Доступность ссылок

Окиза-апа — активная участница митинга по «земельному вопросу»


Пенсионер Окиза Махамбетова. Атырау, 8 июня 2016 года.

Пенсионер Окиза Махамбетова. Атырау, 8 июня 2016 года.

75-летняя Окиза Махамбетова привлекла внимание общественности своим активным участием в массовом митинге в Атырау против правительственной земельной реформы. Пенсионерка-геолог говорит, что «власти не решились ее арестовать».

Во время самого крупного в стране несанкционированного митинга против планов правительства по продаже земель сельхозназначения и возможной передаче угодий в аренду иностранцам 24 апреля в Атырау Окиза Махамбетова оказалась в центре внимания как самый пожилой участник акции протеста.

Речь Окизы-апы в тот день, записанная на смартфоны и видеокамеры некоторых участников митинга, распространилась в социальных сетях. На видеозаписи, сделанной репортером Азаттыка, 75-летняя почтенная женщина говорит следующее: «В нашей Конституции пишется, что земля принадлежит народу. А сейчас правительство, переворачивая Конституцию, говорит: сдадим ее в аренду, продадим. Депутаты подчиняются всем указам, поступающим сверху. От них нет толка. Мы сами виновны в этом. Мы должны собраться в единый кулак. Не дадим продать землю! Если решат стрелять, пусть стреляют!» Последние слова бабушка сопроводила тем, что распахнула на груди белый плащ, надетый поверх национального камзола, выражая готовность принять выстрелы.

Речь пожилой женщины многие расценили как признак пробуждения гражданского общества в Казахстане.

Детство Окизы Махамбетовой пришлось на тяжелые послевоенные годы. Ее семья, как и тысячи других казахстанских семей, пережила и голод, и нищету. Когда старший и младший братья ушли в армию отдать воинский долг, Окиза одна жила в одной из землянок в Атырау и окончила среднюю школу. Она рано потеряла мать, а отец работал нефтяником на месторождении Прорва.

В 1961 году она успешно прошла экзамен комиссии по отбору среди студентов в Атырау и стала студенткой Казахского горно-металлургического института в Алматы (сейчас Казахский национальный технический университет). В 1966 году после окончания института Окиза вышла замуж за выпускника Московского нефтегазового института имени Губкина Киикбая Махамбетова и вернулась на родину.

Работая в Сарыкамысском и Балыкшинском нефтегазодобывающих управлений, ее муж прошел путь от мастера до начальника управления. После смерти мужа Окиза-апа одна растила четырех детей, но продолжала работать геологом. С выходом на пенсию Окиза Махамбетова всё еще открыто высказывает свою гражданскую позицию по общественным вопросам, которые, на ее взгляд, кажутся важными.

«ТЮРЬМЫ НЕ БОЯЛАСЬ»

Окиза Махамбетова говорит, что за ее пламенную речь на митинге 24 апреля в Атырау ее никто к ответственности не привлекал. После митинга группа местных активистов, участвовавшая в митинге, была задержана сотрудниками полиции и привлечена к административной ответственности.

— Меня никуда не вызывали. Наверное, было стыдно. Тогда я сказала свое последнее слово. Ни тюрьмы, ничего не боялась, — говорит Окиза-апа.

Меня никуда не вызывали. Наверное, было стыдно. Тогда я сказала свое последнее слово. Ни тюрьмы, ничего не боялась.

Бабушка говорит, что, после того как услышала о митинге от сына, не смогла усидеть дома. В день митинга она дважды ходила на площадь, чтобы выразить недовольство поправками, внесенными в земельный кодекс. Утром того дня ей сказали, что митинг состоится во второй половине дня, и она еще раз пришла на площадь для участия в митинге. Митинг 24 апреля, собравший тысячи человек, стал для властей неожиданной акцией протеста, которая привела к таким же митингам в других городах Казахстана. Позднее властями был объявлен мораторий на поправки, вызвавшие общественный резонанс, была создана комиссия по обсуждению земельной реформы.

— В годы, когда я работала геологом, нефтяное производство переживало сложный период. Тяжкий труд бурильщиков, операторов, которые работают в степи в пронизывающий зимний холод и пятидесятиградусную жару летом, глубоко не понимают те, кто слышал, но не находился среди них. Те, кто трудился там, пережили эти трудности ради будущего поколения, ради детей, — говорит Окиза-апа.

Окиза Махамбетова привлекала внимание общественности еще до «земельного вопроса», когда поднимала различные стратегические и экологические проблемы в нефтяной отрасли. Начиная с 1990-х годов во время общественных слушаний в связи с условиями договоров по Тенгизскому и позднее по Кашаганскому месторождениям она продолжает высказывать недовольство. Бывший геолог — одна из тех, кто требует прозрачности контракта по Тенгизскому месторождению, по его пересмотру.

— Я поддерживала и поддерживаю предложение академика Муфтаха Диярова о том, чтобы Кашаганское месторождение оставили будущему поколению. Я была среди тех, кто выступал за то, чтобы газоперерабатывающий завод «Болашак» близ Атырау перевезли в Каратон, — говорит Окиза Махамбетова.

«НУЖНО БЫЛО СПРАШИВАТЬ: ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ?»

По мнению пенсионерки, после принятия Казахстаном независимости власти меньше стали чувствовать ответственность перед народом.

— Мы многое упустили из своих рук. Мы должны были постоянно спрашивать с правительства и депутатов: «Что ты сделал?» Этот же вопрос мы должны были адресовать и самому президенту. Дошли до того, что власти теперь народ за людей не считают, — досадует бабушка.

"Я не согласна с тем, что правительство распродает богатство земли без разрешения на то народа", - говорит Окиза Махамбетова. Атырау, 8 июня 2016 года.

"Я не согласна с тем, что правительство распродает богатство земли без разрешения на то народа", - говорит Окиза Махамбетова. Атырау, 8 июня 2016 года.

Окиза-апа говорит, что Атырау громко называют «нефтяной столицей», однако социальное положение его жителей не соответствует такому названию.

— Если честно, я со многим не согласна. Я не согласна с тем, что правительство распродает богатство земли без разрешения на то народа. Я не согласна с политикой правительства, которую оно ведет в отношении села. Я не согласна с кадровой политикой правительства. Я не согласна с тем, что небольшая группа людей богатеет за счет того, что принадлежит народу, — резюмировала бабушка.

Всё это клевета на народ. Это бессилие властей перед народом. Мы обязаны говорить, потому что мы люди. Какие ресурсы есть у Макса Бокаева, чтобы развалить систему Назарбаева?

Окиза Махамбетова считает активистов, которые после последнего митинга в Атырау привлекаются к ответственности по обвинению в «захвате власти», жертвами клеветы.

— Всё это клевета на народ. Это бессилие властей перед народом. Мы обязаны говорить, потому что мы люди. Какие ресурсы есть у Макса Бокаева (один из арестованных активистов. — Ред.), чтобы развалить систему [президента Нурсултана] Назарбаева? — задается вопросом пенсионерка.

Окиза-апа, как выяснилось, в курсе того, что правозащитники и независимые журналисты создали организацию «Араша» по поддержке гражданских активистов, задержанных во время протестов по «земельному вопросу».

— Дай им мой телефон, пусть позвонят мне. Я готова пойти туда, куда они пойдут, — говорит бабушка репортеру Азаттыка.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG