Доступность ссылок

Как застой в Казахстане делал из людей диссидентов. История Каришала Асанова

  • Болат РЫСКОЖА

Диссидент Каришал Асанов в своей квартире. Алматы, март 2009 года.

Диссидент Каришал Асанов в своей квартире. Алматы, март 2009 года.

Мы продолжаем рассказ, посвященный диссиденту Каришалу Асанову. В первой части мы рассказали об его отце, студенческих годах, о первых столкновениях с большими людьми, непростых отношениях с Заманбеком Нуркадиловым.

Часть 2

РАЗ СТОЛИЦА ЛИКВИДИРОВАЛА ЕГО ОБЛАСТЬ, ТО ОН ДОЛЖЕН ПОЕХАТЬ В АЛМА-АТУ И ЗАХВАТИТЬ ЕЕ

Судьба, видимо, не хотела, чтобы Каришал Асанов стал комсомольско-партийным функционером. Он только было приступил в 1959 году к новой работе со всей душой, как через полгода ликвидировали Талдыкорганскую область, а вместе с ней и все областные структуры. И Каришал остался без работы.

В те дни, по уверениям Каришала Асанова, он впервые столкнулся с пережитками трайбализма. Каришалу предложили работу в интернате. Но снова идти учителем он считал ниже своего достоинства. Ведь он уже работал завучем, инструктором обкома комсомола, он курировал комсомольские организации школ, интернатов, техникумов. Падать так «низко» он не мог себе позволить.

Нет, сказал себе Каришал, раз Алма-Ата ликвидировала его Талдыкорганскую область, то он должен поехать в столицу и завоевать ее.

Каришал Асанов еще в школьные, а затем и в студенческие годы увлекался литературой, поэзией. Иногда под настроение писал стихи, статьи. Несколько его стихов были опубликованы в газете «Лениншил жас». А однажды ему даже удалось на накопленные гонорары купить себе шикарный костюм. Тогда же, по жарким взглядам девушек, Каришал понял, что парень он - ничего, не обделен природой.

В Алма-Ате Каришал Асанов устроился работать на сценарный курс «Казахфильма», куда принимали молодых, талантливых авторов. В то время директором «Казахфильма» был Ильяс Омаров, известный деятель культуры. И по его же инициативе тратились государственные деньги на выявление талантливой молодежи. Отобранным определяли стипендию в размере 500 рублей, сумма незначительная, чуть больше студенческой стипендии, но зато это был шанс проявить свой творческий талант. Если, конечно, он есть.

Каришал Асанов в течение короткого времени написал киносценарий под названием «Человек - хозяин своей судьбы». Увы, откуда было знать наивному парню, что в советской действительности быть хозяином своей судьбы практически невозможно. Слишком поздно он понял, что был жертвой бравурной советской пропаганды - как и миллионы других людей.

Приступая к работе, вначале понятия не имел, с какого края взяться за дело. Но, обладая неплохими творческими задатками и здоровыми амбициями, сжал кулаки, стиснул зубы и сказал себе: «Если это делали другие, то и я смогу».

Каришал Асанов попросил у руководства старые сценарии и начал их тщательно изучать, а затем крепко сел за работу. И к назначенному сроку ему удалось-таки закончить сценарий полуторачасового художественного фильма. Написать-то написал, но, оказывается, продвижение сценария не менее сложное занятие, чем сама работа над сценарием. Помимо того что написал, он должен был еще перевести сценарий на русский язык. Притом за перевод нужно платить из собственного кармана. Затем один экземпляр переведенного материала сдается руководству «Казахфильма», а другой - отправляется в Москву. И тут-то начинается самое страшное: надо набраться терпения и ждать. Неизвестно, сколько пройдет лет, пока сценарная комиссия Москвы соизволит его рассмотреть. Если соизволит.

И вот тогда Каришал крепко задумался о том, что если он будет продолжать ждать у моря погоды (то бишь одобрения его сценария в Москве), то за этот период он может умереть с голоду. Несчастных 500 рублей старыми деньгами едва хватало на квартплату и хлеб.

ДОРОГУ В БУДУЩЕЕ НЕОЖИДАННО ОТКРЫЛ АБАЙ

Однажды он случайно услышал, что на Казахском телевидении объявили конкурс на вакантное место корреспондента. Молодой Каришал решил еще раз испытать свою судьбу. Трое молодых парней желали занять место корреспондента. И вот редактор всем трем претендентам дает задание. Одного направляет в сельскую местность под Алма-Атой, другого на завод «АЗТМ», а Асанова – в детский сад. К вечеру они должны сдать материал. Каришалу показалось, что ему дали самое неинтересное задание.

Целый день Каришал знакомился с работой детского сада и не знал, как осветить тему. Текст написал, но душой чувствовал, что-то не то, чего-то не хватает, нужно сделать красивое завершение. А как? В глубокой задумчивости он едет в автобусе в редакцию, проезжает проспект Абая, и тут к нему неожиданно приходит озарение. Он вспомнил двустишие Абая, посвященное образованию и детям. Именно этими стихами надо закончить статью, решает он. И прямо в автобусе карандашом дописывает последние строки.

До сих пор Каришал Асанов не без волнения вспоминает тот день, когда, по сути, решалась его дальнейшая судьба:

«Вечером редактор забрал наши работы. Мы, трое претендентов, ждали в коридоре и не находили себе места от переживания. И вот роковая минута настала. Редактор вызвал всех троих к себе, поблагодарил моих соперников за работу, а потом подошел ко мне, протянул руку и сказал: «Каришал, я тебя принимаю на работу, ты отлично справился с заданием».

Каришал и раньше был поклонником Абая, но после этого случая к личности поэта и его наследию он стал относиться с особым пиететом.

Около двух лет Каришал проработал на Казахском телевидении, где произошло его творческое становление. Познакомился со многими молодыми талантливыми журналистами, с композитором Шамши Калдаяковым, который к тому времени успел написать несколько оригинальных песен, но его никак не признавали. Во время работы на телевидении Каришал сделал много интересных репортажей, передач и вскоре сам стал узнаваемым.

И вот в зените популярности, когда он стал получать хорошую зарплату, большие гонорары, когда он приоделся как денди, он понял, что пришла пора создавать семью. Пора обзаводиться потомством, чтобы духи отца и предков не волновались за него.

Однажды он случайно знакомится со своей будущей невестой, красавицей Нурилой. Она была студенткой Казахского педагогического института. Увидев ее, он понял, что она его судьба. Эта была большая и чистая любовь. Он с жаром души стал ухаживать за ней и очень скоро покорил ее сердце.

Каришал, который с 16 лет научился самостоятельно зарабатывать на жизнь, в бытовых вопросах был очень практичным. Жизнь заставляла его быть таким. Потому на будущую супругу, хотя и полюбил ее сильно, не забывал взглянуть и с практической стороны. Уже в то время в семьях его друзей, которые женились на городских девушках, Каришал замечал проявления зарождающихся проблем между городом и аулом. Молодые расфуфыренные жены его друзей, как правило, больше говорящие на русском языке, не желали общаться с аульными родственниками мужей. Но Нуриля была не из той категории. Она была чисто казахской девушкой, придерживающейся национальных обычаев и традиций. И этим она тоже покорила Каришала.

«У меня же есть родственники в ауле. Какой был бы позор, если бы моя жена не пускала их за порог», – говорит Каришал.

Первые полгода молодые снимали жилье, а затем Каришал получил однокомнатную квартиру. Это был незабываемый момент в их жизни. В квартире, как вспоминают сегодня супруги Асановы, кроме одного дивана и немного кухонной утвари, ничего не было. Но это не мешало им чувствовать себя самыми счастливыми людьми на свете.

Вскоре они обзавелись двумя прекрасными детишками. И только по прошествии 13 лет получили трехкомнатную квартиру, где и живут по сей день.

НИКИТА ХРУЩЕВ ОБМАНУЛ ОЖИДАНИЯ КАРИШАЛА

После смерти писателя Мухтара Ауэзова в Алма-Ате был создан Институт литературы и искусства имени Ауэзова. В 1962 году Каришал Асанов переходит туда на должность младшего научного сотрудника.

Примерно через полтора года на партийном собрании обсуждали повышение цен на мясомолочные продукты. Это был 1963 год. Все профессора, кандидаты наук выходили на трибуну и горячо поддерживали решение правительства. Они говорили, это здорово, что повышаются цены на мясо, масло и молоко. После выступления каждого оратора все коммунисты бурно рукоплескали.

Каришал Асанов вспоминает это странное собрание и совсем уж непонятные выступления своих коллег: «Я, молодой сотрудник, у меня двое маленьких детей, жена получает всего 75 рублей, моя зарплата чуть больше 100. Мы едва сводим концы с концами, а тут на основные продукты питания цены подняли почти вдвое. Слушаю выступающих и не могу понять, кто из нас сумасшедший – они или я?»

Каришал сидел и писал протокол собрания. И чем больше фиксировал абсурдные выступления, тем сильнее в его душе поднимался протест. Вдруг он не выдержал и попросил слово. Ему разрешили. Председательствующий был уверен, что молодой коммунист с энтузиазмом поддержит решение партии. Он посмотрел на Каришала с одобрительной улыбкой и кивнул головой, как бы говоря: давай парень, не бойся.

Каришал вышел на трибуну и в свойственной ему от природы спокойной манере обратился ко всем присутствующим: «Товарищи! Только в прошлом году первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза товарищ Никита Хрущев сказал, что через 20 лет мы построим коммунизм. Ответьте, пожалуйста, как мы придем к коммунизму таким путем, когда людям не на что будет покупать продукты питания?»

Для ясности он перед учеными-коллегами разложил свой семейный бюджет. А потом добавил: «Вам легко говорить, вы получаете по 300 - 500 рублей, а как быть нам? Я не могу поддержать решение правительства, зная, что моя семья будет голодать».

После таких слов Каришала всех присутствующих, особенно председательствующего, словно хватил столбняк. Собрание быстро завершили.

С этого момента Каришал оказался в полнейшей изоляции. Люди боялись с ним общаться. Даже сотрудники, сидящие с ним в одном кабинете, перестали с ним разговаривать. Ровно через месяц после того злополучного собрания Каришал Асанов попал под сокращение штатов. Тогда это был излюбленный метод расправы с инакомыслящими.

МЕЧТА О ПАРТИЙНОЙ КАРЬЕРЕ НЕ УДАЛАСЬ

После увольнения Каришал Асанов три месяца сидел без работы. Как раз в это время в Казахстане образовался Комитет по кинематографии. Председателю комитета нужен был двуязычный помощник с журналистскими способностями. Каришал как раз подходил на эту роль.

Наученный горьким опытом, уже дважды гонимый, в Комитете кинематографии Каришал проработал около пяти лет относительно спокойно. Однажды способного и умеющего держать язык за зубами (здесь не знали его прошлое) сотрудника заметило партийное руководство. И пригласили инструктором отдела пропаганды Алма-Атинского обкома партии.

К этому времени дети пошли в начальную школу, а самому Каришалу было 35 лет.

Здесь Каришал Асанов заболел болезнью молодых карьеристов, когда каждый инструктор обкома только и делал, что мечтал перебраться на лучшее место, повыше. Ему захотелось наверстать упущенные возможности. Каришал давно уже убедился, что по уровню знаний, умению грамотно писать доклады на двух языках он заметно превосходит своих коллег. Как никак он успел поработать и журналистом, и литератором, и в кинематографии, и в системе комсомола, и в Институте литературы. Но эти же его способности сильно помешали ему сделать карьеру. Менее способные коллеги затаили на него злобу.

Словом, Каришал твердо решил, что пора делать партийную карьеру. Однажды руководство порекомендовало ему поступить в Академию общественных наук при Центральном комитете КПСС, которая находилась в Москве. Диплом этой Академии открывал широкую дорогу для партийных карьеристов. Он согласился не задумываясь. «В своих голубых мечтах я уже видел себя в роли регионального партийного лидера», – говорит неудавшийся партийный карьерист Асанов.

Но судьба, видимо, не захотела из прирожденного борца с коммунистической косностью создавать еще одного защитника и певца марксистско-ленинской идеологии. У него неожиданно возникли проблемы. Какие-то тайные завистники, недруги, накатали на него донос-анонимку, что якобы его реферат, который он отправил в Академию, – это плагиат.

Несправедливо оклеветанный, так и не узнавший имя кляузника, Каришал был переведен на незначительную должность в министерство культуры.

Итак, он снова вернулся в творческую среду. В министерстве культуры работы было не так много, как в обкоме партии, и, чтобы провести время с пользой, он решил попробовать себя в драматургии. За полгода написал пьесу. Пьеса оказалась удачной, но, чтобы ее раскрутить, поставить в драмтеатре, нужно было найти общий язык с большими чиновниками, а этому Каришал так и не научился - ни тогда, ни позже. Хотя этим искусством великолепно владели и владеют многие деятели культуры – и тогда, и сегодня.

СХВАТКА С МИНИСТРОМ КУЛЬТУРЫ

Тем не менее, пьеса с успехом прошла в Южно-Казахстанском областном театре и других небольших театрах Казахстана. Одними из первых, кто высоко оценил пьесу Каришала Асанова, были писатели Габит Мусрепов и Серик Кирабаев. А драматург Шахмет Хусаинов при встрече с Каришалом сказал следующие слова: «Твоя комедийная пьеса слишком хороша, чтобы ее разрешили ставить в Казахском драматическом театре. И этому первыми будут противиться не кто иные, как «комедиографы» типа Калтая».

Но главным противником продвижения пьесы Асанова оказался сам министр культуры Муслим Базарбаев. Он невзлюбил Каришала Асанова еще со времен их совместной работы в Институте литературы и искусства, где Муслим Базарбаев тогда был директором, а Асанов, как мы помним, являясь всего лишь младшим научным сотрудником, выступил против хрущевского повышения цен на продукты питания и тем самым чуть не загубил карьеру директора.

Чтобы разобраться с двусмысленностью положения, Каришал Асанов зашел к самому министру Муслиму Базарбаеву и прямо заявил: «Муслим-ага, я прошу вас, дайте ход моей пьесе и оплатите мне гонорар, и я тогда уйду с работы «по собственному желанию». На что министр ответил: «Ни за что! И вообще, ты кто такой, чтобы мне указывать?»

Убедившись, что с министром по-хорошему не разрешить вопрос, Каришал поступил по-иному. Однажды Асанов взял с собой двух своих коллег как свидетелей и пошел на прием к заведующему отделом культуры ЦК Компартии Казахстана Михаилу Исиналиеву. Но его разговор с Исиналиевым тоже вышел неконструктивным. Исиналиев не стал слушать Асанова, а вместо этого начал на него кричать.

– Зачем пришел сюда? – рявкнул Михаил Исиналиев, – ты же не работаешь в министерстве культуры!

– Я глубоко сожалею, Михаил Иванович, – сказал Асанов как можно более спокойным тоном. – Мне непонятно, почему партийный лидер столь высокого ранга, как вы, не знает, что происходит во вверенных ему учреждениях. Если не верите мне, то спросите моих коллег, числится ли сотрудником министерства культуры Асанов?

Как говорит Каришал Асанов, несколько недель спустя Михаил Исиналиев извинился перед ним.

«Я прекрасно понимал, почему Михаил Исиналиев стал грудью защищать министра Базарбаева, – вспоминает давнюю историю Асанов. – Потому что Базарбаев в то время был большим другом и хорошим собутыльником Аскара Кунаева, брата первого секретаря Компартии Казахстана. Михаил Исиналиев боялся потерять свое кресло».

Поняв, что ему не добиться правды, Каришал Асанов решает поговорить с самим Динмухамедом Кунаевым. Он трижды с открытым письмом обращается к первому секретарю Центрального комитета Коммунистической партии Казахстана, но ни разу не был принят.

Тогда неугомонный Каришал, после нескольких бессонных ночей, решает бросить вызов самому Динмухамеду Кунаеву. Он пишет письмо на имя генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. Динмухамед Кунаев как раз в это время стал членом Политбюро и получил свою первую медаль Героя Социалистического Труда. Это был 1972 год, разгар застоя.

В ожидании ответа из Москвы, от нервного перенапряжения, у Каришала обе руки покрылись экземой. (Только спустя 30 лет врачи-кардиологи ему сказали, что в тот период он перенес инфаркт.) Каришалу Асанову тогда и в голову не приходило обращаться к врачам, потому что вся его жизнь и будущее семьи оказались в подвешенном состоянии. Если с ним что-нибудь случится, то одному Богу известно, что ждет его детей. Он не имел право ни болеть, ни сдаваться.

Каришал Асанов о своих столкновениях с сильными мира сего говорит следующее: «Высшие партийные чиновники Казахстана хотели меня сломать и поставить на колени. Кто такой для них Каришал Асанов? Никто, пешка. Но они глубоко ошиблись. Я восстал против них, как Емельян Пугачев против императрицы».

Копии своего письма он направил всем высшим партийным чиновникам союзного значения. «Потому что Брежневу я не доверял, так как он был другом Кунаева», – говорит Асанов.

Пока он ждал ответа из Москвы, министр культуры Муслим Базарбаев шесть раз успел уволить Каришала с работы и все шесть раз суд восстанавливал его на прежнем месте. Суд не находил причины для увольнения. Потому что Каришал не был нарушителем трудовой дисциплины, пьяницей, не привлекался за дебоширство. И самое важное, никто из сотрудников, как ни пытались их подбить к этому, так и не дал показаний против Каришала Асанова. После шестого разбирательства в суде скандал стал известен в Центральном комитете Коммунистической партии Казахстана. Министру культуры был объявлен выговор.

Сейчас Каришал уже не припомнит все детали того периода, но, скорее всего, министр культуры получил взбучку после спущенного из Москвы в Алма-Ату письма Каришала Асанова.

И вот однажды Каришала Асанова приглашают на прием к секретарю Центрального комитета Коммунистической партии Казахстана по идеологии Имашеву. Каришал сразу понял, что это - результат его письма. Имашев принял Асанова очень вежливо, голос не повышал, все время старался его умилостивить. Похоже, он получил конкретное задание от Первого во что бы то ни стало разрешить вопрос со «скандалистом» мирным путем.

Асанов вкратце обрисовал ситуацию, из-за чего разгорелся сыр-бор, и сказал, что не хочет далее работать в министерстве культуры, затем попросил Имашева помочь ему перевестись в Академию наук.

ОТНОСИТЕЛЬНОЕ ЗАТИШЬЕ… ПЕРЕД БУРЕЙ

Имашев пошел ему навстречу и помог устроиться в “Казахскую энциклопедию” при Академии наук, которая находилась в ведении Совета министров. Всего полгода Каришал Асанов проработал на новом месте, как однажды к нему пришли несколько сотрудников из Академии наук. Они сказали, что при Академии создается объединенный профсоюзный комитет и нужен председатель на новую должность.

Как выяснилось, претендентов на должность председателя профсоюзного комитета было 11 человек. И уже пошли закулисные игры. В руководстве Академии наук и в партийных органах были свои подготовленные кандидаты на эту должность. Но рядовые сотрудники Академии наук, наслышанные о Каришале Асанове как о принципиальном человеке, захотели избрать именно его. И как ни удивительно для того периода, большинством голосов им удалось протащить своего кандидата.

Не успел Асанов проработать полгода на новой должности, как президентом Академии наук был избран Аскар Кунаев, брат главы Казахстана. Если до этого тайные и явные враги Асанова не знали, как сместить Каришала с престижной должности, то с приходом Аскара Кунаева, они решили, что это будет сделать легко. Аскар Кунаев, поддавшись шептунам, дал понять членам Ученого совета, что не хотел бы постоянно видеть рядом Асанова, тем более его подпись в важных документах. Однако интриганам это оказалось не под силу. Каришал Асанов был избран на два года, и только по прошествии этого срока его могли сместить на отчетно-выборном собрании.

По истечении двух лет состоялось очередное отчетно-выборное собрание профсоюзов Академии наук. От имени руководства собрание вел академик-секретарь президиума Академии наук Казахской ССР Салык Зиманов.

Салык Зиманов, воспринимая доклад Асанова на конференции как лебединую песню, решил все же принизить его деятельность за два отчетных периода. За всем этим явно был виден заказ сверху.

Председательствующий объявил двадцатиминутный перерыв для подготовки. Однако, как ни странно, не нашлось ни одного делегата конференции, пожелавшего критиковать работу Каришала Асанова. Выступающие или хвалили его работу, или говорили общие слова, но без критики в его адрес. Затем пошло голосование, во время которого один из представителей Казсовпрофа, заранее подготовленный для этой роли, заявил следующее: «Кареке, вы хорошо потрудились на практической ниве, теперь идите на научную работу. Думается, в скором времени вы станете и кандидатом наук».

На это Салык Зиманов мгновенно отреагировал следующими словами: «Асанов никогда не станет кандидатом наук!» В ответ Асанов улыбнулся и парировал мягко: «Кто кем станет, покажет время. Разве не так, Салык Зиманович?» Ответ Каришала прозвучал в мягкой форме, но все оценили достойную отповедь второму человеку в академической иерархии. От неудобства вокруг все смущенно заулыбались.

Когда три месяца спустя Салык Зиманов неожиданно был смещен со своего поста академика-секретаря президиума, между Каришалом и им состоялся разговор. Для одного из них он был крайне неприятным, а для другого – забавным.

Вот как об этом вспоминает писатель-диссидент Каришал Асанов по прошествии трех десятков лет:

- Я мягко поздоровался с Зимановым и сказал: «Чего не бывает в жизни, Салык Зиманович? Вы большой ученый, теперь у вас будет масса времени, и вы, наверняка, напишите не одну блестящую монографию, а из своих учеников воспитаете ученых с мировым именем».

Весь красный академик ничего не сказал своему оппоненту-диссиденту. Отвернувшись, он молча прошел мимо. Асанов был удовлетворен.

Вопреки дурным прогнозам, через четыре года Асанов успешно защитил кандидатскую диссертацию в Кыргызстане.

В начале 1986 года его пригласили на преподавательскую работу в Казахский государственный университет имени аль-Фараби. К этому времени ему было уже 50 лет. Единственным шансом раскрыть свой потенциал оставалась наука. Надо взяться за докторскую диссертацию, решил он.

Но неожиданно на политическом небосклоне страны стали происходить непонятные вещи. К власти в Советском Союзе пришел молодой генеральный секретарь Михаил Горбачев, после чего не только жизнь Каришала Асанова, но и миллионов других советских людей завертелась в бешеном ритме.

Самая драматичная и героическая полоса в жизни нашего героя только начиналась…

(Продолжение следует).

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG