Доступность ссылок

Бизнесмен Тохтар Тулешов на процессе Бокаева и Аяна


Бизнесмен Тохтар Тулешов, шымкентский бизнесмен и свидетель обвинения по делу Макса Бокаева и Талгата Аяна.

Бизнесмен Тохтар Тулешов, шымкентский бизнесмен и свидетель обвинения по делу Макса Бокаева и Талгата Аяна.

Шымкентский предприниматель Тохтар Тулешов дал показания в суде по делу активистов из Атырау Макса Бокаева и Талгата Аяна, арестованных после стихийного митинга «по земельному вопросу». Бизнесмен, сам находящийся под судом по обвинению в попытке переворота, заявил, что якобы передавал активистам деньги на формирование протестных настроений через некоего «товарища», имя которого он отказывается называть. При этом Тулешов сказал, что никогда не видел Бокаева и Аяна и не общался с ними.

Учредитель компании «Шымкентпиво» Тохтар Тулешов в понедельник, 17 октября, дал показания в суде Атырау по делу местных активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна, которых обвиняют в «разжигании розни», «распространении заведомо ложной информации» и «нарушении порядка организации митинга». Тулешов, сам находящийся под арестом и проходящий подсудимым по делу о предполагаемой попытке насильственного захвата власти (этот процесс проходит в закрытом режиме), отвечал на вопросы через видеоконференцсвязь из суда Астаны, куда его доставили в наручниках и в сопровождении охраны.

Тулешов, которого называют в казахстанских СМИ «пивным королем», представился в суде руководителем организации «Центр анализа террористических угроз» и комиссаром Интерпол-центра Российско-Тихоокеанского региона. Он сообщил, что до ареста жил в Шымкенте, что у него 14 детей, в том числе 10 несовершеннолетних.

ТАИНСТВЕННЫЙ «ТОВАРИЩ» И 100 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ

Свои показания в суде Тулешов начал с того, что «давно изучал возможность изменения структуры власти в Казахстане путем введения должности вице-президента». По словам бизнесмена, он планировал стать вице-президентом, добившись изменения законодательства, а реализовать свои планы собирался через общественных деятелей, депутатский корпус, которые могли бы инициировать поправки и передать их на рассмотрение Конституционного совета. Затем, как сказал Тулешов, поправки могли принять в парламенте и отправить на подпись президенту.

Скриншот с видеодопроса предпринимателя Тохтара Тулешова посредством видеоконференции из Астаны. Суд № 2 города Атырау. 17 октября 2016 года.

Скриншот с видеодопроса предпринимателя Тохтара Тулешова посредством видеоконференции из Астаны. Суд № 2 города Атырау. 17 октября 2016 года.

— Моя известность в Казахстане ограниченна. Я понимал, что, даже если должность вице-президента будет введена, у меня нет багажа. Мне нужно было поднять имидж на казахстанском поле. Я изучал вопросы о земельной реформе. И, как каждый казахстанец, был не очень доволен тем, что земля будет продана иностранцам. Я стал изучать регионы, обратил внимание на запад страны, где больше настроенных против продажи земли. Я заметил, что на западе люди более горячие, более решительные, готовые сделать определенные шаги. Я наткнулся на Талгата Аяна, общественника, который проводил акции разного уровня. Про себя подумал, что можно с ним поговорить, — заявил Тулешов.

Далее Тулешов сказал, что никогда не встречался с Талгатом Аяном и Максом Бокаевым, никогда не разговаривал с ними и не вел переписки с активистами. По показаниям предпринимателя, связь с активистом Аяном в конце прошлого года он держал через своего «товарища» из Атырау, который докладывал, что Талгат Аян якобы заинтересовался предложением Тулешова по формированию протестных настроений и будто бы запросил 150 тысяч долларов. Тулешов указал, что передал 100 тысяч долларов через своих людей атырауским активистам, но не контролировал процесс расходования средств и не требовал отчета по финансам.

Макс Бокаев задал Тулешову вопрос, почему предприниматель не интересовался расходованием денег. На что Тулешов ответил, что «это не предусматривалось»:

— Я говорю со слов своего товарища. Я лично деньги не передавал. Я ни разу не упомянул, что деньги вам давал. Я не утверждаю, что вам давал или Талгату. Я разве об этом говорю?

Макс Бокаев спросил, допускает ли Тулешов возможность того, что деньги не передавались активистам (Талгат Аян и Макс Бокаев отрицают получение каких-либо денег).

— Это вопрос больше к вам, получали вы или нет, — сказал в ответ Тулешов.

Макс Бокаев (справа) и Талгат Аян на суде в Атырау. 12 октября 2016 года.

Макс Бокаев (справа) и Талгат Аян на суде в Атырау. 12 октября 2016 года.

Тохтар Тулешов отказался назвать имя «товарища», который якобы вел переговоры с атыраускими активистами, аргументировав это тем, что тот «простой бедолага», которого не нужно «бросать под танки».

ДЕНЬГИ НЕ НА НЕСАНКЦИОНИРОВАННЫЕ АКЦИИ?

Бокаев спросил у ключевого свидетеля обвинения, отправлял ли он свои предложения по изменению государственного устройства в официальные государственные органы. Тулешов ответил отрицательно, добавив, что «не успел этого сделать». Бизнесмен также показал, что прямых поручений о проведении каких-либо несанкционированных акций протеста он никому не давал, речь шла о «пресс-конференциях, круглых столах», «поездках по Казахстану» и «работе с общественными деятелями». В ответ на реплику Бокаева о том, что, согласно обвинительному акту, Талгат Аян действовал с корыстной целью, Тулешов заявил:

— Он [Аян] делал это исходя из своей гражданской позиции, надо так и понимать. А не переводить это в денежные расходы, что он продался и работал как наемник, защищая свою родину. Вы найдите людей, которые хотя бы за деньги защищали свою землю. Не защищал никто, кроме таких правозащитников, — сказал Тулешов.

О том, что стихийные митинги против предложенной правительством земельной реформы состоялись в нескольких городах, как сказал Тулешов, он узнал из прессы, будучи под арестом. После этого судья акцентировала внимание на том, что в первоначальных показаниях Тулешов отметил, что выделял деньги для «организации беспорядков» в Атырау «по земельному вопросу», чтобы дестабилизировать ситуацию и на этой волне прийти к власти.

— Я затрудняюсь на этот вопрос ответить, потому что про деньги на погромы не говорилось. Возможно, для организации митингов, мирных. Но санкционированные или нет — вопрос следующий. Таких разговоров, мол, давай, сделай что-то незаконное, не было, — заявил Тулешов.

Судья суда № 2 города Атырау Гульнар Даулешова на предварительных слушаниях по делу гражданских активистов из Атырау Макса Бокаева и Талгата Аяна. Атырау, 12 октября 2016 года.

Судья суда № 2 города Атырау Гульнар Даулешова на предварительных слушаниях по делу гражданских активистов из Атырау Макса Бокаева и Талгата Аяна. Атырау, 12 октября 2016 года.

Прокурор поинтересовался, меняет ли Тулешов показания, данные во время следствия, или поддерживает прежние показания, где говорил о том, что деньги давал для того, чтобы «народ восстал». После непродолжительной перепалки в суде судья сказала, что Тулешов подтверждает показания, данные как в ходе следствия, так и во время заседания. Попытки участников процесса заявить о расхождениях в показаниях Тулешова суд пресек.

После двухчасового допроса Тулешова увели из зала суда в Астане. Судья предупредила, что Тулешова вызывать в суд по этому делу больше не будут.

Как проходит рассмотрение дела о предполагаемой попытке захвата власти — где Тулешов проходит в качестве обвиняемого вместе с рядом бывших высокопоставленных чиновников, — остается за кадром. Этот процесс идет за закрытыми дверями. Известно, что его фигурантам инкриминируют финансирование транснационального преступного сообщества и создание преступного сообщества. По версии обвинения, преступная группировка, руководимая Тохтаром Тулешовым, совершила по его указанию ряд общеуголовных преступлений, в числе которых убийства, покушение на убийство, похищения и незаконное лишение свободы, истязание, разбой.

Судебный процесс по делу Макса Бокаева и Талгата Аяна начался 12 октября. Активисты содержатся под арестом с мая, они были задержаны через пару недель после массового митинга против земельной реформы в городе Атырау 24 апреля, после которого акции протеста «по земельному вопросу» прокатились и по другим городам Казахстана. Против гражданских активистов из Атырау вначале было выдвинуто обвинение по статье «Пропаганда или публичные призывы к насильственному захвату власти или насильственному удержанию власти». В июле обвинения переквалифицировали, теперь им вменяются обвинения по таким статьям: «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни», «Распространение заведомо ложной информации в условиях чрезвычайного положения или в боевой обстановке, или в военное время, либо при проведении публичных мероприятий» и «Нарушение порядка организации и проведения собраний, митингов, пикетов, уличных шествий и демонстраций». Бокаев и Аян отвергают выдвинутые обвинения.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG