Доступность ссылок

Политолог, который занимается исследованием явления «джихадистов» из Центральной Азии на войне в Ираке и Сирии, в интервью Азаттыку рассказал о взаимоотношениях казахстанских властей с «нетрадиционными» религиозными группировками.

Группировка боевиков ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта», по-арабски — ДАЕШ. — Ред.), принимающая участие в боевых действиях в Сирии, в этом году неожиданно взяла под контроль некоторую часть территории Ирака и объявила о «создании халифата путем джихада». Начали появляться сообщения о сотнях казахстанцев, примкнувших к боевикам группировки ИГИЛ, которая нашла поддержку ряда сторонников группировки исламистов по всему миру. Азаттык взял интервью о присущих религиозному радикализму чертах у политолога Ерлана Карина, который занимается исследованием этого явления.

Азаттык: В последнее время появляются сообщения о сотнях «джихадистов» со всех регионов Казахстана, которые примкнули к ИГИЛ и воюют против политического режима в Сирии. Стоит отметить, что большая часть из них — выходцы из Центрального и Северного Казахстана. Особенно часто говорят о выходцах из Жезказгана и Экибастуза. Как вы думаете, в чем причина того, что выходцы именно из этих регионов чаще примыкают к ИГИЛ?

Ерлан Карин: Можно назвать две основные причины, почему граждане именно из названных вами населенных пунктов отправляются в Ирак и Сирию.

Село Кенгир, расположенное недалеко от Жезказгана. Карагандинская область, 29 октября 2013 года.

Село Кенгир, расположенное недалеко от Жезказгана. Карагандинская область, 29 октября 2013 года.

Одна из причин, наиболее часто называемая экспертами, — это особенности социально-экономического развития этих населенных пунктов. Раньше эти города мы называли депрессивными населенными пунктами. То есть, по мнению ряда экспертов, из-за безработицы, вызванной неравномерным развитием регионов и закрытием производственных предприятий, из-за недостатка средств или в связи с другими социальными проблемами молодежь в этих городах стала вовлекаться в преступные и радикальные группировки. Это привело к тому, что некоторая часть молодежи отправилась к афганско-пакистанской границе, в Сирию.

Однако устремленность молодежи к радикальным движениям нельзя связывать лишь с социально-экономическими факторами. Они не все одинаково были безработными или вышли из социально неблагополучных семей. К тому же в последние годы вышеназванным населенным пунктам правительство уделяет достаточное внимание, выделяются средства, создаются условия для открытия новых рабочих мест.

Еще один фактор, который остается без внимания местных экспертов, — это то, что казахстанцы примыкают к радикальным группировкам не только в своей стране, но также оказываются в рядах таких группировок, находясь за рубежом. И их немало.

Второй причиной является чисто социологическое явление. Как это происходит и в других сферах жизни, свою роль играет фактор знакомства. Первая волна уехавших из этих регионов в такие страны, как Афганистан и Сирия, подтягивает в свои ряды в основном своих знакомых и друзей. Во время моего исследования истории организации «Джунд аль-Халифат» в 2010—2011 годы большинство казахстанцев, которые примкнули к ней, были из западного региона Казахстана. Как я уже сказал, причина этого опять же в особенностях социально-экономического развития региона, и наряду с этим граждане из этого региона привлекали в свои ряды в качестве рекрутов своих сверстников и друзей. Откуда были первые представители, оттуда из числа знакомых из этого же региона подтягиваются и их последователи.

Еще один фактор, который остается без внимания местных экспертов, — это то, что казахстанцы примыкают к радикальным группировкам не только в своей стране, но также оказываются в рядах таких группировок (джихадистские исламистские группировки. — Ред.), находясь за рубежом. И их немало. Например, в мае этого года в Алматы перед судом предстал 20-летний парень. Он со своей семьей проживал в Швеции, где попал под влияние радикальной группировки и оттуда отправился в Сирию. Или вот такой случай. Американские правоохранительные органы выяснили, как одна гражданка Казахстана во время пребывания в США при стечении ряда обстоятельств оказалась под влиянием некоторых лиц и в качестве помощи пересылала деньги для радикальных группировок в Сирии.

Мужчина на видеозаписи о "казахстанских джихадистах", представившийся как Абу Аниса.

Мужчина на видеозаписи о "казахстанских джихадистах", представившийся как Абу Аниса.

Азаттык: В последнее время стало заметно, что власти Казахстана пытаются ограничивать информационную пропаганду ИГИЛ и других подобных ей радикально-экстремистских группировок в Интернете лишь через запреты. Может ли такой метод воспрепятствовать распространению религиозно-экстремистских идей, идеологии «призыва к джихаду»?

Ерлан Карин: Действительно, Интернет также стал мощным инструментом радикальных группировок для пропаганды идеологии призыва к джихаду. Я завершаю одно большое исследование о выходцах из Казахстана и стран Центральной Азии, которые уезжают в Сирию. Одна большая глава в исследовании посвящена религиозной радикальной пропаганде в Интернете. Если сравнивать ситуацию, которая была пять-десять лет назад, то тогда религиозная пропаганда проводилась через отдельные сайты. Соответственно, спецслужбы и правоохранительные органы занимались тем, что блокировали и запрещали такие радикальные сайты. Однако сейчас ситуация сильно изменилась. Радикальные группировки начали шире использовать не только сайты, но и возможности социальных сетей. Наряду с сайтами используют такие сети, как Twitter и Facebook.

Радикальные религиозные идеи распространяются совсем открыто и в большом количестве.

Экспертов вроде меня очень беспокоит то, что они используют также социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники», которыми особенно часто пользуется молодежь. Радикальные религиозные идеи распространяются совсем открыто и в большом количестве. Судя по данным, опубликованным недавно в СМИ, генеральной прокуратуре Казахстана удалось договориться с администрацией хостинга YouTube о том, чтобы удалить некоторые ролики пропагандистского характера, однако с администрацией сети «ВКонтакте» договориться не удалось.

Правоохранительные органы ведут борьбу со сдерживанием пропаганды радикальных группировок в Интернете и через другие каналы. Однако, на мой взгляд, Twitter и Facebook не подталкивают конкретного молодого человека к тому, чтобы тот взял в руки оружие и пошел на джихад. Основная причина — это конкретные объективные события в каждодневной жизни этого человека. Twitter и Facebook — это всего лишь средство знакомства. Правоохранительные органы должны бороться и с другими факторами. Однако некоторые вопросы находятся вне компетенции правоохранительных органов.

Азаттык: Не будет ли способствовать кампания по борьбе с возможными террористическими действиями таких известных на международном уровне экстремистских организаций, как ИГИЛ, или с известными на региональном уровне организациями, как «Джунд аль-Халифат», о которой спецслужбы Казахстана говорят как об угрозе, ограничению свободы вероисповедания мирных религиозных меньшинств в стране и дальнейшему сужению поля их деятельности? Причина, по которой я об этом спрашиваю, — это ваша новая книга о «Джунд аль-Халифат», в ходе написания которой вы объездили ряд регионов Казахстана и встречались с представителями многих группировок (выход книги ожидается в конце месяца, а 16 сентября состоится презентация доклада о проекте исследования, - ред.)?. Что вы заметили как исследователь?

В мечети татарской общины в Петропавловске. 22 марта 2014 года.

В мечети татарской общины в Петропавловске. 22 марта 2014 года.

Ерлан Карин: В своем исследовании я рассматриваю стратегию терроризма и тактику в качестве отдельной темы. Я не углублялся в религиозные процессы, происходящие в стране. Однако, несмотря на это, заметил, что одним из факторов, повлиявших на ситуацию, которая складывается в стране, стало отсутствие системной работы в сфере религии. Похоже, что новые меры, принятые со стороны государства, встретили сопротивление различных религиозных группировок в стране. Складывается впечатление, что сейчас эта политика пересматривается и власти переходят к более мягкому методу. Во время последней реорганизации правительства агентство по делам религий вошло в виде рядового комитета в состав одного из министерств, и это говорит о том, что государство в вопросах религиозной политики решило прибегнуть к новой системной стратегии или решило смягчить отношения с религиозными группировками.

Я езжу по областям и замечаю, что некоторые религиозные группировки, характеризующиеся как «радикальные», де-юре признаны незаконными, однако де-факто продолжают работать. Похоже, членам таких группировок не запрещают встречаться. Несмотря на то, что им не разрешают вести открытую и широкую пропаганду, они ведут внутреннюю деятельность. Это явление свидетельствует о том, что власти занимаются поиском решения этого вопроса. Однако, похоже, у этих поисков нет единого центра. У правоохранительных органов сформирована своя точка зрения, у комитета по делам религий — другая, и складывается впечатление, что в каждом регионе местные власти, в зависимости от особенностей религиозных группировок, ведут свою экспериментальную политику.

Азаттык: Спасибо за интервью.

Перевод с казахского языка.

  • 16x9 Image

    Галым БОКАШ

    Родился в 1976 году. С отличием окончил факультет востоковедения КазНУ имени Аль-Фараби (1998). Получил степень MPhil по истории и политике современной Южной Азии в Оксфордском университете (2007-2009).

    Владеет несколькими языками, включая английский, урду и хинди. Был на преподавательской работе в КазНУ имени Аль-Фараби, после чего занимал различные творческие и руководящие должности в республиканской газете "Қазақ әдебиетi", телевизионном агентстве "Хабар", республиканской телерадиокорпорации "Казахстан". В 2005-2006 годы занимал должность заместителя акима города Алматы. В 2009-2010 годы работал советником-посланником в посольстве Казахстана в Иране. С апреля 2010 года работает в Казахской редакции Радио «Свободная Европа/Радио Свобода» в Праге (Чехия).

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG