Доступность ссылок

Пока в обществе будет массовой мысль о том, что все всем должны, на выборах неизбежно будет побеждать Уго Чавес местного пошиба.

Многодетных матерей заставят работать. 8 апреля новостные заголовки выглядели как сюжет футуристического фильма про крайне правую диктатуру далекого будущего. Так и представлялось, как полиция обходит дома, отрывает матерей от рыдающих детей и насильно отправляет пахать в поле. Потом оказалось, что журналисты опять все неправильно поняли, и уже через день новостные заголовки выглядели не менее странно: многодетных матерей не заставят работать. Общественность успокоилась. Но лишь до тех пор, пока разговор о тех, кого на языке канцелярита называют социально уязвимыми слоями населения, а великий русский писатель назвал «бедными людьми», не возбудил депутат Перуашев. Старожил публичной политики предложил строить для сельской молодежи общежития с одной кухней и туалетом на этаже.

Работающие бедные вообще наиболее пессимистичная черта Казахстана, где можно трудиться в поте лица без надежды исправить свое социальное положение.

Бедность — сложная глобальная, почти метафизическая в силу своей неразрешимости проблема — у нас всегда рассматривается самым вульгарным образом, как слезливый мексиканский сериал. На одном полюсе ощущение общей несправедливости. Пропасть между богатыми и бедными. Стократная разница зарплат топ-менеджеров и рядовых сотрудников и рабочих. Работающие бедные вообще наиболее пессимистичная черта Казахстана, где можно трудиться в поте лица без надежды исправить свое социальное положение. А на другом полюсе — как следствие всего этого — абсолютно левые взгляды большинства и иждивенческие настроения, с которыми обещают бороться власти, сами же их сеющие.

Репортажи про многодетные семьи, проживающие в каких-нибудь времянках в условиях крайней нужды, потому как родители не работают, не сходят с новостных лент популярных таблоидов. Реакция на нехитрые с профессиональной точки зрения материалы всегда одна и та же и хорошо объясняет отношение большинства к проблеме. Отношение довольно инфантильное. Для многих такой порог бедности оказывается шокирующим откровением, каждая публикация вызывает резонанс, обсуждение, люди распространяют ее и шлют проклятия в адрес властей, кто-то импульсивно обещает помочь страждущим. И так пару дней, после которых про семью благополучно забывают, пока в поле зрения таблоидов не попадает другая похожая семья.

Высокая рождаемость может похоронить благосостояние не только отдельно взятой семьи, но и целой страны.

Проблема в том, что при всех претензиях к действующей власти причина крайней нужды таких людей — не в политике местного акима или республиканского правительства. Есть в стране коррупция или нет, равномерное распределение народных богатств или олигархия нескольких семейств, честные выборы или диктатура — вы будете бедны при всех прочих условиях; если произвели на свет много детей, а работать не хотите. Более того, вы будете бедны, даже если честно работаете, но произвели на свет больше детей, чем способны обеспечить. Высокая рождаемость может похоронить благосостояние не только отдельно взятой семьи, но и целой страны. В восьмидесятых годах прошлого века африканская Кения динамично развивалась и внушала оптимизм международным экспертам, пока экономический рост не разрушил демографический взрыв. Рост населения сильно опередил рост ВВП, что опрокинуло возрождающееся благополучие страны. Такие исторические примеры стоит помнить и принимать во внимание, как бы вы ни были добры и чадолюбивы.

Но говорить вслух о бедности в таком ключе не принято. Сентиментальная жалость общества и лицемерная демагогия политиков — все, что допускается на заданную тему. А планирование рождаемости — вообще негласное табу в стране царящего мифа о малочисленности казахов. Тех, кто пытается задавать самые очевидные вопросы вроде «почему взрослые здоровые люди ведут себя настолько безответственно по отношению к себе и своим детям», быстро запинывают и привычно обвиняют в фашизме. Хотя первые пострадавшие в таких историях — именно что дети, которым не поможет самая искренняя жалость чужих дядь и теть. Несколько дней после репортажа им будут присылать деньги, продукты и игрушки, но уже через неделю поток сострадания иссякнет. И они опять останутся наедине со своими горе-родителями. В таком случае самым жалостливым было бы честнее брать эти семьи на пожизненное содержание, а пару дней заливать слезами клавиатуру много ума и добра не надо.

Трудно представить, кого может обмануть этот доморощенный пиар, но раз практикуют, значит даже такой прямолинейный популизм работает.

Сводить любой разговор о бедности к сентиментальным сентенциям любят не только юзеры в Интернете, но и оппозиция, и разного рода общественники, и сами власти. Все предпочитают играть на чувствах, но не взывать к разуму. К примеру, зачем министры и акимы выходят в народ в духе Гарун-аль-Рашида, проверяя потребительские цены? Ведь не за тем же, чтобы держать их силой административного ресурса. Цены будут расти или сохранять приятную стабильность, подчиняясь законам экономики, а не страху перед вылазками акима Алматы Байбека или главы Северо-Казахстанской области Султанова. И они как умные люди не могут не понимать этого, но местные правила политической игры требуют такой вот наивной демонстрации заботы о простом народе. Трудно представить, кого может обмануть этот доморощенный пиар, но раз практикуют, значит даже такой прямолинейный популизм работает.

С тем же Перуашевым, профессиональным демагогом, которого на этот раз подвело медийное чутье, судьба ведь сыграла злую шутку: он-то свое предложение выдвинул, явно рассчитывая на обратный эффект, надеясь сорвать лавры народного защитника. Председатель партии с многострадальным названием «Ак жол» давно пытается занимать на казахстанском политическом ландшафте место «социалиста». Правда, оно ему никак не дается. Идею депутата строить общежития с общими на этаж удобствами жестоко высмеяли. И даже припомнили собственные апартаменты в Анталье. Хотя справедливости ради надо сказать, что тысячи постояльцев бараков алматинской окраины, которые ютятся по несколько человек на десяти квадратных метрах, а в туалет и зимой и летом ходят на улицу, вряд ли откажутся переехать в такую «общагу». Хорошо возмущаться варварскому туалету на всех, лежа на диване в благоустроенной квартире. А когда в мороз моешься в тазу на улице — как-то не до капризов.

Обеспечить граждан бесплатным жильем не смогло ни одно государство в мире.

Только вот гуманизм депутата Перуашева не более реалистичен, чем планы правительства предоставить квартиры всем сегодняшним очередникам. Обеспечить граждан бесплатным жильем не смогло ни одно государство в мире (пара нефтяных королевств с населением 300–400 тысяч человек не в счет). А тот, кто сделает это, вероятно, заслужит Нобелевскую премию сразу и мира, и экономики. Проблему жилья практически везде решают с помощью ипотеки: взрослые, семейные люди берут банковские кредиты, за которые расплачиваются полжизни. Молодежь вскладчину снимает квартиры. А в богатой Швейцарии, например, большинство так и живет в арендованных квартирах от рождения до смерти, не пытаясь их выкупить. Потому что если честно и чего никогда вам не скажет Перуашев: никто никому ничего в этой жизни не должен, каждый устраивается как может. Тем более у нас, где даже те, кто действительно заслуживает, получают лишь символическую помощь.

У нас же вопросы бесплатного жилья, земли, лекарств, школьных обедов и книг, пособий, льгот, содержания многодетных и много чего еще, которые мало что не решают социальные проблемы, а только порождают коррупционные преступления, никак не сойдут с повестки дня.

Пора бы уже не спрашивать за бесплатный сыр, который, как известно, бесплатным бывает только в мышеловке, а спрашивать за такое качество жизни.

Пора бы уже не спрашивать за бесплатный сыр, который, как известно, бесплатным бывает только в мышеловке, а спрашивать за такое качество жизни, когда зарплаты низкие, а банковские проценты огромные; когда налоги платишь, а положенные за это гарантии в виде хороших дорог и добросовестной полиции не получаешь; когда молодые люди живут в бараках на положении гастарбайтеров, не имея шансов подняться выше позиции рабочего или уборщицы, а на рынке труда острый дефицит квалифицированных кадров. Но постановкой таких вопросов популярность в широких массах не заработаешь и трафик в Интернете не сорвешь. Поэтому депутаты упражняются в бессмысленных популистских предложениях раздать всем сестрам по серьгам, а таблоиды ищут многодетные семьи, где никто не работает, потому что «у нас работа только для своих».

Если представить себе как в футуристических фильмах наше близкое или далекое будущее, когда народ будет избирать свою власть на честных, прозрачных выборах, то любой оптимизм может быть убит вопросом о том, кому именно казахстанцы будут отдавать свои голоса. Если настроения будут развиваться в том же направлении, что сегодня, то выбор большинства оставляет мало сомнений: начинать и выигрывать будет Уго Чавес местного пошиба. Чем больше безвозмездного добра и счастья пообещает политик, тем надежней обеспечит себя всеобщей поддержкой и любовью. И неважно, собирается ли он ответственно выполнять свои обещания и выполнимы ли они в принципе — тут главное слова, сантименты и слезы на публику.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG