Доступность ссылок

Режиссер Болат Атабаев: Стремиться к званиям — атавизм социализма


Болат Атабаев, художественный руководитель театра "Аксарай". Алматы, март 2009 года.

Болат Атабаев, художественный руководитель театра "Аксарай". Алматы, март 2009 года.

Театр «Аксарай», удививший зрителя не только новизной, но и некоторым радикализмом, успел зарекомендовать себя востребованным. В труппе - молодые артисты, его художественный руководитель – Болат Атабаев.

ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА ТЕАТРА «АКСАРАЙ» ПОД ВОПРОСОМ

Известные события, произошедшие во время кризиса в казахстанской банковской системе, в полной мере коснулись и БТА банка, главного спонсора частного театра «Аксарай». Напомним, государство, выкупив 78 процентов акций БТА банка, сменило его руководство. Насколько повлияли изменения в БТА банке на работу театра и о других вопросах - в интервью с руководителем театра Болатом Атабаевым.

- Как повлияли последние события вокруг БТА банка на работу театра? Правда ли, что Мухтар Аблязов ежегодно выделял театру «Аксарай» 700 тысяч долларов? Что вы намерены делать дальше в этой ситуации, какова дальнейшая судьба театра?

- С создания театра-мюзикла «Аксарай» прошло уже четыре года. В первый год мне помогали мои друзья, знакомые предприниматели. Небольшую сумму взяли у государства, в общем, крутились как могли. Тогда моими актерами были студенты, которые обучались на моем же курсе, поэтому особой необходимости в больших средствах не было.

В последние два года нас действительно финансировал БТА банк, ежегодно, как вы упомянули, выделяя 700 тысяч долларов. Банк оплачивал нам аренду театра, зарплату актеров и расходы по костюмам, декорациям. Не исключаю, что в связи со сменой руководства банка финансирование может быть приостановлено и нам придется туго.

Решение оказать поддержку со стороны банка принял сам Мухтар Аблязов, ему очень понравилась наша постановка «Кыз-Жибек». Сам протянул руку помощи, предложил «сделать в Казахстане хороший театр, отличающийся от всех».

Надо сказать, что мюзикл несколько новое явление для Центральной Азии, хотя как жанр искусства он появился именно на Востоке. И уже потом возродился на Западе в несколько видоизмененной форме. Театры мюзикла существуют в Москве, Прибалтике, а в Центральной Азии мы - единственный театр, выбравший именно этот путь. Сейчас я пытаюсь вести переговоры с руководством банка.

Их помощники отделываются дежурными словами, мол, «мы обязательно примем вас, подождите, сами пригласим». Между тем мои актеры вот уже два месяца сидят без зарплаты. Но мы продолжаем надеяться, тем более что, как нам сообщили сотрудники Бренд-офиса, являющегося ответственным за наше финансирование, руководство банка не отказывается финансировать театр. «Не скажу, что мы не будем финансировать, но надо потерпеть, сейчас весьма тяжелый период, нужно выйти из кризиса»,- сказали им в банке.

- Имеет ли БТА банк отношение к фольклорной группе «Керулен» и общественному фонду «Алем-арт», созданному для поддержки культуры и искусства?

- БТА банк всячески помогал группе «Керулен» в течение года по части звукозаписи, пошиву костюмов. Можно сказать, что он полностью обеспечивал группу в течение года. В принципе, сам проект планировался на год, и он уже завершен. Но группа продолжает существовать, зрители хорошо знают эту группу, в составе которой известные музыканты Айгуль Улкенбаева, Едиль Кусаинов.

Мухтар Аблязов хотел также открыть музыкальный театр традиционной казахской музыки. Увы, данный проект так и остался в виде планов. Финансирование фонда «Алем-арт» тоже приостановлено. Однако пока что мы не слышали со стороны банков однозначного отказа в этом вопросе. Нам сказали: «Ждите». Мы ждем и надеемся.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ БОИТСЯ ПОДПИСЫВАТЬ ОБРАЩЕНИЕ

- Слышали, что готовится обращение в связи с этой ситуацией…


- «Аксарай» - один из частных театров в Казахстане. Создание негосударственных организаций способствует становлению и развитию гражданского общества в целом. А вмешательство государства в работу частного банка, путем смены его руководства, не лучшим образом отразилось на деятельности нашего театра, который является негосударственной структурой. Вот мы и подумали, как долго государство будет все отбирать?

БТА банк приобретал известность во всем мире. Аблязов ставил себе цель создать бренд наподобие Тексако банка или Дойче банка, поэтому и начал открывать отделения банка в различных странах. Государство же, прежде чем прибрать банк к рукам, усиленно обливало его грязью. Зачем же тогда он понадобился ему? Банк до сих пор распространяет информацию о том, что чистые доходы банка составили более 12 миллиардов долларов.

Как можно было отобрать банк, который стремительно развивался, зачем нужно было ставить палки в колеса? Поэтому мы и подготовили свое обращение к главе государства, но многие представители интеллигенции до сих пор боятся ставить под ним подпись.

ПОЧЕМУ БОЛАТ АТАБАЕВ СТАВИТ РЯДОМ ПАТРИОТИЗМ И ФАШИЗМ?

- Вы как-то заметили, что ставите рядом такие понятия, как патриотизм и фашизм? Что побудило вас так сказать?


- Я читал «Майн кампф» Гитлера. После этого я много думал. Многие представители старшего поколения вводят в заблуждение нашу молодежь, заявляя: «Я горжусь, что родился казахом». Услышав это, молодежь кричит: «Мы тоже гордимся!».

Когда работал в Берлине, я видел на площади Александр-плац сотни парней, одетых в черное. На рукаве они носят повязку, где написано: «Горжусь, что родился немцем». Но они считают себя неонацистами, неофашистами. Наши люди говорят то же самое и заявляют, что они патриоты.

Что значит гордиться тем, что родился казахом? По сути, это то же самое, что и гордиться тем, что родился в девять утра. Тогда пусть и свинья гордится тем, что родилась свиньей?!

Если нет хорошего лозунга, способного объединить нацию и поднять ее на качественный уровень, то зачем эти громкие заявления, пустые слава? Что мы выигрываем, поставив одну нацию выше другой или наоборот? О том, что казахский язык самый богатый в мире говорят все - и казахи, и не казахи. Но говорят они, чтобы выглядеть хорошим и пушистым перед народом, чтобы понравиться ему. Если мы и дальше так пойдем, то окончательно запутаем молодежь.

- Вы неоднозначно высказывались по поводу званий, наград, звездной болезни. Вам лично приходилось сталкиваться с такими ситуациями?

- Ну подумайте сами: народный артист Казахстана Ахан серэ или народный артист США Арнольд Шварценнегер - разве не смешно? В советское время была так называемая номенклатура. Денег тогда было мало, поэтому, чтобы иметь доступ к специальным магазинам (где можно было купить свежее мясо, муку и т.д. в достаточном количестве и недорого), необходимо было иметь регалии типа лауреат, деятель и так далее. Мы до сих пор остаемся под впечатлением советской номенклатуры. Сейчас все эти звания, награды ни к чему - пусть лучше ведро денег дадут.

В 1988 году мне присудили звание «Заслуженный деятель Казахстана», я сам лично не просил об этом и до сих пор не знаю, деятелем в какой области я являюсь: искусства, литературы или спорта. Знаю, что деятель, и все.

Помню, как я пытался отговорить всех, кому вместе со мной присуждали это звание, предлагал отказаться всем вместе. Если бы я один отказался, посчитали бы, что я сумасшедший, а если все вместе - это вызвало бы общественный резонанс. Но реакции со стороны моих коллег не было.

Свое стремление к званиям многие объясняют тем, что «его не будут ценить, когда он окажется рядом с известным, знаменитым человеком». Говорят, мол, «неудобно перед детьми». Но мы не раз были свидетелями того, как игра малоизвестного или начинающего актера на сцене затмевала славу знаменитого актера.

Звания и награды не являются критерием успеха в искусстве. Чем раздавать истинному мастеру, ценителю искусства никому не нужные звания, лучше пусть подарят что-нибудь более конкретное, скажем, на каком-нибудь празднике искусства. Раздача званий – это атавизм социализма.

ТАМ, ГДЕ ЕСТЬ ГРАЖДАНСКАЯ КУЛЬТУРА, НЕТ МЕСТА КОРРУПЦИИ

- Как-то вы говорили, что читаете лекции в школе Гражданского общества. Чем была вызвана такая необходимость? Существует ли эта школа до сих пор и в духе чего вы воспитываете своих слушателей?


- Чтобы создать гражданское общество, необходима гражданская культура, а гражданская культура состоит из совокупности действий человека в целом, политических, экологических и так далее. К примеру, сейчас у нас мало кто поспешит на помощь, став свидетелем того, как бьют другого. Это и есть культура общества, нетерпимость к несправедливости. Только тогда у нас наступит порядок, только тогда мы получим здоровое общество.

В обществе, где главенствует гражданская культура, нет места коррупции. Именно поэтому мы согласились стать лекторами в школе Гражданского общества, наряду с иностранными коллегами читали лекции для молодежи. К примеру, я рассказывал о различных видах гражданской культуры. Молодежи нравилось нас слушать, да я и сам частенько слушал своих иностранных коллег, открыл для себя многое. Школа работала, где-то 3 - 4 года, но, к сожалению, сейчас она закрылась.

Идея создания Школы принадлежит Галымжану Жакиянову, вел ее Сергей Дуванов. Чтобы создать справедливое общество, необходимо быть информированным о его механизмах. Будем надеться, что для создания нового общества наша молодежь воспользуется теми знаниями, которые она получила в этой школе.

ПОСЛЕДСТВИЯ ДУХОВНОГО КРИЗИСА - КРИЗИСА РАЗУМА -ВСЕГДА ЧРЕВАТЫ

- Ваше представление, мнение о функции театра, о назначении театра отличаются от известных в обществе «стандартов». На ваш взгляд, чего не хватает казахстанским театрам?


- Наши театры остро нуждаются в новых идеях, формах. До сих пор мы придерживаемся лишь одной из пяти функции – воспитательной, гоняемся за словом.

На сцене нет искренности, реальности, мы ограничиваемся лишь тем, что играем ложную любовь, возбужденно разговариваем, громко воспитываем друг друга, после чего жалуемся, что нет зрителя. Так кто же пойдет на такое представление? Зритель насмотрелся хороших фильмов, поэтому не верит в псевдоигру нашего актера, мы не умеем играть так, чтобы в нас поверили.

Сейчас театральное искусство переживает у нас период застоя, мы стоим на том же месте, где стояли пятьдесят лет назад. На сцене нет действий - лишь слова. По сравнению с театром кино и живопись ушли далеко вперед.

- Зрителем какого театра вы являетесь?

- Не скажу, что я часто посещаю тот или иной театр, но стараюсь не пропускать хорошие спектакли. Я продолжаю учиться, что-то открывать для себя. Слава богу, пока у нас есть такие спектакли. Хожу на постановки Жаната Хаджиева, Нурканата Жакыпбаева. Особенно мне понравился «Ревизор» Гоголя в постановке Нурканата. Прекрасный спектакль, очень высокий уровень. К сожалению, большинство зрителей его не поняло…

- Какую сторону поддерживаете в споре «драматург – режиссер»?

- Не придерживаюсь ни одной из сторон, это ложный спор. Здесь обе стороны виноваты. Что можно сказать, если мы не можем воспроизвести хорошую драматургию на сцене? Чем понапрасну спорить, лучше работать сообща, сделать хорошую совместную постановку.

У нас нет согласия, мы не умеем ценить друг друга, считаем себя выше, лучше других. Кроме того, человек искусства не всегда пребывает в гармонии. Бывает, что сам себе не нравишься. Возможно, этот спор из той же области. В принципе, при желании всегда можно прийти к консенсусу, договориться с автором. Если предложение режиссера дельное, то драматург не откажется.

- Во многом вы не согласны с тем, что происходит на театральных подмостках. Что вы думаете о тех событиях, которые происходят в обществе? Какова ваша гражданская позиция в этих вопросах?

- Я не политик, да и не хочу им быть. Но я хочу быть услышанным обществом. Поэтому даю интервью, пишу статьи. Правда, толку от этого мало.

На мой взгляд, духовный кризис – кризис разума - тяжелее экономического кризиса. Финансовый кризис пройдет, а вот преодолеть кризис в мозгах непросто, это чревато последствиями. Здесь-то как раз и начинается: «иди сам на свой митинг, не буду голосовать, не пойду на перепись, и так далее и тому подобное». Это и есть отсутствие гражданской культуры.

«Моя хата с краю» - вот чего придерживаются сейчас люди, причем весьма крепко, потому что они никому не верят, вокруг - одна ложь. Конечно, каждый из нас, сидя на кухне, делает свою революцию, стуча кулаком по кухонному столу, а на улице – «моя хата с краю». Так и превращаемся в лицемеров, увы.

ОТНОСИТЕЛЬНО СОВЕСТИ НАШЕ ОБЩЕСТВО СИЛЬНО ХРОМАЕТ - НУЖНЫ «САНИТАРЫ»

- В искусстве мы знаем вас как Болата Атабаева, а каким вы считаете себя в жизни?


- В жизни я отвратительный, гадкий человек. И эту ношу я несу в себе по личной инициативе, потому что кто-то должен взять на себя всю эту грязь общества. К примеру, в магазине я всегда ругаюсь, потому что меня там обманывают. В общественных местах всегда выражаю свое недовольство, высказываюсь, потому что остальные молчат, а кто-то должен им сказать это.

Один лишь пример: как-то летел из Астаны рейсом «Эйр Астана», и там, поздравляя пассажиров с праздником Наурыза на казахском языке, по ошибке «обматерили». Большинство казахов, выслушав это продолжали сидеть, улыбаясь. Я вызвал бортпроводниц, спросил, кто читал текст, оказалась девушка по имени Юля. Я отругал ее, но она снова прочитала то же самое.

Если не реагировать на подобные случаи, нас попросту заклюют, сядут нам на шею, поэтому и приходится слыть гадким, отвратительным человеком. Дома мне говорят: «Тебе что, больше всех надо?» Но что делать, если остальные молчат?

Наше общество сильно хромает относительно совести. Покойный Аскар Токпанов тоже был всегда беспокойный, со всеми ругался, доказывал что-то. Я только потом понял: он тоже по собственной воле стал «санитаром» общества. Никто не хочет говорить о негативных сторонах общества, не хотят портить отношения с другими. Зачем им головная боль? Поэтому я и выбрал путь, проложенный Аскаром Токпановым.

- Есть что-то, о чем вы хотели бы рассказать нам?

- Конечно, есть. Необходимо открывать дорогу молодым, в любой отрасли. Нынешняя власть словно шлагбаум лежит на дороге: не поднимается, не опускается. Слова и действия во многом расходятся.

Слушаешь власть - говорит складно, а посмотришь на действия - аж тошнит. Чего ждать в такой ситуации от молодых, видя все это? Они тоже растут лицемерами, циниками. Я всегда об этом говорю, но нужно говорить еще и еще, без устали.

Конечно, иногда я тоже устаю, и я тоже бросаю всем: «Пропади все пропадом», ухожу в работу. Работа была и остается моей эмиграцией…

Работаю, снова смотрю на общество и вижу тех же людей, те же слова, та же ложь, та же похвала. Но усталость губит активность человека. Поэтому необходимо бороться. Иначе зачем мы пришли в этот мир, если не смогли создать здоровое общество? Неужели и мои потомки должны будут сорок лет собачиться, лгать и давать мзду?

Поэтому долой равнодушие, каждый из нас должен действовать активнее. Для этого необходимо менять законы, систему, и мы - члены общества - сами должны во все это вмешаться.

В нашей жизни ничего не изменится, пока образование не станет национальной идеей. Образование и здравоохранение у нас всегда хромает. Поэтому чем вечно жалеть себя, лучше говорить открыто о недостатках общества, которое собственно сами и создали.

- Спасибо за беседу!

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG