Доступность ссылок

Срочные новости

Почему утилизация мусора в Казахстане – проблемный вопрос?


Полигон твердых бытовых отходов близ Уральска. Июль, 2018 года.

В Казахстане накопилось столько твердых бытовых отходов (ТБО), что с 2019 года власти запретили захоронение на мусорных полигонах пластмассы, бумаги и стекла без предварительной сортировки. Этой мерой министерство энергетики пытается повысить уровень переработки отходов и внедрить раздельный сбор мусора среди населения. Азаттык выяснял у экспертов, можно ли решить проблему одними запретами, почему казахстанцы не сортирует домашние отходы, а бизнес не спешит идти в сферу переработки?

Управление твердыми бытовыми отходами (ТБО) — один из главных пунктов в концепции перехода к «зеленой» экономике, заявленной президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым в 2013 году. В частности, перед правительством поставлена задача довести долю переработки ТБО до 40 процентов к 2030 году. Ответственное за наведение порядка в этой отрасли руководство Минэнерго отрапортовало, что сможет выполнить эту задачу намного раньше срока — «за два-три года». Об этом заявил вице-министр энергетики Сабит Нурлыбай во время парламентских слушаний в конце прошлого года. Правда, с оговоркой: если комплекс мер акиматами на местах будет реализован «в должном виде».

...Регенерируемые отходы на сумму около 60 миллиардов тенге в год подвергаются захоронению на полигонах.

Еще в 2016 году заместитель председателя сената парламента Сергей Громов заявил, что регенерируемые отходы на сумму около 60 миллиардов тенге в год подвергаются захоронению на полигонах. При этом, по данным Минэнерго за 2018 год, ни один из более чем трех с половиной тысяч полигонов, кроме столичного, не соответствовал санитарно-экологическим нормам. Большая часть свалок документально не узаконены. Тем не менее профильные ведомства утверждают, что ситуация меняется, в некоторых городах вводится раздельный сбор бытовых отходов, а более 130 предприятий сортируют и перерабатывают ТБО.

«ВЫХОДИТЕ ИЗ ДОМА С ДВУМЯ ПАКЕТАМИ»

Шынболат Байкулов руководит ассоциацией KazWaste, куда входят более 50 организаций и индивидуальных предпринимателей, занимающихся сортировкой и переработкой отходов. Цель KazWaste, как указано на сайте организации, поддержка бизнесменов в этой отрасли, внедрение новых проектов, в том числе системы раздельного сбора отходов, а также координация деятельности подобных предприятий.

— Сейчас в Казахстане есть четыре завода. Этого нам не хватает. С этого года без сортировки ТБО на полигон уже нельзя вывозить. Без сортировки для мусоровоза путь на полигон будет закрыт, и поверьте, департамент экологии будет штрафовать, — уверяет Шынболат Байкулов, комментируя нововведение.

Шынболат Байкулов, председатель правления ассоциации KazWaste. Шымкент, 5 декабря 2018 года.
Шынболат Байкулов, председатель правления ассоциации KazWaste. Шымкент, 5 декабря 2018 года.

По данным Байкулова, в среднем каждый казахстанец ежегодно выбрасывает 250–360 килограммов бытовых отходов, но состав ТБО в каждом регионе разный. В южных регионах в процентном соотношении больше «пищевки» (неперерабатываемых пищевых отходов), в северных же областях, больше присутствует упаковка — вторсырье.

— Нефть по-любому скоро кончится. Наша задача — чтобы отходы «крутились». Например, если пластиковый продукт сломается, его можно перерабатывать до семи раз. Это циркулярная экономика — то, к чему мы должны стремиться, — говорит Шынболат Байкулов.

По его мнению, в первую очередь нужно начинать с сортировки домашних отходов, установки раздельных контейнеров и с того, чтобы мотивировать бизнес заниматься переработкой через государственно-частное партнерство (ГЧП).

— То есть каждая хозяйка должна в один пакет складывать «пищевку», а в другой стекло, пластик и бумагу. Выходите из дома сразу с двумя пакетами. В Алматы, Астане и в ряде других городов устанавливаются желтые контейнеры для вторсырья и сетки для пластика. Затем мусоровывозящая компания отдельно от пищевых должна везти вторсырье на сортировочное или перерабатывающее предприятие, а неперерабатываемую часть — на полигон для захоронения, — рисует Байкулов идеальную схему, которая пока на большой части Казахстана не работает.

Контейнеры для разного вида бытовых отходов на улицах Праги. Чешская Республика, январь 2019 года.
Контейнеры для разного вида бытовых отходов на улицах Праги. Чешская Республика, январь 2019 года.

На вопрос, как сделать так, чтобы бизнесмены активно вкладывались в сортировку и переработку мусора, Байкулов отвечает, что дело в доверии. По его словам, государство гарантирует стабильность контрактов и «бизнес не должен опасаться прогореть».

— У нас, как правило, бизнес, который работал с одним акимом, почему-то не работает со структурами другого акима. Поэтому бизнес в эту сферу не идет. Бизнесмены заинтересованы только на один год заключить договоры, а дальше хоть трава не расти. Государство идет навстречу и гарантирует стабильность контрактов до 30 лет. Даже если будет война, сокращение бюджета или сменится аким, этот контракт будет действовать и на него секвестирование бюджета не будет влиять, — уверяет Шынболат Байкулов.

«БЕЗ ПОМОЩИ ГОСУДАРСТВА НЕ ВЫЖИТЬ»

Егор Зингер, международный консультант по управлению, утилизации и переработке ТБО, говорит, что с 1997 года объездил десятки стран, изучая международный опыт. Зингер в партнерстве с инвесторами построил первые в Казахстане мусоросортировочно-перерабатывающие заводы в Алматы и Астане, внедрил систему брикетирования мусора. Зингер говорит, что из-за низких тарифов за переработку, финансового кризиса и давления со стороны лиц, которых, к слову, он «не хотел бы называть», сам он был вынужден оставить бизнес. А завод в столице строился дольше, чем проработал, и в 2013 году остановил свою деятельность.

— Из пластика мы получали флексы (кусочки пластмассы мелкой фракции) и гранулы, упаковочный лист и перерабатывали бумагу в эковату (утеплитель). Всё это работало. Но кому-то нужно было, не знаю кому, старались как-то задавить. Отобрали очень хитро и четко. Главе государства неправильную информацию донесли. Хотя именно президент поддержал строительство завода в Астане, — вспоминает с обидой в голосе Егор Зингер.

В идеале система управления отходами, по мнению Зингера, должна была работать так: из ста процентов денег, которые «крутятся» вокруг ТБО, 40 процентов должна получать мусоровывозящая компания, 45 — завод, потому что сортирует и перерабатывает, и только 15 процентов — полигон.

— Именно так должно быть, потому что мы с завода на полигон привозили ТБО в брикетах. То есть уже уменьшили объемы мусора в десять раз и увеличили жизнедеятельность полигона на много лет. А нам платили три тысячи тенге за тонну, и почти половину государство забирало обратно за захоронение на полигоне. Задержки по оплате были до восьми месяцев, — рассказывает бизнесмен.

ВИДЕО: 90 процентов мусора не перерабатывается

90 процентов мусора не перерабатывается
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:48 0:00

Основатель заводов считает, что одним раздельным сбором, сортировкой и переработкой «коммерческого» вторсырья в целом проблему ТБО в Казахстане не решить. По мнению Зингера, нужно пересмотреть отношение к бизнесменам, которые взялись за переработку: увеличить тарифы, уменьшить кредитную ставку хотя бы до трех процентов, как во всем мире, и помогать субсидиями, а управление ТБО на местах должно быть сосредоточено «в одних руках».

— Сейчас получается, как в басне Крылова «Лебедь, рак да щука». Тем, кто мусор вывозят, им не выгодно на мусороперерабатывающий завод везти и сдавать за деньги, полигон же при этом в собственности у государства. А завод остается посередине! Получается, мы ТБО перерабатываем, прессуем и мы еще и платим полигону деньги, чтобы захоронить. Что это за подход? — возмущается Зингер.

Наличие сегодня на полигонах 100 миллионов тонн Зингер комментирует так:

— Это исторические отходы, которые со времен СССР были захоронены. С ними ничего не сделаешь. Только рекультивацию полигона проводить. Нужно всё это закрывать и начинать с чистого листа.

«МИНИМИЗИРУЙ ЭКОСЛЕД»

Основатель проекта и экоблога Paketamnet Михаил Беляков поделился с корреспондентом Азаттыка своей экофилософией:

— Во-первых, нужно доносить мусор до урны. Во-вторых, сортировать и перерабатывать и, в-третьих, постоянно снижать потребление, то есть не покупать лишний мусор.

Экоактивист Михаил Беляков во время выставки в Алматы. Фото из личного архива.
Экоактивист Михаил Беляков во время выставки в Алматы. Фото из личного архива.

Активист говорит, что работал в Алматы обычным программистом в частной компании. В организации случился финансовый кризис, и руководство поставило задачу искать новые идеи и проекты по выходу из положения.

— Мы к этому времени уже сортировали мусор у себя в офисе. Сложно было найти пункты приема отсортированных отходов. Оказалось, что таких пунктов приема много и некоторые даже принимают за деньги, а люди просто не знают о них. И мы решили создать полезное мобильное приложение Ecocity, через которое люди могут легко найти такой пункт приема вторсырья и опасных отходов, — вспоминает Михаил то, с чего начинал.

Затем он начал вести экоблог в соцсетях о том, «как снизить свой экослед на земле».

— У меня, например, в двухкомнатной квартире живут калифорнийские черви. Я им пищевые отходы скидываю. Они перерабатывают его в биогумус, — говорит Беляков.

В какой-то момент экоактивист решил производить многоразовые товары. Для начала они с женой начали шить мешки-сумки для продуктов, чтобы «не генерировать рост пластиковых пакетов».

— Идя за продуктами со своим многоразовым «пакетом», вы уменьшаете производство пластиковых пакетов и таким образом бережете природу. Я ради любопытства подсчитал, что за десять месяцев не купил 1060 пакетов. Это очень большое количество. Мы начали с семьей ходить за покупками со своими мешочками. Кассиры удивлялись, некоторые даже возмущались. Подобрали оптимальные материалы для разных продуктов, продвигали продукцию в соцсетях. Люди прониклись и начали покупать. Многие наши знакомые перешли на многоразовую продукцию. Начали дарить своим знакомым. Это прикольно, экологично и модно. Но доходы наши намного скромнее, чем расходы, — рассказывает активист.

Бытовой мусор в одном из дворов Алматы. Фото предоставлено экообществом «Зеленое спасение».
Бытовой мусор в одном из дворов Алматы. Фото предоставлено экообществом «Зеленое спасение».

Чтобы расширить экобизнес, Михаил искал помощи у государства, но безуспешно.

— Подавал заявку в прошлом году на получение гранта в НПП «Атамекен», в акимате защищал свой проект. Меня не особо слушали и вникали. В итоге мне сказали, что не видят в моем проекте никакой инновации. Якобы до меня им уже предложили подобный проект, и они его уже одобрили. Я попросил ознакомить меня с ним. Они обещали прислать на почту, но вот с прошлого августа ничего не прислали, и конкурента у меня так и не появилось, — делится опытом Беляков.

И всё же он соглашается, что проблему ТБО без помощи государства не решить.

— Думаю, что штрафы и запреты ничего не дадут. Нужна пропаганда. Пропаганда раздельного сбора. У нас нигде нет никаких табличек или билбордов, что нельзя выбрасывать, к примеру, батарейки или ртутные лампы в общую мусорку. Хотя это очень опасно. Нужно говорить и воспитывать экологическое самосознание с детсадов и школ. Ввести специальные уроки экологии. Делать ставку на новое поколение экоответственных людей.

«КОНТРОЛИРОВАТЬ И ШТРАФОВАТЬ»

Светлана Спатарь — менеджер проектов экологической организации «Зеленое спасение», занимающейся мониторингом экологии в Алматы, — говорит, что введенный с этого года запрет на захоронения без сортировки «давно необходимое решение» и в Алматы он начал работать. В сентябре 2018 года в самом крупном мегаполисе запустили мусоросортировочный комплекс.Поможет ли это сократить отходы и в целом решить проблему с ТБО в Алматы, пока не понятно. Население как выкидывало весь бытовой мусор вместе в один контейнер, так и продолжает, говорит эколог и приводит в пример ситуацию в Европе.

— В европейских странах уже на этапе производства упаковки начинает работать система управления отходами. Производитель изначально ответственен. Он закладывает в стоимость упаковки стоимость утилизации, и государство обязывает производителя заниматься утилизацией этой упаковки. То есть компания производит товар и уже планирует, и знает, как будет утилизировать эту упаковку или как будет принимать ее у населения, — приводит пример из европейского опыта Спатарь.

Представитель независимого экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь (в центре). Алматы, 31 мая 2018 года.
Представитель независимого экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь (в центре). Алматы, 31 мая 2018 года.

По ее словам, в Казахстане же все три участника цепочки — производитель, потребитель, государство — пока никак не взаимосвязаны.

— Должно быть четко прописано в соответствующем законе, экокодексе и правилах благоустройства территорий, что не только запрещено захоранивать, но и запрещено выбрасывать ТБО без сортировки в один контейнер. В общем, нужно подготовить базу, а уже затем местные власти должны объявить населению, что вот с этого дня или года мы вводим в городе, райцентре или сельском округе систему раздельного сбора отходов — таким видит выход из положения Светлана Спатарь.

Параллельно, считает эколог, нужно контролировать исполнение законов и при нарушениях штрафовать. По словам Светланы, экологический вопрос не особо волнует правоохранителей, хотя в их обязанностях прописано, что они за экологическую безопасность тоже отвечают.

Сортировка твердых бытовых отходов на мусоросортировочном предприятии в Алматы. Фото предоставлено экообществом «Зеленое спасение».
Сортировка твердых бытовых отходов на мусоросортировочном предприятии в Алматы. Фото предоставлено экообществом «Зеленое спасение».

Приводит Спатарь и пример положительного опыта, подчеркивая, что это пока не носит массового характера.

— Некоторые университеты и организации в Алматы уже внедрили раздельный сбор. Без участия государства, напрямую сдают пластик, бумагу и стекло в частные пункты. Когда собирается товарный объем, компании приезжают и сами забирают вторсырье. Но это всё пока на уровне частных инициатив — и не потому, что государство обязало, а потому, что руководство организаций ответственно себя ведет.

Между тем на сайте министерства энергетики опубликован список предприятий, занимающихся приемом, сортировкой и переработкой вторсырья.

Здесь же размещена информация о том, какая работа проводится в этом направлении в регионах.

На мусорных свалках городов, областных и районных центров лежит более 100 миллионов тонн бытовых и коммунальных отходов.

В последний раз министр энергетики Канат Бозумбаев сообщил на заседании правительства в октябре прошлого года, что из более чем 200 городов и районов раздельный сбор внедрен лишь в 41, сортировочные комплексы установлены в 19, а в восьми населенных пунктах ведется ручная сортировка на полигонах ТБО. Якобы администрация президента будет оценивать деятельность акиматов, исходя от того, как будет налажена сортировка и переработка ТБО на местах. А пока на мусорных свалках городов, областных и районных центров лежит более 100 миллионов тонн бытовых и коммунальных отходов. Плюс к этому на эти «мусорки» по стране ежегодно свозится до шести миллионов тонн ТБО.

ВИДЕО: В Уральске задыхаются от дыма горящей свалки

В Уральске задыхаются от дыма горящей свалки
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:44 0:00

В подготовке материала участвовала корреспондент Азаттыка в Шымкенте Дилара Иса.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG