Доступность ссылок

В Алматы опубликован 15-томник трудов казахского писателя, историка, этнографа Зейноллы Саника. В сборник вошли его первые объемные романы «Сергелден», «Тугырыл хан», исследовательские работы, написанные на основе изучения архивных данных в Китае. На примере жизни писателя, который умер в Алматы в 2013 году, можно проследить, как в 1960-е годы рядовые жители страны подвергались самым разнообразным видам давления со стороны авторитарного режима Китая.

Во время презентации многотомника Зейноллы Саника в Алматы был показан документальный фильм. В фильме писатель рассказывает о своей жизни и вспоминает момент, когда его отец, разглядывая ладонь сына, предсказал ему: «Линия судьбы у тебя размыта. Всю жизнь будешь вдали от нас. Возможно, тебя не будет и на наших похоронах».

Сын Зейноллы Саника вспоминает следующее: «В 1962 году, когда мои дед и бабушка переехали в Казахстан, мать и отец работали в Пекине и остались в Китае. Отец и мать впервые в Казахстан приехали в 1989 году. Однако деда и бабушки тогда уже не было. Отец, действительно, не успел приехать на их похороны». По словам Каната, его отец Зейнолла был наказан за «отъезд своих родителей в Казахстан». После того как казахи Китая в массовом порядке переехали в Казахстан в 1960-е годы, их родственники, оставшиеся в Китае, были обвинены в «предательстве» и в том, что «позволили своим родственникам сбежать за границу», некоторые из них были заключены в тюрьмы, вспоминают казахи из Китая.

16 ЛЕТ ГОНЕНИЙ

Несмотря на то, что Зейнолла Саник не сидел в заключении, ему довелось испытать на себе все виды давления и гонений со стороны китайских властей, которым подвергались рядовые жители. В своих воспоминаниях писатель пишет: «Нам выпало перенести немало тягот и лишений из-за многих лет неправильной политики Мао (говорит о Мао Цзэдуне – председателе Коммунистической партии Китая с 1943 по 1976 год. – Азаттык). Всей семьей на протяжении десяти лет "носили колпак" в Урумчи, остальные десять с половиной лет с тремя детьми провели на "площадке исправления трудом". Были особенно тяжелые моменты, когда посещали мысли о смерти. В 1955–1962 годах, когда сородичи переезжали на историческую родину, я остался в Китае. Если бы не обстоятельства, я бы уже тогда уехал».

«После того как в 1962 году наши родственники уехали в Казахстан, китайские власти измывались над нами как могли. Что говорить о "ношении колпаков" и гонениях, когда нас могли запросто вывести на улицу перед людьми и обвинить в чем угодно. Особенно тяжело было, когда нас называли "соглядатаями советской власти"», – вспоминает писатель.

На головы баев и биев надевали колпаки с лозунгами «Уничтожим богатых и установим диктатуру пролетариата!»

Репортер Азаттыка расспросил проживающих в Казахстане казахов из Китая о таких видах наказания, как «ношение колпаков», «намазывание лица сажей», о которых вспоминал Зейнолла Саник. Репатриант из Китая Серик Керей рассказывает, что такой вид наказания, как «ношение колпака», в Китае начали практиковать с 1958 года. «На головы баев и биев надевали колпаки с лозунгами "Уничтожим богатых и установим диктатуру пролетариата!" В 1962 году началась кампания по уничтожению "четырех пережитков прошлого", во время которой на колпаках богатых людей делали надписи, а лица им намазывали сажей и прогоняли их по улицам. Грамотных людей, образованных представителей интеллигенции отправляли в лагерь Тарым. Принадлежавшие им книги сжигались, а их избивали», – говорит он.

Об особенностях «площадок исправления трудом» можно узнать из воспоминаний Зейноллы Саника. «Меня сослали в одну из отдаленных зимовок в районе Жын Буратолинской области. Копал землю, сеял, давал уроки», – писал он. Таким образом писатель 16 лет жизни провел среди гонений и лишений и к нормальной жизни вернулся лишь в 1978 году.

Книги Зейноллы Саника. 23 октября 2017 года.
Книги Зейноллы Саника. 23 октября 2017 года.

Член Союза писателей Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая Хасен Майкыбай, который на протяжении долгих лет состоял в дружеских отношениях с писателем, говорит, что «Зейнолла Саник следующие 50 лет своей жизни посвятил издательскому делу».

В творчестве Зейноллы Саника практически не нашли отражения пережитые им политические гонения.

После реабилитации он сразу стал заниматься издательским делом и занимал хорошие должности. Возможно, по этой причине он не писал о годах, проведенных в ссылке.

«Он не отразил в своем творчестве годы ссылок, пережитые тяготы и лишения. После реабилитации он сразу стал заниматься издательским делом и занимал хорошие должности. Возможно, по этой причине он не писал о годах, проведенных в ссылке. Вместо этого он увлекся историческими темами. Главная причина того, что он отказывался писать о пережитых тяготах, наверное, заключалась в его реабилитации», – говорит друг писателя Хасен Майкыбай.

Господин Майкыбай говорит, что произведения Зейноллы Саника увидели свет в журналах «Мура», «Шугыла», «Шалгын», которые издаются в Синьцзяне. По его словам, мастерство слова писателя исходило из традиционного казахского языка. «К примеру, его бии говорили как бии, обычные герои как рядовые жители. Его особое писательское мастерство нашло отражение в романе "Баспай". Книга "Традиции казахской культуры", напечатанная позднее в Пекине, стала одной из ценных в наследии Зейноллы. Зейнолла – не только писатель, но и исследователь казахской культуры и истории. Он не просто сидел в издательстве. Большую часть своей жизни он провел в архивах», – говорит Хасен Майкыбай. Он говорит, что Зейнолла Саник, находясь на должности главного редактора казахского издательства в Синьцзяне, приложил немало усилий к тому, чтобы издавались произведения казахских писателей.

«СВЕДЕНИЯ О КАЗАХСКОЙ ИСТОРИИ НУЖНО ИСКАТЬ В КИТАЙСКИХ АРХИВАХ»

Книга писателя «Каракерей Кабанбай» была издана в Китае в 1986 году. «Первая книга была написана на основе преданий, последующие две – на основе сведений», – писал он в воспоминаниях. «Казахстанские писатели исторические произведения пишут на основе народных преданий», – высказывал он свою точку зрения об исторических произведениях, написанных в Казахстане.

Писатель Зейнолла Саник. Апрель 2009 года.
Писатель Зейнолла Саник. Апрель 2009 года.

В одном из своих трудов Зейнолла Саник писал, что «историю казахов предпочтительнее искать не в архивах России, а в китайских записях». Потому что, считал он, «если сравнивать, вся наша история в основном связана с китайцами».

Казахстанский ученый-этнограф Досымбек Катран говорит, что исторические романы Зейноллы Саника подобны справочникам о традиционной казахской жизни.

«При чтении романа о Кабанбае сразу же обратил внимание на эстетические достоинства произведения, в котором художественным языком рассказывается об истории народа, топонимах, древних народных традициях, раскрываются личности батыров, народных героев, рассказывается о порядке разрешения споров в народе, раскрываются особенности казахских свадеб, похорон. Когда в одном произведении, используя литературные приемы, мастерски рассказывают об этнографических ценностях – это процесс, которому стоит поучиться», – говорит ученый.

Зейнолла Саник родился в Шагантогайском районе Или-Казахского автономного округа Китая в 1935 году. Его первые произведения увидели свет на страницах изданий в Китае в середине 1950-х годов. Писатель, переехавший в Казахстан в середине 2000-х годов, умер в Алматы в 2013 году. Перу писателя принадлежат такие произведения, как «Астана мінбесінен алған әсер», («Впечатления, полученные от трибуны в Астане»), «Тау жұлдызы» («Горная звезда»), «Қазақтың тұрмыс-салт білімдері» («Знания о казахских обычаях и традициях»), «Сүлеймен би» («Сулеймен-би»), «Дала мәдениетінен зерттеулер» («Исследование степной культуры»).

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG