркина. После детальной проработки всех вопросов комиссией уже на месте, в Ерментау, 15 июня она передала в ЦК КПСС конкретные предложения о составе и границах автономии.

На 18 июня было запланировано проведение торжественного собрания по поводу создания Немецкой автономии в присутствии первого секретаря ЦК КП Казахстана Динмухамеда Кунаева. Руководителем автономии должен был стать первый секретарь Краснознаменского райкома партии Целиноградской области немец по национальности Андрей Браун.

Дело оставалось за малым: провести торжественное мероприятие, устроить народное гулянье и подписать правительственный указ. Но случилось непредвиденное, и все сорвалось в самый последний момент. Трехлетняя работа высших государственных чинов в один миг ушла коту под хвост.

СВИДЕТЕЛЬСТВА ГЛАВНЫХ ИГРОКОВ

Теперь самое время обратиться к одному из главных участников тех событий, так и не состоявшемуся лидеру Немецкой автономии, бывшему первому секретарю Целиноградского обкома партии Андрею Брауну. Цитируем по книге Данияра Ашимбаева и Виталия Хлюпина "Казахстан: опыт реконструкции. История власти". Вот что пишет в своих воспоминаниях Андрей Браун:

«Решение о создании Немецкой автономной области на территории Казахстана было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС в Москве в июне 1979 года, по предложению Ю. Андропова и поддержке Л. Брежнева, М. Суслова и других членов Политбюро. После этого в Казахстане был сформирован оргкомитет во главе со вторым секретарем ЦК КП Казахстана Коркиным.

Центром области должен был стать город Ерментау, расположенный в ста километрах восточней Целинограда. Намечалось включить в состав автономии земли Ерментауского и Селетинского районов Целиноградской области, Валихановского – Кокчетавской и Молодежного – Карагандинской областей.

Делалось всё как всегда: секретно, топорно, без учета мнения местного населения, не учитывая такой важный фактор, что земли Ерментауского района имели историческое значение для казахов. Именно в этих местах родился народный батыр Богембай, один из руководителей борьбы с джунгарами.

После принятия решения Политбюро, через некоторое время, в области уже гуляли слухи, что будет создаваться автономия, а немного погодя мне даже начали звонить и спрашивать, правда это или нет, хотя я знал столько же, сколько и они. В область прибыла комиссия во главе с А. Коркиным, она в городе Ерментау подбирала здания для административных учреждений, уточняла границы будущей автономии и подбирала кадры. Первым секретарем области намечали меня, председателем облисполкома М. Сагдиева и вторым секретарем А. Шабатова, были подобраны кандидатуры и на другие должности.

После этих мероприятий секретов уже не было. Ко мне начали обращаться и высказывать свои мнения такие известные руководители хозяйств, как Герои Социалистического Труда Яков Яковлевич Геринг, Вильгельм Давыдович Бурбах и другие, которые одобрительно относились к созданию автономной области.

Монумент «Стела Боганбай батыра», установленная на холме при въезде в город Ерейментау в 1997 году. Фото с сайта http://www.ereymentau.ru
Некоторые высказывали резко противоположные мнения, что, мол, немцев опять хотят загнать в безлюдные степи, чтобы осваивали там землю. В какой-то мере так оно и было, в состав автономии в основном должны были войти окраинные районы областей с малочисленным населением и очень низким экономическим потенциалом.

Первые демонстрации и акции протеста произошли 16 июня, когда на площади имени Ленина собралось около тысячи человек студентов-казахов из вузов, учащихся техникумов и СПТУ, взрослого населения почти не было».

Здесь воспоминания Андрея Брауна требуют некоторой корректировки и дополнения. Он говорит, что в демонстрации протеста в основном приняла участие казахская молодежь. Однако по свидетельствам других очевидцев, в акции приняли участие в основном ветераны войны, а молодежь лишь поддержала их. И среди ветеранов были не только казахи, но и представители русской и других национальностей.

Более того, есть версия относительно того, что студенты-немцы Целиноградского сельскохозяйственного института хотели устроить контрмитинг, но их вовремя отговорили преподаватели вуза. Об этом пишет газета «Известия-Казахстан» в августовском номере 2007 года.

КАК БЫЛИ УКРОЩЕНЫ ВОЛНЕНИЯ

Вернемся к воспоминаниям Андрея Брауна о манифестации. Далее он пишет следующее:

«Лозунги были на русском и казахском языках: «Казахстан неделим», «Нет немецкой автономии», «Долой немцев», «Уезжайте, откуда приехали» и другие. Со ступеней Дома Советов молодой человек зачитал обращение, которое было выдержано в духе того времени. К демонстрантам обратился на двух языках З. Шайдаров, второй секретарь обкома. Он сказал, что информации о создании автономии у областного руководства нет, такие документы не приняты ни в Москве, ни в Алма-Ате.

Во вторник, 19 июня, в десять часов на улице Ленина опять появились колонны, на площади собралось уже несколько тысяч человек,
«Я разговаривал по телефону с первым секретарем ЦК КП республики Д. Кунаевым и могу заверить, что никакой автономии не будет!»
лозунги были те же. Опять зачитали текст обращения демонстрантов, где говорилось, что в Казахстане проживает более ста национальностей, все живут дружно и делить Казахстан между народами нельзя.

Перед демонстрантами выступил первый секретарь обкома Н. Морозов, он охарактеризовал международное положение, которое демонстрантов в данный момент мало интересовало, сообщил, что в этом году ожидается хороший урожай зерновых. А что касается автономии, то этот вопрос «на повестке дня не стоит и никогда не стоял», и дальше: «Я разговаривал по телефону с первым секретарем ЦК КП республики Д. Кунаевым и могу заверить, что никакой автономии не будет!» - и в завершение разговора сказал: «У нас много проблем, давайте мирно разойдемся».

И в конце своего повествования Андрей Браун признается, что он был противником создания Немецкой автономии в Казахстане. Объяснял он свою позицию тем, что надо было сделать в России, где раньше была Автономная республика немцев Поволжья. Коль Россия отказала, пишет Браун, то почему Казахстан должен соглашаться?

Насколько искренен сегодня коммунист Андрей Браун, нам трудно судить, но одно известно: почти все мемуаристы, особенно советские, страдают одной болезнью - показать себя задним числом как можно в лучшем свете.

Депутат парламента, писатель Алдан Смаил также очевидец этих событий. В то время он работал в Целинограде, в областной казахской газете. Алдан Смаил в интервью нашему радио Азаттык говорит, что в июньский день 1979 года на площади перед областным комитетом партии собрались около 500 человек, впереди шли ветераны Второй мировой войны и женщины. То есть в демонстрации протеста, действительно, участвовали сотни людей. Алдан Смаил подтверждает, что протестующая толпа разошлась только после выступления первого секретаря обкома партии Николая Морозова, который объявил:

«Я разговаривал с большим начальством, с Алма-Атой, никакой автономии не будет, расходитесь по домам». Народ зашумел, раздались голоса с требованием объяснений о тайной подготовке создания автономии. Николай Морозов коротко сказал, что никаких причин для волнений нет, что проблема решена окончательно. С тем люди и разошлись. Хотя пригрозили на следующий день собраться еще раз, что разговор будет круче, если слова Морозова окажутся неправдой. Так волнения спали на нет.

КГБ: ПОРАЖЕНИЕ ИЛИ ПОБЕДА?

Раздосадованный поражением, начальник 5-го управления КГБ СССР генерал Филипп Бобков, который был ответственным за успех мероприятия, провел свое чекистское расследование. Он пытался выяснить, откуда произошла утечка информации и кто организовал акцию протеста? Ведь ясно было, что такое мероприятие, как массовое политическое выступление, без покровительства сверху трудно было организовать.

Герб города Ерейментау. Фото с сайта http://www.ereymentau.ru
Тем более что та же газета «Известия-Казахстан» со ссылкой на очевидцев пишет, что «участники демонстрации шли стройными рядами, за порядком следили дежурные в нарукавных повязках».

Филипп Бобков так и не нашел организаторов выступления, хотя он добросовестно допросил множество людей. В своей книге «КГБ и власть», рассказывая о попытке создания Немецкой автономной области в Казахстане, он избежал этого щекотливого момента. Но может, Бобков и не старался найти организаторов? Может, создание Немецкой автономии в Казахстане было тонко разработанной политической игрой главного чекиста страны Юрия Андропова?

Ведь известно, что решение о создании Немецкой автономии возникло по настоятельной просьбе правительств ГДР и ФРГ. Вот и решили, наверное, показать миру и двум Германиям «добрую волю» Советского правительства в отношении советских немцев, однако народ, который «сам принимает решение», выступил против.

Никто из ответственных чиновников не пострадал за срыв этого государственного мероприятия. Были исключены несколько казахов-студентов из вуза, но очень скоро они были восстановлены. Все это заставляет задуматься, что в этом деле не все так чисто и эту тайну мог знать только узкий круг лиц. Да и тех уже нет на свете. Разве что Филипп Бобков когда-нибудь раскроет секреты.

Долгое время тайным организатором «стихийного выступления» целиноградцев в народе считали самого главу государства Динмухамеда Кунаева. Однако Кунаев в своих воспоминаниях не взял на себя такую ответственность. Вот что в частности написал Динмухамед Кунаев по поводу Немецкой автономии в своих мемуарах:

«Бывало и такое, что постановления, принятые на Политбюро, по разным причинам не выполнялись. Именно так произошло с несостоявшимся в ту пору образованием на территории Казахстана Немецкой автономной области. Это решение приняли по инициативе Андропова, в ответ на многочисленные запросы, письма, предложения о создании новой автономии. Но не успели просохнуть чернила на документе, как в ЦК Компартии Казахстана, в ЦК КПСС посыпались письма и телеграммы, в том числе и от лиц немецкой национальности, с мотивом – не торопиться с образованием автономии в Казахстане, поскольку советские немцы намерены были воссоздать свою автономию в Поволжье».

Очень схоже с Динмухамедом Кунаевым о попытке создания в Казахстане Немецкой автономной области рассуждает в интервью
Я хорошо знаю настроение немцев того времени, когда хотели создать Немецкую автономную область в Казахстане. За этой акцией немцы не стояли. Многие из нас даже были против.
нашему радио Азаттык писатель, переводчик, казахстанский немец Герольд Бельгер:

«Я хорошо знаю настроение немцев того времени, когда хотели создать Немецкую автономную область в Казахстане. За этой акцией немцы не стояли. Многие из нас даже были против. Немцы хотели только одного: восстановления своей республики в Поволжье.

Когда казахи поднялись против создания на своей территории Немецкой автономии – я лично это приветствовал. Почему? Потому что все казахстанские немцы были благодарны казахскому народу за теплый прием в труднейшие для нас годы. А встав на ноги, претендовать на землю казахов было бы неблагодарностью с нашей стороны.

Эта затея родилась в голове Брежнева под давлением ГДР и ФРГ. И хорошо, что она провалилась».

Журналисты радо Азаттык, исследуя тему Немецкой автономии, попытались получить комментарии из официальных источников – Института истории и этнографии имени Шокана Валиханова и Института истории государства при министерстве образования и науки, но, к сожалению, их руководители, сославшись на занятость, отказались от каких-либо комментариев по телефону.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG