Доступность ссылок

ОБСЕ рекомендует Верховному суду Казахстана привести правила пропускного режима в соответствие с международными правовыми стандартами и национальным законодательством в части обеспечения допуска посетителей в суды и посещения открытых судебных заседаний.

Принятые в прошлом году «правила по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов для посетителей на территории судов» ведут к информационной закрытости судебной системы Казахстана и ее самоизоляции. К таким выводам пришел кандидат политических наук старший научный сотрудник Института философии Российской академии наук и исполнительный директор московского объединения «Гильдия судебных репортеров» Сергей Чижков.

Отзыв на правила в казахстанских судах он подготовил по заказу бюро представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ.

ВРАЗРЕЗ С ПРИНЦИПАМИ ГЛАСНОСТИ

Сергей Чижков анализировал правила о доступе в суды, утверждённые совместным приказом Верховного суда от 3 мая 2016 года и министра внутренних дел от 5 мая того же года. В подготовленном им отзыве для ОБСЕ говорится, что «эти правила нельзя признать обоснованными и сбалансированными в вопросе соотношения обеспечения необходимой безопасности и порядка в зданиях судов, с одной стороны, и соблюдения законных прав посетителей, с другой». Ряд этих правил входит в противоречие с международно-правовыми стандартами и нормами законодательства Казахстана, с правами граждан на поиск, получение и распространение информации.

Трудно признать обоснованным и сбалансированным практически полный запрет на пронос в здание суда современной техники, которая не может представлять какой-либо угрозы безопасности, но является при этом необходимым элементом повседневной жизни граждан, в том числе журналистов.

«Трудно признать обоснованным и сбалансированным практически полный запрет на пронос в здание суда современной техники, которая не может представлять какой-либо угрозы безопасности, но является при этом необходимым элементом повседневной жизни граждан, в том числе журналистов», — сказано в отзыве ОБСЕ.

Также упоминается, что они могут вести к нарушению общих принципов открытости и гласности правосудия, к нарушению прав граждан на поиск, получение, распространение информации, а также к нарушению профессиональных прав журналистов.

ОБСЕ напоминает Верховному суду, что Казахстан является государством — участником ООН, ОБСЕ; ратифицировал ряд международных договоров и пактов, а также Всеобщую декларацию прав человека. Она гласит: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

МОБИЛЬНИК, ДИКТОФОН И ДРУГИЕ ЗАПИСЫВАЮЩИЕ СРЕДСТВА

Одна из рекомендаций Верховному суду по доработке этих правил — это прописать перечень предметов, запрещенных к проносу в здания судов, например как «оружие, взрывчатые, радиоактивные, ядовитые, наркотические и другие вещества, представляющие опасность». Однако «записывающие устройства, средства мобильной связи, носители информации, фотоаппаратура и другие предметы не могут быть запрещены к проносу в здание суда, так как они не запрещены в Требованиях», утвержденных постановлением правительства Казахстана от 7 октября 2011 года № 1151 «Некоторые вопросы объектов, подлежащих государственной охране».

Металлическое ограждение перед зданием суда в Уральске. Иллюстративное фото.
Металлическое ограждение перед зданием суда в Уральске. Иллюстративное фото.

ОБСЕ рекомендует четко указать, каким оборудованием и при каких условиях посетители могут пользоваться во время судебного заседания, какие дополнительные права есть у журналистов, так как «снятие запрета на пронос оборудования в здание суда не всегда может означать автоматического разрешения на пронос данного оборудования в зал судебного заседания или в помещения ограниченного доступа».

«Поскольку организация и осуществление пропускного и внутриобъектового режимов в зданиях судов, Департамента и его территориальных органов обеспечивается Государственным учреждением „Управление специализированной службы охраны городов и областей“ Министерства внутренних дел Республики Казахстан во взаимодействии с судебными приставами, необходимо для сотрудников соответствующих служб разработать и утвердить инструкцию по применению доработанных Правил, с четким разъяснением прав посетителей и журналистов», — говорится в отзыве ОБСЕ.

ПРОБЛЕМЫ СПИСЫВАЮТ НА ОХРАНУ

Азаттык попытался выяснить позицию Верховного суда по этому отзыву ОБСЕ. Судья Верховного суда Елена Максюта, которая курирует работу со СМИ, попросила репортера Азаттыка обратиться к ним с письменным запросом. Она сказала, что уезжает в командировку и поговорить с ней можно будет позже.

Однако по истечении недели, вместо прописанных трех дней в законодательстве о СМИ, ответ от пресс-службы пришел без какого-либо упоминания об отзыве ОБСЕ. Также были проигнорированы вопросы в связи со случаями нарушения прав журналистов со стороны некоторых судей в ходе открытых судебных заседаний в Астане.

В коротком разговоре с Азаттыком по телефону Елена Максюта подтвердила, что вопрос доступа прессы в здания суда «решен», но на вопрос, как можно ознакомиться с этим документом и официальный ли он, ответить не смогла.

У нас все эти проблемы с работниками охраны, в судах-то проблем нету. С работниками охраны, которые в самом начале не пропускают.

— Мы приглашали, проводили мероприятие. У нас все эти проблемы с работниками охраны, в судах-то проблем нету. С работниками охраны, которые в самом начале не пропускают. Приглашали Жанну Байтелову — «Гильдия судебных репортеров» — и вместе трёхстороннюю встречу проводили. Я не помню, каким оно образом оформлялось (документ о доступе в суды журналистов с технической аппаратурой. — Автор), — говорит Елена Максюта.

Похожая ситуация возникла и с «Гильдией судебных репортеров», когда репортер Азаттыка 17 апреля обратился за комментариями на странице этой организации в социальной сети Facebook, так как указанный номер на их сайте не отвечал. Часть вопросов была прочитана, но никакого ответа не последовало.

Позже при случайной встрече в конце апреля Жанна Байтелова сказала репортеру Азаттыка, что facebook-страницу их организации ведут несколько человек, в том числе и она. На вопрос, почему не ответили на вопросы, она сказала: «Посмотрим». Но никакого письменного ответа так и не последовало.

Пресс-служба Верховного суда в своем ответе Азаттыку указала, что «СМИ рекомендовано заблаговременно предоставлять списки представителей СМИ пресс-секретарям, либо судьям-координаторам по работе со СМИ». В то же время добавляет, что журналисты по профильному своему закону имеют свободный доступ в здания местных судов с профессиональной аппаратурой при наличии документов, подтверждающих их деятельность.

ЗАПИСЬ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ

Медиаюрист из Астаны Гульмира Биржанова говорит Азаттыку, что для освещения судебного заседания по уголовным делам журналистам надо спрашивать у судьи разрешение на использование диктофона, фотоаппарата и другой аппаратуры. Но, по ее словам, в гражданском процессе на использование диктофона не нужно спрашивать разрешение.

Судья военного суда Актюбинского гарнизона Бекболат Тажимукан объявляет приговор, рядом стоит телекамера. Иллюстративное фото.
Судья военного суда Актюбинского гарнизона Бекболат Тажимукан объявляет приговор, рядом стоит телекамера. Иллюстративное фото.

— Я удивляюсь, когда судьи заставляют убирать диктофоны и говорят, что пользоваться нельзя, потому что в статье конкретно написано, что на диктофоны не надо спрашивать разрешение. В постановлении Верховного суда говорится, что суд может ограничить журналистов, где снимать, по времени, он может ограничить по субъектам. Но не могут сказать, что этого снимайте, а этого не снимайте, по субъектам запретов нет. Если вам разрешили, вы должны снимать кого хотите. Но это часто нарушается: «Я сегодня плохо выгляжу», «Меня снимайте, тех не снимайте», — говорит Гульмира Биржанова.

Судьи ссылаются на действующее процессуальное законодательство, которым установлен ряд ограничений на фото- и видеосъемку в судах, согласно седьмой части статьи 19 ГПК и шестой части статьи 345 УПК.

Юрист Гульмира Биржанова отмечает, что нужно четко следовать иерархии законов, вверху которой стоит Конституция, потом — кодексы, законы, и только в самом внизу — приказы и правила.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG