Доступность ссылок

Трудных подростков отправляют в спецшколы в другие регионы


Дети, занимающиеся бродяжничеством в Темиртау. Иллюстративное фото.

Дети, занимающиеся бродяжничеством в Темиртау. Иллюстративное фото.

Темиртауских подростков, совершивших правонарушения и преступления, стали отправлять в спецшколу города Кентау Южно-Казахстанской области. Правозащитник говорит, что такая практика к хорошему не приводит.


СПЕЦШКОЛА – НАКАЗАНИЕ ИЛИ СПАСЕНИЕ?

Темиртауская комиссия по делам несовершеннолетних планирует отправить 15-летнюю девушку в спецучреждение в другую область, в Южно-Казахстанскую. Опекунша девочки говорит, что не против такой меры наказания, потому что «внучка стала уже неуправляемой».

Наталья Комарова, заместитель директора по правовому воспитанию средней школы № 27 и член комиссии по делам несовершеннолетних, говорит, что девочка сбегает из дома, гуляет, где хочет.

– Учебе предпочитает работу, а во время нашего рейда поссорилась с сестрой и кинулась на нее с ножом. Мы собираемся определить ее в спецшколу, – утверждает Наталья Комарова.

По ее словам, такая же участь ждет и другого темиртауского школьника, который вскрыл несколько гаражей и машин с целью кражи. Поскольку он не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, его ждет спецшкола с особым режимом в городе Таразе, отмечает Наталья Комарова. Кроме того, по ее словам, мать мальчика могут лишить родительских прав в отношении остальных детей. Однако родительница во время визита комиссии заявила, что не допустит этого.

– Я не отдам своего сына в спецшколу и вообще отправлю его туда, где его никто не найдет. Где я буду брать деньги, чтобы навещать его и посылки передавать? Кто-нибудь об этом хоть подумал? – возмущается мать подростка.

Ее 15-летний сын тоже против нахождения в спецучреждении и говорит, что сбежит оттуда. Зато другой темиртауский подросток, наоборот, просится, чтобы его определили в спецшколу. С подобной просьбой он обратился в комиссию по защите прав детей.

– Моя мать постоянно пьет, и я больше не хочу жить дома. Только я не хочу, чтобы она узнала об этом сейчас, – пожаловался во время рейда 15-летний юноша.

Диана Ширяева, старший инспектор по делам несовершеннолетних города Темиртау, говорит, что данный вопрос пока находится на рассмотрении. Стоит отметить, что мнения родителей разделились. Одни считают, что спецшкола сможет дисциплинировать, а другие категорически против такой меры перевоспитания, уверяя, что спецучреждение только усугубит жизнь ребенку, да и добавит хлопот родителям.

Сегодня удовлетворены два материала о направлении несовершеннолетних в
Центральныe ворота металлургического комбината АО «АрселорМиттал Темиртау». Темиртау, 2009 год.
спецшколу на один год – в поселок Керней Карагандинской области и в город Кентау в Южно-Казахстанской области. По словам сотрудника полиции Дианы Ширяевой, сначала материалы рассматриваются на комиссии по делам несовершеннолетних, затем вместе с иском передаются в суд. С этого года, по ее словам, если суд рассматривает уголовное преступление, совершенное подростком, то ему могут дать не условное осуждение, а отправить на исправление в спецшколу.

– Возможно, в марте появится первая ласточка, когда в спецшколу попадут девочки из Темиртау. В отношении двух девочек материалы находятся на рассмотрении, а в отношении еще одной материал пока еще готовится, – сообщила корреспонденту нашего радио Азаттык старший инспектор по делам несовершеннолетних Диана Ширяева.

АЛЬТЕРНАТИВА ТЮРЬМЕ

Вот некоторые официальные данные касательно этой проблемы. Сегодня в Темиртау на учете в инспекции по делам несовершеннолетних состоят 350 подростков из 260 неблагополучных семей. Численность малолетних преступников, согласно статистическим данным, растет. В 2010 году к уголовной ответственности было привлечено 85 несовершеннолетних из Темиртау (в 2009 году – 74). Они обвиняются в кражах, разбойных нападениях, вымогательствах. Только условно осужденных подростков в
Диана Ширяева, старший инспектор милиции по делам несовершеннолетних управления внутренних дел города Темиртау.
Темиртау – 23 человека.

Чтобы не отправлять подростков в колонию, полицейские Темиртау определяют их в спецшколу поселка Керней, что в Бухар-Жырауском районе Карагандинской области. На «перевоспитание», а также с целью дать образование туда принимают только 15–17-летних юношей. Есть и еще одна спецшкола – в городе Таразе Жамбылской области, куда тоже направляют только юношей. Для детей младших возрастов и девочек в этих спецшколах мест нет.

– В спецшколу, как правило, попадают из неблагополучных, малообеспеченных семей. Побывав в спецшколе, которая является альтернативой колонии, подросток уже сто раз подумает, прежде чем вновь переступать черту закона, – считает старший инспектор по делам несовершеннолетних Диана Ширяева.

Теперь, по словам Дианы Ширяевой, будут отправлять в спецшколу даже 11-летних, причем туда рискуют попасть и «буйные» девочки. Перевоспитанием подростков занимается и спецшкола-интернат города Кентау в Южно-Казахстанской области.

В СПЕЦШКОЛЕ КЕНТАУ

Корреспондент нашего радио Азаттык связался с руководством этого учреждения. Трудному подростку туда, как выяснилось, попасть несложно, но в решении суда должно быть указано, что подросток направляется именно в город Кентау. Сегодня, по словам заместителя директора по режиму областной спецшколы-интерната Нурлана Ошакбаева, в Кентау находятся дети из шести областей Казахстана, в их числе и Карагандинской.

– Мы принимаем мальчиков и девочек с 11 до 18 лет. Они находятся у нас от месяца до года. Профессиональное образование мы не даем, только среднее образование. Если выпадает, что 9-й или 11-й класс ребята оканчивают здесь, то они получают аттестат и уезжают. Если, например, в мае срок у них кончается, то мы направляем ходатайство в суд о продлении срока, до окончания учебного года, – говорит Нурлан Ошакбаев.

Областная спецшкола-интернат для детей с трудным поведением в Кентау рассчитана на 150 мест, в данный момент там находятся 60 человек. По словам заместителя директора спецшколы Нурлана Ошакбаева, это учреждение закрытого типа, с жесткой дисциплиной и режимом. Распорядок дня строго по расписанию: с 8:30 до 13:30 – уроки, в 14:00 – обед, потом до 17:00 подростки под руководством учителя занимаются какой-либо работой: например, девочки шьют, мальчики выполняют столярные работы. После этого определено время отдыха.

– Ребята могут на территории спецшколы поиграть в футбол, в субботу мы водим в спортивную школу, отряды идут по очереди, а летом в бассейн. Есть центральная библиотека, возим туда ребят, но только в сопровождении. Они участвуют в соревнованиях. Талантливых детей хватает здесь, – говорит Нурлан Ошакбаев.

По его словам, несколько лет назад были побеги из спецшколы. Они происходили именно в то время, когда дети направлялись туда не по решению суда, а по решению комиссии по делам несовершеннолетних.

– Сейчас побегов нет. Есть мальчишки и девчонки, которые уже третий раз к нам попадают. Сами приходят, пишут заявление. Кто-то просит продлить срок до окончания учебного года. Так что мы можем принять и других ребят, мест свободных много. Как правило, к нам попадают за бродяжничество, непосещаемость школы. Отправляют к нам и за совершение преступлений. Вот, например, сейчас сидит девушка за грабеж. Сначала ей дали условный срок, но суд направил ее к нам, – говорит заместитель директора спецшколы в Кентау Нурлан Ошакбаев.

ПРАВА ПОДРОСТКА

Корреспондент нашего радио Азаттык обратился за комментариями к координатору рабочей группы неправительственной организации по защите прав детей Розе Акылбековой из Алматы. По ее словам, существуют стандарты ООН по правосудию в отношении несовершеннолетних и Конвенция о правах ребенка, которую казахстанским государственным органам очень важно знать, это юридический документ обязательного исполнения.

– На мой взгляд, нельзя лишать ребенка общения с родными и держать его далеко от дома. Это говорит о непрофессионализме специалистов, работающих в этой области, когда они, решив улучшить поведение детей, отправляют их куда-либо. На примере взрослых осужденных нужно понимать, что это не приносит полезных результатов. Моя практика показывает, что уже через полгода ребенок «по фене болтает». Его сложно вернуть к обычной жизни, внушить ему, что он важен для страны, – говорит правозащитник.

Роза Акылбекова также временно исполняет обязанности директора Казахстанского бюро по правам человека. Она считает, что спецшколе должна быть альтернатива: использование общественных сил – как в советское время. Тогда предприятия брали на поруки оступившегося ребенка. Она считает, что общественность должна активизироваться и добиваться того, чтобы государство, опираясь на опыт Европы и Америки, создавало условия для таких детей.

– На местном уровне, – говорит Роза Акылбекова, – исполнительным органам совместно с гражданским обществом в каждом регионе можно создать ресурсные центры. Как только полиция сообщает о факте подросткового преступления, комиссия по делам несовершеннолетних должна наводить мосты и помочь в том, чтобы этого ребенка взяли на поруки, выяснить материальное положение семьи, почему ребенок совершил кражу, например.

Если родитель, считает правозащитник, не может найти работу, то нужно помочь с трудоустройством и после этого поставить ребенка на контроль, но не разглашать эту информацию.

– Например, после школы он обязан прийти в организацию и выполнить несложное задание. Надо найти ему досуг. Это должен быть комплекс организаций. Конечно, за государственный счет, – говорит Роза Акылбекова.

Критическое мнение по поводу того, что оступившихся подростков планируют отправлять в специальную школу с жестким режимом содержания, также высказала нам и учительница из Темиртау.

– Если говорить в целом, то я против такого метода перевоспитания. Но в каждом конкретном случае нужно все равно разбираться индивидуально. Потому что одних подростков судьба и так не балует, а тут еще и спецшкола, что может поломать психику ребенка. А для других, возможно, другого выхода нет, – говорит учитель Мария Рейбандт.

Кстати, родителям, по словам правозащитника Розы Акылбековой, следует знать, что можно написать ходатайство начальнику спецшколы о переводе ребенка в другую спецшколу, ближе к дому. Сделать это вправе и сам подросток.
  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG