Доступность ссылок

Правительством Казахстана создается национальная компания «Казахтуризм». По словам чиновников, уникальная природа страны позволит компании выйти на самоокупаемость уже к следующему году. Как обстоят дела с «уникальностью ландшафтов», попытался выяснить репортер Азаттыка.

Основной задачей новой национальной компании «Казахтуризм» власти называют развитие туристической отрасли страны за счет привлечения иностранных инвесторов и туристов. Министр спорта и культуры Арыстанбек Мухамедиулы на телевизионном канале «24.kz» рассказал на днях, «что он со всей смелостью может утверждать, что многие зарубежные инвесторы заинтересованы в привлечении своих средств в туристскую отрасль Казахстана, потому что Казахстан представляет собой уникальный природный ландшафт». По его словам, до следующего года компания будет на балансе у государства, позже — выйдет на самообеспечение.

То, о чем говорят многие чиновники и менеджеры от туристического бизнеса в отношении «уникальности природных ландшафтов» Казахстана, подходит под категорию экологического туризма. Специалисты в области туризма говорят, что многие уголки природы в Казахстане уже не являются уникальными для зарубежного туриста, а сами местные жители «туризм выходного дня» всё больше превращают в подобие заурядного пикника.

КЛЮЧИ К ЭКОТУРИЗМУ

Директор алматинской продакшн-студии «Табигат» Максим Левитин многие годы снимает познавательные фильмы как раз о тех удивительных уголках Казахстана, о которых упомянул министр Арыстанбек Мухамедиулы. Он согласен, что ключ к пониманию востребованности экологического туризма лежит в слове «уникальный».

По мнению Максима Левитина, иностранный турист очень избирателен и за долгие годы проведения экотуров к нему обращаются те туристы, которым нужна именно уникальная программа. Например, говорит он Азаттыку, съемка редких животных и путешествия в места с особенно красочным труднодоступным ландшафтом. Но, считает Левитин, надо уметь избегать всякого рода профанаций на тему уникальности Казахстана и отдавать себе отчет: что будет востребовано на рынке, а что — нет.

— Когда в буклетах называют «уникальным» любую банальность, это девальвирует привлекательность туров. Ландшафты Устюрта уникальны. Таких нет больше нигде. Хан Тенгри уникален: самый северный семитысячник мира. Рыбалка на Балхаше была уникальна 15 лет назад, когда за день можно было поймать 50 сомов весом от 25 до 100 килограммов. Сейчас уже не уникальная, и западные туристы перестали туда ездить, — говорит он.

Группа продакшн-студии «Табигат» во время съемки передачи о дикой природе на Западном пике Устюрта. Фото из архива Максима Левитина.
Группа продакшн-студии «Табигат» во время съемки передачи о дикой природе на Западном пике Устюрта. Фото из архива Максима Левитина.

Максим Левитин со своей командой снимает передачи о природе и диких животных, такие как «Наедине с природой» и «Охотники за легендами». Он организовывает экспедиции в труднодоступные уголки Казахстана, сотрудничает с заповедниками и национальными парками.

Левитин не понаслышке знает о проблемах сохранения редких видов животных. Он говорит, что «биологическое разнообразие Казахстана велико, много интересных для туристов видов, но показать их туристам пока очень трудно, так как средняя численность животных у нас в сотни раз меньше, чем в тех странах, в которых туристы привыкли фотографировать животных».

Им трудно объяснить, почему за семь дней пути они не увидели ни одно крупное животное.

— Им трудно объяснить, почему за семь дней пути они не увидели ни одно крупное животное, — говорит Левитин.

По его мнению, для того чтобы сделать экологический туризм на самом деле привлекательным, нужно увеличить численность животных до такого уровня, чтобы туристы могли их фотографировать, а для этого нужно что-то делать с системой охраны природы. Государство должно оказывать системную поддержку в деле сохранения уникальных уголков природы и редких видов животных, но не всегда для этого стоит брать деньги из государственного бюджета: экологический туризм, как никакой другой, содействует рациональному использованию природных ресурсов.

Многие рыбаки, по словам Максима Левитина, ищут новые места: где они могли бы поймать доселе невиданный по габаритам трофей или где рыбалка требует от них проявления всех наработанных навыков и смекалки, но, как правило, в таком времяпровождении ими руководит только спортивный интерес. Поймав рыбу, по неписаным правилам они отпускают ее обратно в воду.

Максим Левитин готовится к съемкам редких животных.
Максим Левитин готовится к съемкам редких животных.

Также обстоит дело с птицами. Есть в мире круг специалистов, которые получают наслаждение, наблюдая за птицами. Они снимают их на видео или фотографируют, публикуют снимки в орнитологических журналах, пишут научные работы. В последнее время, как говорит Максим Левитин, культивируется отстрел больных и старых животных.

— Сейчас экологические организации признали трофейную охоту ресурсосберегающим видом туризма. Когда за одного потерявшего репродуктивную ценность старого самца турист платит кучу денег, это более рациональный способ пользования ресурсами, чем, когда браконьеры везут грузовик с тушами архаров в колбасный цех, — говорит он.

Такие направления экологического туризма могли бы приносить хороший доход заповедникам и национальным паркам, тем более, как утверждает Максим Левитин, экологические туристы имеют одно важное преимущество перед пляжными «пикниковыми туристами»: им не нужна инфраструктура, строительство которой неизбежно наносит ущерб экосистемам. По его словам, экотуристы готовы ночевать в палатках, то есть рекреационная нагрузка будет минимальная.

ОТ АЛМАТЫ ДО ИССЫК-КУЛЯ

В советские времена среди алматинцев были популярны походы на дальние расстояния по горной местности. Люди разных возрастов и подготовки под руководством опытного инструктора несколько дней с рюкзаками за спиной шли по горным тропам, ночевали в палатках, а ночью под бездонным звездным небом пели у костра под гитару песни.

Репортер Азаттыка в 1990-е годы совершил пеший переход от Алматы до Иссык-Куля. Он до сих пор вспоминает этот незабываемый опыт: суровые одинокие перевалы, узкие ущелья, благородные ледники, переправы через ледяные бурные реки — и ни одной живой души, если не считать орлов и любопытных сурков. Не было людей и на казахско-кыргызской границе, даже сам момент ее прохождения остался незамеченным.

Вид на озеро Иссык-Куль.
Вид на озеро Иссык-Куль.

Горный гид Сергей Бродский также раньше совершал пешие походы по различным маршрутам от Алматы до Иссык-Куля. В этом году он пытался возродить походы на озеро Иссык-Куль, но политическая карта стала иной. Каждая республика стала суверенной и обзавелась государственными границами.

В принципе, в горах, так же как и в советское время, между Казахстаном и Кыргызстаном нет постов, колючих проволок и заградительных линий. Но пересечение ничем не обозначенной границы всё же будет рассматриваться как серьезное правонарушение. Поэтому Сергей Бродский решил на автобусе перевозить туристов через основной таможенный пост в Кордае, затем из определенной точки в горах начинать пеший поход на Иссык-Куль. Он поместил пост в соцсетях, приглашая всех желающих присоединиться к походу, но людей откликнулось очень мало.

Причину неудачи Сергей Бродский видит в том, что ментальность людей поменялась. Если раньше людям было «в кайф» совершать постоянное усилие над собой, терпеть трудности и лишения, довольствоваться малым, но тем самым подготавливать себя к более тонким духовным переживаниям, то сейчас люди просто хотят, чтобы их привезли в горы, они там плотно поели, и их увезли обратно.

Свалка мусора на территории Иле-Алатауского национального парка у небольшой речки Казачки. Окрестности Алматы, лето 2013 года.
Свалка мусора на территории Иле-Алатауского национального парка у небольшой речки Казачки. Окрестности Алматы, лето 2013 года.

Горный гид говорит, что таким туристам даже лень убрать мусор за собой. Горы в окрестностях Алматы, по его словам, постепенно превращаются в свалку. Дикий потребительский туризм «выходного дня», когда тысячи горожан едут в горы на шашлыки у речки, не имеет ничего общего с экологическим туризмом. Его главная идея в том, что человек погружается в природу, учится понимать ее, уважать и не причинять вреда. Пешие походы как раз соответствуют этой философии.

Сергей Бродский говорит, что у Казахстана более 700 километров горной гряды и почему бы не использовать Богом данные условия для развития экологического туризма в горной местности.

Но, по словам Сергея Бродского, в Казахстане привыкли делать что-то сразу «глобальное». Если есть какие-то инициативы по развитию местного туризма, то это должно быть обязательно что-то грандиозное, например строительство самого большого курорта.

— Никто не хочет заниматься малым, а ведь с малого начинается большое. Ведь на самом деле не так сложно договориться с кыргызской стороной об открытии границы для пеших туристов, идущих на Иссык-Куль. Хотя бы на время летнего сезона, — говорит он.

ВСПОМИНАЯ ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ТУРИЗМА

В советское время государство поддерживало общества любителей альпинизма и горных туристических походов. Создавались базы в горах, готовили инструкторов. В этот процесс было вовлечено много людей самых разных профессий и возрастов, для кого горы стали если не судьбой, то серьезным увлечением. Сейчас же, говорит Сергей Бродский, всё поставлено на коммерческие рельсы. Если есть что-то, то в основном при участии коммерческих компаний, которые имеют скорее имиджевый презентационный интерес, но никак не характер массового спорта и досуга.

Сергей Бродский в горах.
Сергей Бродский в горах.

Таково критическое мнение Сергея Бродского, члена сборной Казахстана по альпинизму, дважды покорявшего в числе других восьмитысячников наиболее опаснейшую вершину для альпинистов — К-2. В 2002 году он стал чемпионом СНГ по восхождение на пик Канченджанга (8586 метров) в Гималаях. Часто от многих алматинцев можно услышать мнение, что их горы по красоте не уступают швейцарским Альпам, однако обращают внимание и на то, что в тех же Альпах местное население и власти гораздо бережнее относятся к природоохранными территориям, в число которых входит Иле-Алатауский национальный парк, прилегающий к Алматы.

Руководитель экологического общества «Зеленое спасение» Сергей Куратов говорит Азаттыку, что финансовая сторона государственного обеспечения функционирования национальных парков находится в плачевном состоянии.

Огромное количество посторонних землепользователей, нет четко обозначенных границ парков на местности. Нет даже туристических карт.

— Если посмотреть на состояние самих парков, то для них не хватает даже элементарных финансовых средств. Парки, прилегающие к Алматы, выглядят исключительно бедно. Огромное количество мусора. Огромное количество посторонних землепользователей, нет четко обозначенных границ парков на местности. Нет даже туристических карт. В прошлом году отмечали 20-летие создания Иле-Алатауского национального парка. К сожалению, у парка до сих пор нет карт, которые туристы могли бы использовать при посещении этой природной охраняемой территории, — заключил он.

Много споров, кстати, вызывает проект строительства высокогорного круглогодичного курорта «Кокжайляу» вблизи Алматы. Власти говорят, что этот фешенебельный курорт привлечет потоки богатых туристов в Казахстана. Независимые экоактивисты, с одной стороны, беспокоятся, что курорт, который должны построить за счет государственного бюджета, станет объектом коррупции и последующей несправедливой приватизации, а с другой — они выражают тревогу, что само строительство курорта нанесет непоправимый ущерб высокогорным заповедным лесам.

  • 16x9 Image

    Роман АХМЕДОВ

    Роман Ахмедов - корреспондент Азаттыка с сентября 2016 года. Окончил Казахский государственный университет имени Аль Фараби. Имеет опыты работы в республиканских и международных СМИ. 

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG