Доступность ссылок

Казах-земледелец из Ирана


Живущий в Иране казах Байдилла Ескелди со своей семьей. Бендер-Туркмен, Иран. Фото из семейного архива.

Живущий в Иране казах Байдилла Ескелди со своей семьей. Бендер-Туркмен, Иран. Фото из семейного архива.

Этнический казах из Ирана рассказывает о том, как в этой стране можно получить в собственность землю и как правительство регулирует вопросы землепользования.

Этнический казах Байдилла Ескелди, живущий вблизи города Бендер-Туркмен в иранской провинции Гулистан, занимается земледелием. Он в курсе протестов «по земельному вопросу», прокатившихся весной этого года по Казахстану. В интервью Азаттыку он поделился своим мнением относительно причин этих событий.

Азаттык: Мы слышали, что вы занимаетесь земледелием. Вы арендуете землю или она находится у вас в частной собственности?

Байдилла Ескелди: У моего отца было два брата. В свое время семья купила земельный участок и братья начали заниматься земледелием. Сейчас я продолжаю дело отца. Земля — наследство, доставшееся мне от отца. Мне принадлежит 40 гектаров земли. 20 гектаров в этом году мы засеяли пшеницей, оставшуюся половину — ячменем. Сейчас мы уже собрали урожай пшеницы и сдали его.

Азаттык: Кому вы сдаете урожай?

Байдилла Ескелди, живущий в Иране этнический казах.

Байдилла Ескелди, живущий в Иране этнический казах.

Байдилла Ескелди: Перед началом посевных работ мы заключаем соглашение с правительством. К примеру, килограмм пшеницы у нас принимают по 1280 туманов (0,4 доллара), килограмм ячменя — по тысяче туманов (0,3 доллара). Прошло 15 дней, как мы собрали урожай пшеницы. Через десять дней после приема урожая правительство выплатило нам деньги. Теперь мы должны приступить к уборке ячменя. Сейчас на рынке есть ячмень из Казахстана. Килограмм казахстанского ячменя продают по 700 туманов. «Казахский ячмень» по сравнению с иранским бывает твердых сортов. Мы перемалываем его на мельнице и используем для кормов.

Азаттык: Вы сеете только пшеницу и ячмень?

Байдилла Ескелди: Прежде наши предки давали земле отдохнуть и не сеяли целый год. Сейчас такой возможности нет. Если мы оставим землю под паром, то лишимся доходов. Поэтому один год сеем пшеницу, в другой год — хлопок или какие-нибудь другие культуры. Иногда сеем просо. Мы занимаемся не только земледелием, но и ремонтом техники, другими дополнительными работами.

Азаттык: Кроме вас, в Иране есть еще казахи, которые имеют в частной собственности земли и занимаются земледелием?

Байдилла Ескелди: Есть трое братьев, которые занимаются земледелием.

Орошаемые посевные площади в Иране.

Орошаемые посевные площади в Иране.

Азаттык: В Казахстане недавно прошли протесты против продажи земель сельхозназначения и предоставления земли иностранцам. Что вы думаете по этому поводу как землевладелец?

Байдилла Ескелди: Мы в курсе событий, происходящих в Казахстане. У вас земля находится в государственной собственности. Поэтому и возникла спорная ситуация. У нас вся земля находится в частной собственности, поэтому вопроса о предоставлении земли в аренду иностранцам не возникало. Земля — народная. Мы можем сдать в аренду землю другу другу, можем и продать. Сейчас у нас есть все виды техники, предназначенной для вспашки, посева, распределения удобрений. Правительство следит за тем, чтобы земля оставалась плодородной, удобрялась. Так как земля находится в нашей собственности, мы также заинтересованы в том, чтобы она не истощалась.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG