Доступность ссылок

Махмет Кулмагамбет. Легендарный диссидент Советского Казахстана


Репродукция извещения о похоронах Махмета Кулмагамбета.

Репродукция извещения о похоронах Махмета Кулмагамбета.

Сорок дней тому назад, 8 ноября, в Мюнхене умер Махмет Кулмагамбет. Он умер в изгнании, на 79-м году жизни. Махмет был противоречивой фигурой, о нем мало что известно в Казахстане, независимости которого он добивался.

ОСУЖДЁН ПО "АНТИСОВЕТСКОЙ" СТАТЬЕ В ВОЗРАСТЕ 32 ЛЕТ


Казахский диссидент Махмет Кулмагамбет был осужден за антисоветскую пропаганду на 10 лет, отсидел, отработал каторгу в советских лагерях, что называется, «от звонка до звонка». В советской прессе его называли отщепенцем. Профессор журналистики Сагымбай Козыбаев сделал карьеру, «разоблачая радиодиверсанта», писал о «ядовитых стрелах» «оборотня» в советское время, но и сейчас свое мнение не изменил.

Пройдя все ужасы советских лагерей и «лечения» в психбольнице, Махмету Кулмагамбету удалось эмигрировать на Запад в 1979 году. С 1980 года работал в центральной редакции американского радио Азаттык, которая находилась тогда в Мюнхене. Махмет Кулмагамбет работал на радио до 1995 года, с некоторым перерывом. Затем уже вышел на пенсию.

Одна из его радиослушательниц, Рахима Нуриден, посвятила Махмету Кулмагамбету несколько страниц в своей научной диссертации. В 1994 году она выпустила на основе этой диссертации книгу - «Западное радио, вещающее на казахском языке».

Рахима Нуриден, ныне преподаватель Евразийского национального университета имени Льва Гумилева, находящегося в Астане, рассказывает репортеру нашего радио Азаттык:

- Работая над диссертацией в начале 1990-х годов, я все время слушала радио Азаттык. Запомнились передачи Махмета Кулмагамбетова о ядерном полигоне, о бывших советских солдатах и другие - на политические темы. Когда речь заходила о советском режиме, о советской власти, КГБ, то голос Махмета эмоционально менялся. В нем чувствовалась ненависть ко всему советскому; видно было, как он пострадал от этой власти. Но когда речь шла о нашем времени, о независимом Казахстане, то голос Махмета имел уже другой, позитивный оттенок, с какой-то надеждой на обновление.

Махмет Кулмагамбет родился в 1930 году в Мендыгаринском районе Костанайской области. После окончания средней школы в 1949 году поступил на философский факультет Казахского государственного университета. После его окончания преподавал марксистско-ленинскую философию в Чарджоуском педагогическом институте в Туркменистане, а затем - в медицинском и политехническом институтах в столице Кыргызстана.

С 1958 года Махмет Кулмагамбет работал научным сотрудником в Институте философии и права Казахской академии наук. В 1963 году, по знаменитой 56-й сталинской статье – «антисоветская пропаганда и агитация» - был осужден на семь лет лагерей строгого режима с последующей трехлетней ссылкой. Ему было всего 32 года.

После освобождения из тюрьмы он работал на различных сибирских стройках, в том числе и на строительстве газопровода в Коми АССР. В своей книге «Как я стал строителем газотрубопроводов» Махмет Кулмагамбет рассказывает о годах своей ссылки.

ИЗ КНИГИ МАХМЕТА КУЛМАГАМБЕТА О ГУЛАГЕ

«Наутро в КПЗ дают мне кусочек, грамм 200, хлеба и кружку кипятку. Потом отводят в железнодорожное отделение милиции, выдают справку о том, что я являюсь ссыльным Усть-Вымьского района Коми АССР. Выдают на работу в СМП-257 (строительно-монтажный поезд) и прогоняют…

…Так я оказался на улице, голодный, без курева и с пустыми карманами. Продать – нечего. Кому нужен тюремный бушлат с одним карманом на правой стороне или шапка-ушанка, сшитая из серой тряпки?..

...Думаю: а что если пойти и доесть то, что осталось в чужих тарелках? Нет, я сам себе не смогу простить этого позора. А что если попросить денег у рабочих? Просто так они не дадут: мало ли здесь нищих и бродяг. Придется объяснять свое положение, убеждать. Стыдно!

Где украсть пятерку? Где бы переночевать? Нет, думаю, в тюремном костюме ни то, ни другое мне не удастся. В помутневшем сознании: совершить преступление? – опять тюрьма, и жизнь кончится. А с другой стороны, какая радость была бы моим врагам, если б меня вновь осудили, но теперь уже за воровство и грабеж!

В Микуни я вскоре узнал, что со всеми ссыльными поступают так же, как со мной. Привозят ссыльных и бросают на произвол судьбы без средств к существованию. Многие не выдерживают и начинают воровать. Почти все они быстро попадаются, потому что трудно продать краденое в маленьком местечке. А государству от этого сплошная выгода. С одной стороны, пополняется подневольный труд в исправительно-трудовых лагерях, а с другой стороны – местное население настраивается враждебно к ссыльным и радо помогать милиции против ссыльных».

Какое-то время Махмет Кулмагамбет работает грузчиком: разгружает цемент, известь и стекловату. «Цемент забивает легкие, пыль извести обжигает глаза и дыхательные пути, а после разгрузки стекловата колет тебя во всех местах».

Махмет Кулмагамбет пишет о черной кассе, аферах, махинациях и фиктивных нарядах; о механизме выкачивания денег из государственного кармана в свой; о людях, с которыми пришлось столкнуться на своем пути.

«В чем секрет карьеры Дударева? Во-первых, я думаю, раболепие перед начальством, постоянная озабоченность – чем угодить. Во-вторых, Дударев был умным жуликом. В-третьих, он мог стать своим парнем, где ему нужно. Прежде всего, он заслужил доверие тех, кто вывел его в люди: Житенева и Агеева. Они позволили ему взять «мертвых душ», зарплату которых Дударев тратил на них и «на дело».

…Данилов тогда обласкал прораба Кадыра Алиева, который не знал даже того, что соль в бетоне увеличивает коррозию стали. Никчемный организатор и безграмотный прораб, Алиев был предметом постоянных насмешек студентов. Но Данилов знал, что этот дурак – его находка. Он пригодился Данилову для преступного добывания денег, для получения взяток от студенческих командиров.

Данилов остался чист – его вина не доказана. Он был достаточно хитер: он не писал ни одной записочки, ни одного распоряжения о незаконных мероприятиях, а отдавал распоряжения устно. «Студенческий бизнес» – дать заработать студентам на каторжном труде, дать нажиться и самим хозяйственным руководителям погреть руки на этом деле – стал всесоюзным явлением».

СОВЕТСКАЯ ПРЕССА НАЗЫВАЛА ЕГО ОТЩЕПЕНЦЕМ И ОБОРОТНЕМ

В своей книге «Как я стал строителем газотрубопроводов» Махмет Кулмагамбет рассказывает о том, что он пережил за эти 10 лет. Жизнь заключенных советской тюрьмы, пациентов психбольницы с диагнозом «инакомыслие», строительство газопровода в Сибири и многое другое из советской жизни за колючей проволокой.

Эпизоды этой книги с фотографической точностью передают облик тоталитарной советской действительности, основанной на экономике абсурдов. Приписки, насилие, рабский труд заключенных – свидетельства Махмета Кулмагамбета выразительно передают сущность Советского Союза, который неумолимо шел к своему концу. Махмет провел 10 лет своей жизни в советских лагерях, в бывшем ГУЛАГе.

Об этом всем Махмет Кулмагамбет как-то рассказал и по телевидению Западной Германии в 1982 году. Сразу же после этой передачи появилась статья в «Известиях», «разоблачающая» Махмета Кулмагамбета, а все, рассказанное им, называлось «выдумками и наглой ложью».

Тогда же, в 1980-е годы, в Казахстане выходят статьи в официальной прессе и книга Сагымбая Козыбаева (ныне президента Академии журналистики Казахстана) «Ядовитые стрелы», где он «разоблачает» радио Азаттык.

ПРОФЕССОР КОЗЫБАЕВ «РАДИО ЕГО НЕ СЛУШАЛ», НО ПИСАЛ О НЕМ

В советское время на так называемую «контрпропаганду» тратились огромные ресурсы. Отдельной отраслью этого дела были манускрипты против деятельности западного радиовещания для народов Советского Союза.

Одно из таких сочинений вышло из-под пера алматинского автора Сагымбая Козыбаева. В этой книге «Ядовитые стрелы» глава «Профессор» из Казахстана» посвящена персонально Махмету Кулмагамбету. Вот небольшая выдержка из этой книги, написанной по всем канонам антиамериканской пропаганды:

«Была у него и мания величия. Несколько лет назад, когда он впервые перешагнул порог радиостанции «Свобода», был объявлен тотчас у микрофона одним из ведущих советских диссидентов. А с легкой руки западногерманского телевидения и шпингеровской бульварной прессы стал даже «заслуженным профессором».

Новая жизнь Махмету Кулмагамбетову казалась прекрасной. Еще бы. Уехал из СССР – наконец-то сбылась мечта. Да и покровители нашлись сразу. Ссудили долларами на вояж в США. Якобы за инструктажем. Да не раз. И затем подпустили к микрофону.

Но недолго длилась «райская жизнь» Кулмагамбетова. Краски ее, увы, стали быстро меркнуть. И виной тому было вовсе не то, что он объявил себя на новом месте последователем и учеником Солженицына, «отцом казахского инакомыслия». Этим на радиостанции удивлять было некого – столько здесь этих «отцов» за последние годы перебывало. Приходили и уходили – даже воспоминания никакого».

Книга Сагымбая Козыбаева «Ядовитые стрелы» вышла в свет в 1986 году, в Алматы. Как раз в конце этого года произошли Декабрьские события, Казахстан вскоре стал независимым, антиамериканская истерия исчезла вместе с советской пропагандой. Но деятели казахской политической эмиграции не стали от этого ближе к своему народу.

Репортер радио Азаттык в ходе сбора материалов к этой статье позвонил президенту Академии журналистики Казахстана профессору Сагымбаю Козыбаеву, чтобы узнать его мнение о Махмете Кулмагамбете как о журналисте. Сагымбай Козыбаев остался на давних позициях:

- Я написал две книги о наших соотечественниках, работавших в западных СМИ, в том числе о нем. Вторая книга называется «Оборотни». Сейчас будет неэтично мне о нем говорить, тем более об ушедшем человеке. Мнение о нем я не поменял. Я не знаю, какой он журналист; радио его не слушал, а книг он, по-моему, не писал. И по телефону говорить о нем не буду, так как я не знаю, вы журналист или нет. В любом случае мое мнение будет субъективным.

Преподаватель Евразийского университета Рахима Нуриден в своей диссертации пишет:

- С начала 1990-х годов Махмет Кулмагамбетов в своих передачах на радио Азаттык уделяет большое внимание событиям в постсоветских республиках. Журналист анализирует статьи московских газет «Известия», «Труд», «Советская Россия» и других многочисленных изданий, а также статьи газеты «Русская мысль», выходящей в Париже, где находит материалы о Казахстане. При этом он дополняет авторов статьей своими комментариями, от чего они становятся более глубокими и познавательными.

МАХМЕТ КУЛМАГАМБЕТ – ОДИН ИЗ СЧИТАННЫХ ДИССИДЕНТОВ-КАЗАХОВ

Известно, что диссидентов, открыто ведущих борьбу против коммунистических догм, проявивших ту или иную крамольную общественную деятельность, в Советском Казахстане было крайне мало, по сравнению с соседней Россией. Интересно, что исследователей этого общественного явления в Казахстане еще меньше. Никто из специалистов новейшей истории не дал четкого определения или же не стал катализатором дискуссий о том, кого считать диссидентом в Казахстане, с какого исторического отрезка начать отсчет их движения.

Большинство аналитиков в России придерживается отсчета с начала 1960-х годов, когда яркие представители интеллигенции начали высказывать свободолюбивые мысли, идущие вразрез с коммунистической пропагандой. Один из единственных казахстанских исследователей движения инакомыслия Андрей Свиридов в книге “Современный Казахстан: двадцать лет общественной жизни”, написанной в соавторстве с Галиной Свиридовой, в числе считанных диссидентов Советского Казахстана упоминает Махмета Кулмагамбета.

Исследователям известны только единичные политические дела диссидентов Казахстана 1960-х и 1970-х годов. В неформальной газете “С-Демократ” в декабре 1990 года впервые было рассказано о деле Махмета Кулмагамбета. Он “пришёл к каким-то неортодоксальным выводам и с самыми лучшими намерениями – исправить ошибки – стал писать в ЦК. Как тогда было принято, оказался за это в лагере”, - сказала в интервью этой газете московский исследователь Людмила Алексеева.

Как рассказала Людмила Алексеева, в лагере Махмет сидел вместе с осужденным писателем Юлием Даниэлем, через жену которого Ларису Богораз о Махмете узнали московские правозащитники. "Через шесть лет после освобождения ему помогли уехать на Запад, где он потом работал в редакции Радио “Азаттык”, - пишут Андрей и Галина Свиридовы в своей книге, изданной в Алматы в 2006 году.

Таким образом, диссидентская деятельность Махмета Кулмагамбета в начале 1960-х годов нашла продолжение в борьбе таких же диссидентов-одиночек 1970-х годов, времен горбачевской перестройки. Их тоже можно пересчитать по пальцам – Наум Шафер, Филипп Новиков, Хасен Кожа-Ахмет, Каришал Асан-ата. Сюда же примыкает Алмаз Естеков.

Махмет Кулмагамбет родился 20 июля 1930 года. Приговорен Костанайским областным судом в 1963 году по политической статье. Приговор: 7 лет тюрьмы и 3 года ссылки. Срок отбывал в Дубравлаге и Владимирской тюрьме, ссылку - в городе Ухта Коми АССР.

  • 16x9 Image

    Гульбану АБЕНОВА

    Гульбану Абенова пишет для сайта Азаттык с августа 2008 года. Окончила исторический факультет Московского гуманитарного университета, училась на театрального критика в Национальной академии искусств, окончила магистратуру Евразийского национального университета по специальности «Социология». Работала в газете «Экспресс К», сотрудничала со многими другими казахстанскими изданиями. Член Союза журналистов Казахстана с 1999 года.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG