Доступность ссылок

Диссидент Каришал Асанов – учитель Заманбека Нуркадилова и Максута Нарикбаева

  • Болат РЫСКОЖА

Диссидент Каришал Асанов. Алматы, март 2009 года.

Диссидент Каришал Асанов. Алматы, март 2009 года.

Каришал Асанов - один из считанных диссидентов в Советском Казахстане. Ему зажимали рот при Кунаеве, преследовали при Колбине. С оппозицией он так и не подружился, она его сторонится. У него всегда своя дорога, своя правда.

Каришал Асанов пять раз делал попытки попасть в парламент, трижды претендовал на должность президента Казахстана; его всячески пытались то запугать, то задобрить, то затушевать. Он имел личные беседы с Борисом Ельциным, Андреем Сахаровым, Александром Солженицыным, Геннадием Колбиным, Нурсултаном Назарбаевым. Его приглашал в Кремль для персональной беседы партийный босс союзного значения Георгий Разумовский.

Он в тесном контакте работал с двумя президентами Академии наук Казахстана – Шахмарданом Есеновым и Аскаром Кунаевым. Обучал Заманбека Нуркадилова и Максута Нарикбаева, а из своего сына Болата воспитал первого казахского гроссмейстера.

Каришалу Асанову сегодня 74 года, здоровье уже не то, но дух его прежний: крепкий, непокорный, дерзкий.

Так кто же он такой – этот Каришал Асанов, автор скандальной самиздатовской книги «Призрак независимости»? Склочник-скандалист или герой-одиночка, правдоискатель?

Этот очерк мы посвящаем жизненному пути Каришала Асанова.

КАРИШАЛ, ЧТО В ПЕРЕВОДЕ – «СТАРЫЙ СТАРИК»

У его родителей детей было много, но все они умирали в малолетнем возрасте. Вот почему в 1935 году, когда родился наш герой, отец дал ему имя-оберег и назвал Каришалом, что означает «старый старик». Отец мечтал, чтобы хотя бы один ребенок выжил. Мечта его сбылась. Сын не просто выжил, а со временем стал личностью неординарной, популярной.

Отец Каришала – Кабдолда - тоже был единственным сыном у своего отца, а потому его переживания, что на нем может прерваться род, были понятны. В своем кругу, в Талдыкоргане, в те времена отец Каришала был человеком довольно известным.

В 1918 году, когда в степь пришла советская власть, родители Каришала, молодые супруги, работали простыми тружениками: мать - швеей, отец - сапожником. Кабдолда был малообразованным, но по характеру - самостоятельным.

Однажды в Талдыкорган приехали представители революционной власти и провели большой митинг. В числе выступающих оказался молодой сапожник Кабдолда, который высказал свои взгляды на обсуждаемую тему. Все заметили, что парень умеет здраво рассуждать. Здесь же на сходке большинством голосов его избрали председателем уездного совета. В то время в Талдыкорган приезжали многие видные революционеры, в числе которых был Ораз Жандосов, возглавлявший область. Кабдолде приходилось общаться с ним и докладывать обстановку в уезде.

В середине 1930-х годов отец Каришала за свой непокорный нрав был исключен из партии. После чего его собирались арестовать, но как раз в этот момент он тяжело заболел и оказался прикованным к постели. Это его спасло от репрессий. Едва оправившись от болезни, он берет семью и спешно уезжает на родину жены; возвращается лишь перед началом Второй мировой войны.

Но болезнь его продолжает постоянно преследовать, часто начинает болеть и жена. И Кабдолду одолевают сомнения, смогут ли они дожить до тех дней, когда их единственный сын встанет на ноги.

Мать так и не дожила до счастливых дней. Она умерла, когда Каришалу было всего 14 лет. После смерти жены Кабдолда еще больше захворал. Поэтому через два года, после успешного окончания школы, Каришал не смог поехать в Алма-Ату, чтобы поступить в институт. Кроме него, за отцом некому было ухаживать. Да и денег на дорогу тоже не было. Поэтому в 16 лет Каришал пошел работать учителем русского языка в сельской школе. Получал в месяц 1 500 рублей, по тем временам это были огромные деньги.

Каришал Асанов с гордостью вспоминает тот период: «Я получал больше, чем председатель колхоза. В то время работа учителя высоко оценивалась. Когда принес домой свою первую зарплату ( как сейчас помню), была великая радость и для меня, и для моего отца. Отец был прикован к постели, но в тот день он встал и немного прошелся по комнате, по двору. Глаза его горели от счастья. Отец понял, что теперь сын не пропадет. Ведь я же не раз замечал, как он украдкой вытирал слезы. Только повзрослев, я понял его тогдашнее состояние».

Отец Каришала скончался в ноябре 1951 года. Незадолго до своей смерти он сказал сыну, что теперь спокоен, потому что его сын стал мужчиной, и верит, что Каришал проживет долгую и достойную жизнь.

В 16 ЛЕТ – КРУГЛЫЙ СИРОТА

«Последние слова отца были для меня как напутствие. В 16 лет я стал круглой сиротой, не имея ни братьев, ни сестер. С этого момента я по жизни иду один. Сам за все в ответе. Год я проработал в школе, а на следующий - поехал в Алматы поступать в Казахский государственный университет на философский факультет, но не смог поступить. Не хватило одного балла. Все предметы сдал на хорошо и отлично, а немецкий язык - на тройку».

С экзаменом по немецкому языку у Каришала Асанова вышла неприятность. Дело в том, что по всем предметам он был хорошо подготовлен, а вот по немецкому чувствовал себя неуверенно. И вот, видя, что Каришал переживает, знакомый парень, золотой медалист, который тоже поступал вместе с ним, предложил свои услуги: сдать вместо него экзамен. Каришал, после некоторых раздумий, согласился. О чем после пришлось горько сожалеть. Друг сдал на тройку… «Лучше бы сам», – с горечью подумал наш герой.

Тем не менее, с этими оценками он в тот же год поступил в Казахский педагогический институт имени Абая на историко-филологический факультет, который окончил в 1957 году. Но вуз Каришал окончил через пять лет вместо четырех. Потому что с четвертого курса он был исключен. Правда, потом восстановлен, но в итоге потерял год.

ПЕРВЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ С КОСНОСТЬЮ

Исключили Каришала Асанова с последнего курса из-за венгерских событий 1956 года, когда танки войск Варшавского договора вошли в Будапешт и подавили выступления венгерского народа, недовольного режимом коммунистов.

«На уроке философии я спросил у профессора Нурумбека Джангильдина, почему венгры не могут самостоятельно решить внутренний вопрос, почему туда направили танки? И за что мой одноклассник Кудайберген Бердыкулов, который окончил Ульяновское танковое училище, погиб в бою на улице Будапешта? Профессор, вместо того чтобы спокойно объяснить обстановку, начал кипятиться и кричать, что я - политически безграмотный человек. Стучал по столу и с гневом говорил, что если бы не советская власть, то все тут сидящие оболтусы пасли бы скот. Из-за такого простого вопроса меня сразу же исключили из института. Я даже никуда не мог пожаловаться, да и никто не стал бы меня слушать», – вспоминает историю полувековой давности Каришал Асанов.

Конечно, это сейчас вопросы студента Асанова нам могут показаться простыми и невинными. Но в 1956 году, всего три года спустя после смерти Сталина, хотя и появились первые признаки хрущевской оттепели, со свободой слова были большие проблемы. Если не сказать, что ее вообще не было. Асанову, можно сказать, повезло, что он так легко отделался.

«Этого профессора Нурумбека Джангильдина буквально через месяц избрали секретарем Центрального комитета Коммунистической партии Казахстана по идеологии, – рассказывает Каришал Асанов. – Я тогда еще подумал, как такого недалекого человека, который не умеет дискутировать даже со студентом, могут так высоко поднять? Правда, повзрослев, когда узнал поближе руководителей республики, я перестал удивляться».

Это столкновение Каришала Асанова с властной силой, пусть даже на институтском уровне, было не первым. Свой первый тревожный звонок он успел получить намного раньше, еще на первом курсе. Но по молодости лет быстро забыл об этом.

Только проучились две недели, как для всех первокурсников в актовом зале состоялась лекция. Читал профессор из Ленинграда, которого недавно перевели в Алма-Ату. Лекция была посвящена докладу Маленкова на 19-м съезде Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Профессор закончил лекцию и спрашивает, у кого есть вопросы. Все молчат. Тогда Асанов поднимает руку и спрашивает: «Товарищ профессор, а почему с докладом не выступил сам товарищ Сталин, ведь он генеральный секретарь ЦК КПСС?» В это время раздался звонок, и профессор не успел ответить.

«В понедельник я прихожу на занятия, а куратор группы мне говорит, что профессор из Ленинграда неожиданно скончался. И заглядывает мне в глаза. А некоторые мои сокурсники начали шептать мне на ухо: «Каришал, это ты его убил. Ты задал ему неудобный вопрос, а у старика от волнения сердце схватило». Скажу честно, я страшно перепугался. Ведь время же было очень суровое, Сталин был еще жив, и за малейшую ошибку могли осудить кого угодно. От страха я несколько дней ни с кем не разговаривал, избегал куратора. Боялся, как бы кто-нибудь меня не заложил», – вспоминает свой первый пережитый страх будущий диссидент.

Когда Каришала исключили с четвертого курса, он устроился работать учителем в поселке Кеген Алматинской области. Несколько месяцев проработал он в школе, пока не восстановился в институте.

В этой школе его уроки слушал очень способный и подвижный мальчик по имени Заманбек Нуркадилов, который впоследствии стал известной личностью - акимом города Алматы. Но Каришал Асанов не знал об этом до тех пор, пока того не сняли с должности.

НЕПРОСТЫЕ ОТНОШЕНИЯ С ЗАМАНБЕКОМ НУРКАДИЛОВЫМ

«Когда Заманбека сняли с должности, он лично позвонил мне домой и предложил встретиться. Это было в 1996 году. Он приехал ко мне на машине, мы поехали в парк и долго с ним беседовали. Разговор он начал с того, что я его бывший учитель. И тогда же я подумал, это хорошо, что помнишь, что я твой учитель, но плохо, что вспомнил об этом не тогда, когда был во власти, а когда оказался в опале. Но вслух я об этом ему не сказал», – начинает свои воспоминания о непростых отношениях с Заманбеком Нуркадиловым Каришал Асанов.

Через год Заманбек Нуркадилов стал акимом Алматинской области. А спустя еще некоторое время Каришал Асанов в очередной раз решил баллотироваться в депутаты парламента по Талдыкоргану. Надеясь, что теперь Заманбек Нуркадилов не откажет ему в поддержке, он пришел к нему на прием. Но Заманбек его не принял.

Каришал Асанов расстроился, но, привыкший к причудам чиновников, не стал держать на него обиду. Пять лет спустя, после того как Заманбек Нуркадилов был освобожден с должности министра по чрезвычайным ситуациям и вновь остался без работы, он позвонил Каришалу Асанову.

Вот что вспоминает Асанов об этом дне:

«В 2004 году, когда его сняли с должности министра по чрезвычайным ситуациям, он мне позвонил ранним апрельским утром и говорит: «Карике, я тоже старею; как и вы, рано просыпаюсь». После приветственных слов он обратился с просьбой: «Карике, я вас прошу, будьте моим представителем на суде».

Оказывается, кто-то подал на него в суд. Заманбек говорит мне: «Я вам заплачу за услуги». Я ему ответил: «Заманбек, мне от тебя ничего не надо. Я буду защищать тебя просто так, если у меня, конечно, получится: я ведь не юрист».

Как выяснилось, на Заманбека Нуркадилова подал в Медеуский районный суд Алматы небезызвестный общественный активист Борис Годунов. Сумма иска - триллион тенге, баснословная и фантастическая сумма, в которой даже бюджет Казахстана не измеряется. Суть его претензии была в том, что Заманбек Нуркадилов якобы оскорбил его любимого президента Нурсултана Назарбаева, назвав его коррупционером.

Благодаря тактике, избранной Асановым, суд был завершен в течение одного заседания. Вот как об этом рассказывает сам Каришал Асанов:

«На суде я в качестве свидетеля защиты обратился к Борису Годунову с вопросом: «Почему не судишься с газетой «Казахстан»? Вот вам газета «Казахстан», где опубликована статья Заманбека Нуркадилова, там написано, что у Нурсултана Назарбаева в зарубежных банках находится 80 миллиардов долларов. Давайте начнем с этого. Тем более что об этом Заманбек рассказал на заседании ОБСЕ в Алматы, этот материал был передан по «Немецкой волне» и опубликован в газете «Казахстан». Если суд установит истину, тогда, пожалуйста, нет разговора. Иначе, зачем клеветать на безвинного человека?!»

Когда судья услышала, куда может привести этот процесс, она быстро свернула дело и отказала Борису Годунову в иске. Вот так быстро мы выиграли одно дело».

После окончания института, в 1957 году, Каришал Асанов был направлен в колхоз Жетысу Талдыкорганской области учителем средней школы. Но уже через месяц на бюро райкома партии его утвердили завучем и сразу же приняли кандидатом в партию. Тогда людей с высшим образованием в стране было мало.

В этой школе в 10-м классе учился нынешний лидер пропрезидентской партии «Адилет» Максут Нарикбаев. Он тоже (как и Заманбек Нуркадилов) спустя долгие годы напомнил КаришалуАсанову, что он, Максут Нарикбаев, его ученик. Правда, это знакомство не закончилось добром.

На следующий год Каришала Асанова пригласили в обком комсомола – инструктором. Перед 23-летним парнем, образованным и в меру амбициозным, открылись горизонты блестящей карьеры. Казалось, теперь его ждет безмятежная жизнь. И он сам был в этом уверен. Но Каришал сильно ошибался…

(Продолжение следует).

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG