Доступность ссылок

Рахат Алиев принялся за Декабрь 1986 года, целится в Назарбаева, но попадает в Кунаева

  • Болат РЫСКОЖА

Динмухамед Кунаев возглавлял Казахстан многие годы, вплоть до самого 16 декабря 1986 года.

Динмухамед Кунаев возглавлял Казахстан многие годы, вплоть до самого 16 декабря 1986 года.

Рахат Алиев очередную порцию компрометирующих Назарбаева документов посвятил Декабрьским событиям. Однако, тут вырисовывается, скорее всего, неприглядная роль Кунаева, предшественника Назарбаева.

РАХАТ АЛИЕВ ПРИЗЫВАЕТ НУРСУЛТАНА НАЗАРБАЕВА ПОКАЯТЬСЯ

Трагическим Декабрьским событиям 1986 года в Алматы скоро будет 22 года. Но до сих пор, почти четверть века, многое в этой истории находится под грифом «секретно». За тайны Декабря неожиданно взялся Рахат Алиев.

За эти 22 года про Желтоксан опубликовано много интересных, а порою и шокирующих материалов. Все они издавались ограниченным тиражом и, в основном, на собственные средства участников Декабрьских событий. До массового читателя они так и не дошли. Многие это связывают с личностью президента Нурсултана Назарбаева, которому, якобы, не выгодно открывать завесу тайны недалекого прошлого.

Вот и Рахат Алиев, бывший руководитель КНБ и бывший зять Нурсултана Назарбаева, призывает заново взглянуть на Декабрьские события 1986 года. В своем опубликованном в середине октября материале на сайте LiveJournal – «Живой журнал» Рахат Алиев занимается теперь не только раскрытием тайн Акорды и публикацией компрометирующих телефонных разговоров предположительно высокопоставленных чиновников страны, но и поднимает свой уровень политической деятельности до общенациональной проблемы, до раскрытия главного секрета современного Казахстана.

Статья Рахата Алиева называется «1986 год. Н. Назарбаеву: без покаяния нет прощения…» Рахат Алиев вновь и вновь возвращается к теме люстрации, впервые поднятой в этом году независимым журналистом Сергеем Дувановым.

Правда, оппоненты Рахата Алиева, как со стороны власти, так и - оппозиции, говорят, что Рахат Алиев не имеет право поднимать столь деликатную тему, как покаяние, так как сам он был вовлечен в политические репрессии. И если он требует от казахстанского истеблишмента покаянного очищения, то в первую очередь должен начать с себя, говорят оппоненты Рахата Алиева. Все эти дискуссии были опубликованы в интернет-сайте нашего радио Азаттык в последние недели.

НУРСУЛТАН НАЗАРБАЕВ ОБВИНЯЕТ ДИНМУХАМЕДА КУНАЕВА

Казахстанцев в те декабрьские дни 1986 года среди множества других вопросов больше всего волновало одно: почему Кремль посчитал, что в Казахстане нет достойной замены Динмухамеду Кунаеву? Почему на должность первого руководителя республики пригласили человека со стороны, никому неизвестного в Казахстане Геннадия Колбина?

В том, что первым руководителем Казахстана Москвой был назначен Геннадий Колбин, Нурсултан Назарбаев обвиняет Динмухамеда Кунаева. Рахат Алиев приводит в своей статье материалы, которые, по его утверждению, сохранены им лично, когда архив КНБ по Декабрьским событиям был недавно уничтожен в секретном порядке. В публикации Рахата Алиева приводится и документ, назанным “письмом Назарбаева в парламентскую комиссию по Декабрьским событиям”. Документ датирован 1990-ым годом:

«Неприглядную роль в процессах, предшествующих Декабрьским событиям, как и непосредственно в событиях 17-18 декабря 1986 года, сыграл Динмухамед Кунаев. Еще за месяц до Пятого пленума он подал в Политбюро ЦК КПСС заявление об освобождении его от должности Первого секретаря ЦК Компартии Казахстана и, зная, кто станет его преемником, не проинформировал об этом членов Бюро ЦК. И не случайно, поскольку теперь известно, что орготделом ЦК КПСС первоначально был предложен ряд кандидатур местных товарищей. Однако, когда о них спросили мнение Динмухамеда Кунаева, то тот дал отрицательный отзыв, заявив, что в республике, дескать, подготовленных людей нет, и на пост Первого секретаря ЦК надо искать «человека со стороны»...

…Почему Динмухамед Кунаев решился на такой шаг, ставящий под сомнение его авторитет руководителя, не сумевшего за 25 лет подготовить себе достойного преемника? Думаю, роковую роль здесь сыграли личные амбиции, над которыми он не поднялся даже в наиболее ответственный период жизни республики».

Однако у Динмухамеда Кунаева на счет этой одной из ключевых загадок Декабря 1986 года было совершенно другое мнение. Вот отрывок из книги воспоминаний Динмухамеда Кунаева «О моем времени», опубликованной в 1992 году:

«Когда Михаил Горбачев вернулся из Индии, согласно нашей договоренности я приехал в Москву. Был у Михаила Горбачева и вручил ему заявление с просьбой рассмотреть вопрос о моем уходе на пенсию.

В заявлении указал, что ЦК КПСС свыше сорока лет оказывает мне высокое доверие и скоро исполняется 21 год, как состою в составе Политбюро ЦК КПСС. Глубоко признателен ЦК за поддержку и помощь, оказанную в практической деятельности за длительный период моей работы. Он принял заявление и сказал, что поддерживает мою просьбу. Вопрос вынесет на рассмотрение Политбюро.

В конце разговора спросил Михаила Горбачева о том, кто будет секретарем вместо меня. Он ответил: «Позвольте это решить нам самим». Затем мы попрощались, и я уехал в Алма-Ату».

В Казахстане из-за Декабрьских событий невзлюбили не только Геннадия Колбина, но и Михаила Горбачева. Поэтому к высказываниям последнего многие относятся с недоверием, считая, что бывший Генеральный секретарь Коммунистической партии задним числом хочет оправдать свою роковую ошибку перед казахстанцами. И все же казахстанцы должны знать, что говорит Михаил Горбачев об этом деле спустя годы.

Приводим отрывок из книги Михаила Горбачева «Жизнь и реформы», опубликованной в 1995 году:

«Смысл его (Кунаева) рассуждений состоял в том, что осложнение обстановки в Бюро ЦК связано с интригами премьер-министра Нурсултана Назарбаева, который рвется к власти. Динмухамед Кунаев крайне негативно характеризовал его, все время повторял:

– Это опасный человек. Его надо остановить.

…Естественно, возник разговор о возможном преемнике. Динмухамед Кунаев не назвал ни Камалиденова, ни Ауельбекова, ни тем более Назарбаева.

– Михаил Сергеевич, – сказал он, – сейчас некого ставить, тем более из местных казахов. В этой сложной ситуации на посту первого секретаря должен быть русский».

Разговор между Михаилом Горбачевым и Динмухамедом Кунаевым происходил 5 декабря 1986 года. За одиннадцать дней до назначения Геннадия Колбина Первым секретарем ЦК компартии Казахстана.

ДИНМУХАМЕД КУНАЕВ ВАЛИТ ВСЁ НА ГЕННАДИЯ КОЛБИНА

После Декабрьских событий многих казахстанцев волновали еще два вопроса: кто из отечественных государственных деятелей смалодушничал в те трагические дни и повел себя как карьерист и приспособленец? Почему не нашелся человек, который вышел бы к молодежи 17 декабря 1986 года на центральную площадь имени Леонида Брежнева и поговорил бы откровенно обо всех происходящих в стране событиях?

Президент Нурсултан Назарбаев обвиняет своего бывшего патрона и оппонента Динмухамеда Кунаева и в этом. Вот отрывок из предполагаемого письма Нурсултана Назарбаева в парламентскую комиссию по расследованию Декабрьских событий:

«Мы в Бюро ЦК были свидетелями того, как 17 декабря 1986 года Динмухамед Кунаев отказался от предложения выйти к демонстрантам. Хотя, на мой взгляд, он сам, по собственной инициативе должен был поговорить с молодежью. Да и потом никто не препятствовал ему проявить человеческое участие в судьбе репрессированных юношей и девушек. Он же самоустранился с самого начала. В частности, на наше предложение Динмухамед Кунаев ответил, что пусть с демонстрантами говорят С. М. Мукашев или Нурсултан Назарбаев и, срочно покинув кабинет Геннадия Колбина, уехал домой. Думаю, в тот момент он уже хорошо сознавал, что не ради его защиты собралась на площади молодежь. К тому же чувствовалось, что ему страшновато выходить к стихийно собравшейся, негативно настроенной толпе, с которой он не знал о чем и как говорить».

Динмухамед Кунаев еще при жизни дал опровержение уничижительному обвинению со стороны НурсултанаНазарбаева в свой адрес. Приведем отрывок из книги Д. Кунаева «О моем времени»:

«17 декабря около 11 часов утра мне позвонил второй секретарь ЦК КПК О. С. Мирошхин и попросил приехать в ЦК. На мой вопрос: «Чем вызвано? Ведь я на пенсии!» он ответил: «На площади собралась группа молодежи. Они требуют разъяснить решение прошедшего вчера пленума ЦК. Было бы хорошо вам выступить перед собравшимися и объяснить суть дела». «Хорошо, – ответил я и спросил: – Согласен ли Колбин?»

Мирошхин передал трубку Колбину. Тот просил приехать в ЦК и выступить перед молодежью. Я согласился. После этого немедленно приехал в ЦК и зашел в кабинет первого секретаря ЦК, где были в сборе все члены Бюро. Они совещались, как поступить с собравшимися на площади. Колбин предложил Назарбаеву и Камалиденову выступить перед молодежью. Мне никаких поручений дано не было. О моем выступлении речь не шла, несмотря на то, что я просидел в кабинете Колбина свыше двух часов. Затем Колбин начал переговоры с Москвой и, чтобы ему не мешать, мы все, кроме Мирошхина, вышли из кабинета.

Через небольшой отрезок времени Колбин собрал всех членов бюро ЦК и пригласил меня. Обращаясь ко мне, он сказал: «Вы свободны, отдыхайте. Мы сами примем меры и наведем порядок».

Перед уходом спросил у Мирошхина, зачем меня вызывали и почему не дали выступить. Он ответил: «Посоветовались и решили, что вам на площади выступать не надо».

В июне 1987 года в Москве, во время работы пленума ЦК КПСС, Мирошхин еще раз подтвердил, что мне не разрешили выступать на площади».

На этом радио Азаттык завершает два заочных раунда споров, прошедших между двумя руководителями Казахстана – Нурсултаном Назарбаевым и Динмухамедом Кунаевым. А читатели пусть делают выводы, кто из них ближе к истине.

Радио Азаттык в ближайшее время продолжит тему Желтоксана.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG