Доступность ссылок

Срочные новости

Баян Ауелова: «Во время следствия хотела покончить с собой»


Студентка Баян Ауелова среди молодежи, вышедшей на митинг на центральную площадь Алматы в 1986 году (фотография из центрального архива Алматы).

Баян Ауелова – один из героев фотоархива «Желтоксан: найденные Азаттыком фотографии», включающего снимки, сделанные во время демонстрации казахской молодежи в декабре 1986 года. Десятилетия спустя она торгует головными уборами на Центральном рынке Алматы и всё так же отчетливо, как и ее подруги-однокурсницы, помнит те события и всё, что произошло после.

МОЛОДЕЖЬ НА ПЛОЩАДИ

16 декабря 1986 года первый секретарь ЦК Коммунистической партии Казахской ССР Динмухамед Кунаев был освобожден от занимаемой должности. Вместо него республику возглавил Геннадий Колбин, первый секретарь Ульяновского обкома партии в России. Решение Москвы назначить неизвестного населению человека руководить республикой вызвало недовольство казахских студентов и рабочей молодежи, вылившись в демонстрации.

Участница тех митингов Баян Ауелова сегодня живет в Алматинской области и воспитывает троих детей. Историк по образованию, она торгует в одной из точек на Зеленом базаре в Алматы. Говорит, что те события и последовавшие гонения травмировали ее психологически. Она не смогла долго работать по специальности: два года преподавала, потом ушла работать в другие сферы.

Баян Ауелова на рабочем месте на центральном базаре Алматы, 11 декабря 2018 года.
Баян Ауелова на рабочем месте на центральном базаре Алматы, 11 декабря 2018 года.

– В 1986 году я училась на четвертом курсе исторического факультета нынешнего Казахского национального педагогического университета имени Абая. В тот день [17 декабря] мы пришли в институт около полудня, но нам сказали, что занятий не будет: молодежь ушла на площадь, и что нам тоже надо пойти. Мы вышли на улицу. Там сотни молодых людей с плакатами направлялись в сторону площади. Мы влились в толпу, – говорит Баян.

По словам Баян, она была среди тех, кто собрался на центральной площади Алматы и на следующий день – 18 декабря. Подруги вспоминают, что Баян кричала в мегафон.

ФОТОГАЛЕРЕЯ: «Желтоксан: найденные Азаттыком фотографии»​

– Ко мне подошел очень красиво одетый мужчина средних лет. Сказал, чтобы я предупредила молодежь о недопустимости хулиганств. Я взяла в руки мегафон и прокричала: «Наша цель – потребовать руководителя из числа казахов, поэтому не совершайте хулиганские действия!»

«КТО СЧИТАЕТ СЕБЯ КАЗАХАМИ, ВЫХОДИТЕ НА ПЛОЩАДЬ!»

19 декабря Баян забрали на допрос. Как выяснилось позже, она чаще других попадалась на фотографиях с площади.

Баян Ауелова выступает во время демонстрации молодежи на центральной площади Алматы в 1986 году (архивное фото).
Баян Ауелова выступает во время демонстрации молодежи на центральной площади Алматы в 1986 году (архивное фото).

– Утром к нам постучали. Я открыла. За дверью стояли три человека. Они спросили: «Кто из вас Баян Ауелова?» Меня отвезли в отдел внутренних дел Медеуского района. Как только я вошла, следователь включил магнитофон и дал мне послушать аудиозапись, на которой некто призывал: «Кто считает себя казахами, выходите на площадь!» У меня спросили, кому принадлежит этот голос. Я сказала, что не знаю. На самом деле этот голос принадлежал нашему декану Шабдену Адильханову. 17 декабря примерно в 9–10 часов вечера в общежитии погас свет. Тогда в коридоре и раздался его голос. Мы все его слышали, – вспоминает Баян Ауелова.

Рассказ Баян подтверждает ее подруга и однокурсница Гульбахыт Курманжанова. По ее словам, ни о какой политике в момент выхода на площадь они с другими девушками не думали. Просто последовали за толпой.

Видео: «Как уцелели кадры, снятые в декабре?»​

Уцелевшие кадры Декабрьских событий
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:14 0:00

​– В момент, когда нас фотографировали, мы еще смеялись и говорили, что завтра окажемся в газетах, поэтому нужно получиться красиво, – вспоминает Гульбахыт.

Сама Баян признаётся, что в дни, когда ее вызывали на допросы, ей бывало настолько тяжело, что она подумывала свести счеты с жизнью.

– Приходила утром. Были моменты, когда обо мне просто забывали. В общежитие возвращалась пешком. Мой путь пролегал через жилой комплекс «Россия» по проспекту Ленина (сейчас проспект Достык. – Ред.). Тогда я думала, что лучше покончу с собой, спрыгнув с крыши этого дома, чем буду безвинно осуждённой, – вспоминает она.

Баян находилась под следствием полгода, но из вуза ее не исключили.

– Я осталась учиться благодаря нашему декану. Он через моих подруг мне сказал, чтобы я передавала повестки о вызове на допросы, а в другое время занятия не пропускала, – говорит она.

Фотография Баян Ауеловой, сделанная, когда против нее велось следствие (фотография из центрального городского архива Алматы).
Фотография Баян Ауеловой, сделанная, когда против нее велось следствие (фотография из центрального городского архива Алматы).

По словам подруги Гульбахыт, работающей в центральном архиве города, там до сих пор хранится положительная характеристика, которую Баян дал декан.

СЖЕЧЬ КАЖДЫЙ ЛИСТОК

Родные узнали о проблемах Баян от ее подруг. Зауре Нурманова, в то время делившая с Баян комнату в студенческом общежитии, так вспоминает те дни:

– Отец Баян был известным чабаном, Героем Социалистического Труда, очень строгим человеком. Баян боялась рассказывать родственникам, но, когда дело осложнилось, мы с третьей подругой – Бану – на автобусе поехали в село Кеген, еще семь километров шли пешком. Так добрались до дома Баян.

Баян Ауелова во время митинга молодежи на центральной площади Алматы в 1986 году (фотография из центрального городского архива Алматы).
Баян Ауелова во время митинга молодежи на центральной площади Алматы в 1986 году (фотография из центрального городского архива Алматы).

Сама Баян говорит, что с отцом случился сердечный приступ, когда он узнал о выступлении дочери против правительства. Он надолго слег. Поправившись, приехал в Алматы и пробился на прием к первому секретарю ЦК Компартии Казахстана того периода Геннадию Колбину. Оттуда вышел с листком бумаги о прекращении дела в отношении дочери. После этого, говорит Баян, в ее деле произошли резкие перемены.

– В один момент свидетели, заявившие на предварительном следствии, что я «расцарапала лицо» или «сорвала погоны», изменили показания, сказали, что «не знают меня» и «не видели». Оказалось, мое следственное дело составляло три тома. Следователь вручил мне эти документы и сказал уничтожить. Я пришла в нынешний Парк имени 28 панфиловцев и сожгла каждый листок по отдельности. В тот момент я была очень рада, что допросов больше не будет и я не попаду под суд, – заканчивает она свой рассказ.

Выступление казахской молодежи, продолжавшееся в течение двух дней в Алматы в декабре 1986 года, советская власть подавила силой. После Декабрьских событий сотни людей были исключены из вузов и уволены с работы. В уголовном порядке осудили 99 человек.

В начале 1987 года было принято постановление ЦК КПСС, в котором Декабрьские события 1986 года расценили как «проявление казахского национализма».

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG