Доступность ссылок

Судебные заседания в отсутствие Бокаева и Аяна


Гражданские активисты Талгат Аян (слева) и Макс Бокаев на процессе, где их обвиняют в «нарушении порядка проведения митинга», «разжигании социальной розни» и «распространении заведомо ложной информации». Атырау, 12 октября 2016 года.

Гражданские активисты Талгат Аян (слева) и Макс Бокаев на процессе, где их обвиняют в «нарушении порядка проведения митинга», «разжигании социальной розни» и «распространении заведомо ложной информации». Атырау, 12 октября 2016 года.

Атырауские активисты Талгат Аян и Макс Бокаев, обвиняемые в «нарушении порядка проведения митинга», «разжигании социальной розни», отказались участвовать в начавшемся две недели назад судебном процессе. Отказ они объяснили «нарушениями их прав». Судья расценила действия активистов как «неуважение к суду».

В суд № 2 города Атырау, где проходит процесс в отношении гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна, заместитель акима Атырауской области Салимжан Накпаев и бывший аким города Атырау Нурлыбек Олжаев, вызванные в качестве свидетелей, не явились. Талгат Аян и Макс Бокаев отказались участвовать в заседаниях.

Сообщается, что 21 октября в суде в онлайн-режиме заслушают показания сотрудников министерства сельского хозяйства и министерства внутренних дел.

ОТКАЗ ОТ УЧАСТИЯ

Талгат Аян, не участвовавший в предыдущем судебном заседании, 20 октября заявил, что его права ограничиваются, ходатайства не удовлетворяются, поэтому он отказывается присутствовать в зале суда до прений.

Судья Гульнар Даулешова предупредила, что в случае, если Аян не желает участвовать в суде вовсе, то он обязан подать заявление в письменном виде.

— Суд может рассмотреть дело и без вашего участия. Это ваше право, — сказала Гульнар Даулешова.

Судья Гульнар Даулешова, председательствующая на процессе по делу Бокаева и Аяна. Атырау, 12 октября 2016 года.

Судья Гульнар Даулешова, председательствующая на процессе по делу Бокаева и Аяна. Атырау, 12 октября 2016 года.

Затем Макс Бокаев попросил предоставить ему 15-минутный перерыв, чтобы посоветоваться с адвокатами. После перерыва он зачитал заявление об отказе участвовать в судебных заседаниях. Он заявил, что не понимает, почему находился под стражей на протяжении пяти месяцев и почему ему предъявлены обвинения за реализацию гарантированных Конституцией прав на свободу слова и творчества, получение и распространение информации, участие в управлении делами государства.

Макс Бокаев сообщил, что в течение нескольких месяцев досудебного расследования дела он направил 50 ходатайств и более десяти ходатайств заявил с начала судебного процесса, но ни одно из них не было удовлетворено.

— Допрос свидетелей начался, сопровождаясь грубыми нарушениями моих прав, предусмотренных Конституцией, международными договорами, УПК: постановление суда о вызове и допросе свидетелей разрешено без моего мнения; список свидетелей стал известен моим защитникам 12 октября. Вопреки неоднократным ходатайствам стороны защиты, ключевые свидетели обвинения были допрошены дистанционно. Мне, сидящему в «стеклянном чулане», зачастую бывает не слышно, о чем говорят судья и свидетели при дистанционном допросе. Расцениваю данное судебное разбирательство как проходящее с обвинительным уклоном и имеющее предрешенный результат, — говорит Макс Бокаев.

Как заявил активист, условия содержания в следственном изоляторе и ежедневная его доставка в суд по бездорожью способствовали ухудшению состояния его здоровья и обострению желчнокаменной болезни.

— После того как Талгат нанес себе телесные повреждения, я получил большой стресс. Мою неявку в суд по состоянию здоровья суд расценивает как неуважение, — сказал Бокаев.

У входа в здание Атырауского городского суда № 2. 21 октября 2016 года.

У входа в здание Атырауского городского суда № 2. 21 октября 2016 года.

Судья сообщила, что принимает заявление Бокаева.

— Не участвовать в суде — это ваше право, однако я буду вызывать вас на каждый процесс, — говорит судья.

«ГРУБО НАРУШАЮТСЯ ПРАВА»

Защитник Жанар Бокаева говорит, что с начала судебного процесса она подала 13 ходатайств, но ни одно из них не было удовлетворено. По ее мнению, «грубо нарушаются права Бокаева». Вместе с тем видеозапись дачи показаний ключевых свидетелей — Волкова, Бекбауова, Кибраева, Досанбаева, Есильбаева — была очень некачественной, и Бокаев с Аяном не до конца поняли сказанное этими свидетелями.

— Суд проходит на русском языке. В переводах материалов по делу имеются несоответствия. Макс Бокаев не смог ознакомиться с материалами дела в полной мере. Так как в следственный изолятор запрещено проносить компьютер, у него не было возможности ознакомиться с аудио- и видеозаписями в деле, — говорит Бокаева.

Ни Бокаев, ни Аян с материалами дела не ознакомлены, также ничего не ясно с вещественными доказательствами.

Адвокат Толепкали Аянов, поддержав сказанное ею, попросил предоставить подсудимым время для полного ознакомления с материалами.

— Нам нужно время, чтобы определиться со своей позицией. Ни Бокаев, ни Аян с материалами дела не ознакомлены, также ничего не ясно с вещественными доказательствами, — говорит он.

По словам адвокатов, их заявления об ознакомлении с материалами следствия до суда не были удовлетворены.

Прокурор Марат Хабибуллин заявил, что для ознакомления с материалами дела было достаточно времени, но «Бокаев сам отказался знакомиться с ними».

Судья, листая разложенные перед ней тома дела, сообщила, что видит подписи адвокатов, подтверждающие, что в сентябре они ознакомились с материалами дела, вещественными доказательствами.

— Ходатайство адвокатов не удовлетворяется. Они поставили свои подписи, что ознакомлены с делом. Бокаев отказался ознакомиться с материалами, — говорит Даулешова.

Жанар Бокаева, обратившаяся с еще одним заявлением в начале судебного процесса, попросила соблюдать права своего подзащитного Бокаева на подачу ходатайств на любом этапе судебного процесса. Прокурор Курмет Сыдыков сказал, что считает эту просьбу неуважением к суду и проявлением недоверия.

ПОКАЗАНИЯ ЧИНОВНИКОВ

Ожидалось, что в судебном заседании в четверг будут участвовать заместитель акима Атырауской области Салимжан Накпаев и бывший аким города Атырау Нурлыбек Олжаев, присутствовавшие на митинге «по земельному вопросу» 24 апреля 2016 года на центральной площади Исатая и Махамбета в городе Атырау, и несколько других сотрудников акимата, принимавшие заявку на проведение митингов, однако в суд явились не все из заявленных свидетелей. На заседании, которое продолжилось после нескольких перерывов, свидетельские показания дали лишь двое сотрудников акимата.

Макс Бокаев (в центре) на несанкционированном митинге «по земельному вопросу» на центральной площади Атырау. 24 апреля 2016 года.

Макс Бокаев (в центре) на несанкционированном митинге «по земельному вопросу» на центральной площади Атырау. 24 апреля 2016 года.

По словам заместителя акима города Атырау Полымбета Хасанова, подсудимые обращались с заявлением дать разрешение на проведение митинга на центральной площади Исатая и Махамбета в период с 24 апреля по 25 мая.

— Мы им сказали, что центральная площадь — это не место для проведения митингов, и разрешения не дали, — сказал Полымбет Хасанов.

Хасанов сообщил в суде, что после поступления заявки Макс Бокаев и Талгат Аян были приглашены в акимат.

— После подачи заявления в апреле Макс Бокаев был в отъезде и не явился на встречу. Талгат Аян сказал, что он юрист, понимает всё, но на митинг пойдет, — говорит Хасанов.

По словам руководителя аппарата акима, после поступления заявления в мае также проводилась разъяснительная работа.

— Макс Бокаев в своем заявлении обратился с просьбой провести концерт на площади Исатая и Махамбета. Однако проведение концертов — это не работа акимата, — говорит Хасанов.

По словам Полымбета Хасанова, позднее они предложили Максу Бокаеву стать членом специальной комиссии по земельной реформе, созданной при правительстве и акимате.

— Однако Бокаев отказался принять участие в первом заседании этой комиссии и сообщил, что вынужден выйти на центральную площадь. Он сказал, что люди, слышавшие о митинге, пишут ему письма о том, что придут на площадь, а он, как человек, подавший заявление, ответственен за это, — говорит Хасанов.

Он не смог ответить на вопросы адвокатов о критериях выбора места для митинга и о том, когда именно маслихат определил места для проведения митингов.

Участники стихийного митинга «по земельному вопросу» в Атырау. 24 апреля 2016 года.

Участники стихийного митинга «по земельному вопросу» в Атырау. 24 апреля 2016 года.

Сотрудник отдела внутренней политики акимата города Атырау С. Емберген в своих показаниях заявил, что это он подготовил ответ на заявление активистов, в котором было отказано в проведении митинга.

— Мы проверяем законность и даем ответ. Центральная площадь, которую они просили, не обозначена как место для проведения митинга, — говорит Емберген.

ПОКАЗАНИЯ КИБРАЕВА И ЕСИЛЬБАЕВА

В ходе судебного заседания 19 октября были взяты показания с Рината Кибраева, представившегося журналистом-фрилансером, который пишет на общественно значимые темы в социальных сетях, и активиста из Семея Марлана Есильбаева.

Ринат Кибраев сейчас отбывает наказание в тюрьме Алматы по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных пунктом 2 статьи 309 уголовного кодекса («Организация или содержание притонов для занятия проституцией и сводничество»). Приговором суда он лишен свободы сроком на полтора года.

Свидетель обвинения Ринат Кибраев дает показания из Алматы в суде по делу Бокаева и Аяна посредством видеосвязи. 19 октября 2016 года.

Свидетель обвинения Ринат Кибраев дает показания из Алматы в суде по делу Бокаева и Аяна посредством видеосвязи. 19 октября 2016 года.

Ринат Кибраев сказал, что знаком с подсудимым Талгатом Аяном на протяжении двух лет и во время встречи с Аяном в мае этого года в Алматы они вели разговор о митингах. По его словам, во время отдыха в сауне Марлан Есильбаев и Талгат Аян обсуждали только земельную реформу.

— В тот раз я и услышал о том, что есть люди из Южно-Казахстанской области, которые окажут спонсорскую помощь в проведении митингов. Он боялся преследования правоохранительных структур и хотел передать большую сумму денег Марлану. Мне известно только это, — говорит Ринат Кибраев.

На вопрос прокурора о причине дачи показаний против Талгата Аяна он ответил, что считает, что «правда, она важна».

Марлан Есильбаев, давший показания в онлайн-режиме, рассказал, что с Талгатом Аяном познакомился в мае в Алматы, тогда же Аян передал ему «на хранение» несколько пачек денег.

— Меня заинтересовали методы мобилизации людей через создание фейковых аккаунтов в социальной сети, Талгат рассказывал об этом, я хотел научиться этому. В сауне он сказал, что за ним кто-то следит, и передал мне деньги на хранение, — говорит Марлан Есильбаев.

По словам Есильбаева, деньги он не пересчитывал, лишь хранил их у себя в доме. Он заявил, что во время обыска в июле он был напуган и передал деньги сотрудникам комитета национальной безопасности, сказав, что не знает, откуда деньги появились в его доме.

Адвокаты не задали вопросы ни одному из свидетелей, давших показания в онлайн-режиме. Они объяснили это тем, что «поддерживают своих подзащитных».

Судебный процесс по делу активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна, обвиненных в организации митинга против земельной реформы 24 апреля 2016 года, начался в Атырау 12 октября.

В суде по этому делу 17 октября дал показания через видеосвязь из Астаны шымкентский предприниматель Тохтар Тулешов, обвиняемый в попытке насильственного захвата власти. Он заявил, что передал через своих людей деньги Талгату Аяну якобы для формирования негативного общественного мнения о земельной реформе.

Читайте на эту тему: Бизнесмен Тохтар Тулешов на процессе Бокаева и Аяна

Бокаева и Аяна арестовали в мае после митинга 24 апреля в Атырау, который стал крупнейшей акцией протеста против земельной реформы. Подсудимым инкриминируют разжигание розни и распространение заведомо ложной информации, нарушение порядка организации и проведения митинга. Бокаев и Аян отвергают предъявленные им обвинения как политически мотивированные.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG