Доступность ссылок

Земельный спор и «государственный переворот»


Гражданский активист Макс Бокаев в суде. Атырау, 3 июня 2016 года.

Гражданский активист Макс Бокаев в суде. Атырау, 3 июня 2016 года.

После самого крупного в апреле протеста против земельной реформы в Атырау восемь человек оказались под подозрением «в создании угрозы национальной безопасности». В областном департаменте КНБ не говорят, по какой причине выдвинуты такие обвинения.

На основании постановления девятого управления департамента КНБ по Атырауской области от 1 июня 2016 года восемь местных активистов стали подозреваемыми в совершении особо тяжкого преступления — «создании угрозы национальной безопасности». Эти активисты выступили против планов правительства по возможной продаже и передаче земель сельхозназначения в долгосрочную аренду иностранцам, что стало бы возможным благодаря соответствующим поправкам, внесенным в земельный кодекс.

В департаменте КНБ по Атырауской области отказались прокомментировать, на каком основании против активистов выдвинуты одинаковые для всех обвинения. Неоднократные попытки репортера Азаттыка получить комментарии у руководителя следственного управления полковника юстиции А. Абугалиева не увенчались успехом. По словам сотрудников, отвечавших на наши звонки, «он проводит совещание».

«СНОУДЕН АТЫРАУСКИЙ» В ОБВИНЕНИИ

Согласно получившему распространение письменному сообщению департамента КНБ по Атырауской области, Макс Бокаев, Талгат Аян, Гатаугали Бохан, Сагынгали Капизов, Ерлан Башаков, Кубайдолла Шолак, Алибек Мусаулы и Жасулан Мусабеков, «манипулируя общественным мнением, с начала апреля начали вести активную пропагандистскую деятельность в социальных сетях, насаждая в казахстанском обществе мнение, что Глава страны и правительство республики Казахстан распродают земли иностранным гражданам и организациям».

В результате пропагандистской деятельности, говорится в заявлении КНБ, «у населения Атырауской области сформировалась устойчивая негативная позиция о распродаже земель Казахстана».

Согласно материалам следствия, активисты отслеживали настроение горожан через социальные сети и призывали народ к проведению митинга.

Гражданский активист Макс Бокаев на митинге по «земельному вопросу». Атырау, 24 апреля 2016 года.

Гражданский активист Макс Бокаев на митинге по «земельному вопросу». Атырау, 24 апреля 2016 года.

В соответствии с официальным заявлением департамента КНБ, 14 апреля Талгат Аян под ником «Сноуден Атырауский» в Facebook᾽е призывал население выйти на площадь Исатая и Махамбета.

Макс Бокаев в тот же день подал в акимат заявку на проведение митинга на площади Исатая и Махамбета 24 апреля. Несмотря на то, что 19 апреля акимат города отказал в проведении митинга, Макс Бокаев, Талгат Аян и названные лица продолжили активно призывать граждан к выходу на митинг. После проведенного в Атырау крупного митинга 24 апреля Макс Бокаев и Талгат Аян опубликовали резолюцию митинга в Facebook᾽е.

Макс — гражданский активист. Он поднимал социальные проблемы и проблемы экологии города Атырау и Атырауской области. Талгат Аян внес большой вклад в дело по сдерживанию тарифов на воду и электроэнергию. Как их можно обвинять в развале страны?

Согласно версии департамента КНБ, Бокаев с целью дестабилизации обстановки в обществе отказался от участия в работе земельной комиссии, чтобы совершить революцию, как это происходило в Кыргызстане, Украине и других странах. Несмотря на мораторий, объявленный главой государства, Талгат Аян и Макс Бокаев через социальные сети продолжили призывать население к проведению республиканского митинга 21 мая. С целью согласования своих действий со сторонниками в других городах Макс Бокаев 6 мая побывал в Уральске, 7 мая — в Актобе, 9–11 мая — в Алматы, 12 мая — в Астане, Талгат Аян в период с 30 апреля по 11 мая находился в Алматы.

Известно, что активисты призывали неравнодушных к земельным проблемам граждан к проведению мирного митинга. В департаменте КНБ эти призывы приравняли к действиям «по насильственному изменению власти».

Гражданский активист Талгат Аян в суде. Атырау, 3 июня 2016 года.

Гражданский активист Талгат Аян в суде. Атырау, 3 июня 2016 года.

3 июня Атырауским городским судом № 2 для Макса Бокаева и Талгата Аяна была избрана мера пресечения в виде двух месяцев содержания в следственном изоляторе по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 24 («Приготовление к преступлению и покушение на преступление, приискание соучастников преступления, приискание орудий преступления») и частью 3 статьи 179 («Пропаганда или публичные призывы к насильственному захвату власти»).

То есть активисты оказались в тюрьме в качестве подозреваемых из-за несостоявшихся акций протеста и митинга.

Постановление следственного отдела департамента КНБ «о сговоре на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от воли лица обстоятельствам» было поддержано прокурором городской прокуратуры Маратом Хабибуллиным и рассматривающим дело судьей Гульжихан Мутиевой.

Суд не удовлетворил ходатайства адвокатов обвиняемых об избрании меры пресечения «домашний арест» по семейным обстоятельствам.

Их взяли под арест 31 мая — в День памяти жертв политических репрессий. Это совпадение или повторение истории?

Точно такие же обвинения были выдвинуты в отношении Гатаугали Бохана, Сагынгали Капизова и Кубайдоллы Шолака. Позднее 70-летний пенсионер Бохан был выпущен под залог, а находящемуся под стражей Капизову изменили меру пресечения и выпустили под домашний арест. Так как состояние здоровья Кубайдоллы Шолака резко ухудшилось в день ареста, также было принято постановление поместить его под домашний арест.

По словам адвоката, Адильбек Мусаулы, Жасулан Мусабеков и Ерлан Башаков будут привлечены в качестве свидетелей, имеющих право на защиту.

— Это означает, что в любой момент они из свидетелей могут перейти в разряд подозреваемых, — говорит адвокат Ерлана Башакова Кайрат Демесинов.

МНЕНИЕ АДВОКАТА И ПРАВОЗАЩИТНИКА

По словам Толепкали Аянова — адвоката Макса Бокаева и Талгата Аяна, нет ни единой зацепки, которая могла быть стать основанием для обвинения по особо тяжкой политической статье.

— Их взяли под арест 31 мая — в День памяти жертв политических репрессий. Это совпадение или повторение истории? Их дело состоит лишь из четырех страниц постановления. Нет ни одного доказательства, — говорит Толепкали Аянов.

Обыск в доме Талгата Аяна. 20 мая 2016 года.

Обыск в доме Талгата Аяна. 20 мая 2016 года.

Адвокат просил суд учесть тот факт, что матери Макса Бокаева и Талгата Аяна находятся в больнице в связи с ухудшением состояния здоровья, и ходатайствовал об избрании меры пресечения «домашний арест».

— Матери Макса 87 лет. Она сейчас лежит в больнице. Мать Талгата после обыска в их доме получила инсульт и также находится в больнице. У Макса слабое здоровье, ему нужно постоянно придерживаться диеты и находиться под наблюдением врачей. Жена Талгата беременна третьим ребенком, однако ничто из перечисленного в суде не учли, — говорит адвокат.

Он удивлен тем, что суд Казахстана не выпускает под домашний арест двух граждан, не имеющих за душой ни копейки, в то время как некоторые высокопоставленные чиновники, обвиненные в хищениях больших сумм денег, находились под домашним арестом.

— Макс — гражданский активист. Он поднимал социальные проблемы и проблемы экологии города Атырау и Атырауской области, делал всё во благо страны и не изменял своей гражданской позиции. Как опытный юрист, Талгат Аян внес большой вклад в дело по сдерживанию тарифов на воду и электроэнергию, когда монополисты города Атырау намеревались беспричинно поднять цены на услуги. Как их можно обвинять в развале страны? — задается вопросом Толепкали Аянов.

Юрист и правозащитник Амангельды Шорманбаев.

Юрист и правозащитник Амангельды Шорманбаев.

На своей странице в Facebook᾽е руководитель общественного фонда «Международная правовая инициатива» в Алматы Амангельды Шорманбаев пишет, что ознакомился с опубликованным постановлением КНБ. По его словам, для того чтобы выдвигать обвинение в насильственном захвате власти, должна быть большая группа людей, собранное оружие.

— Несколько человек никогда не смогут развалить целое государство. Для этого нужна армия. Доводы о поездках Бокаева и Аяна не могут являться причиной. Это искусственно созданное обвинение. Статья 179 в Казахстане впервые применяется в отношении этих граждан, — говорит Шорманбаев.

Макс Бокаев и Талгат Аян были активными участниками несанкционированного митинга против земельной реформы правительства Казахстана 24 апреля в Атырау. Этот митинг, ставший одной из крупнейших акций протеста в истории современного Казахстана, спровоцировал акции протеста в нескольких регионах страны.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 5 мая был вынужден объявить мораторий на поправки к земельному кодексу до конца года. Вслед за этим сообщили о создании комиссии по земельной реформе, в состав которой от Атырауской области включили Макса Бокаева. Однако Бокаев отказался участвовать в работе комиссии.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG