Доступность ссылок

Гражданин Узбекистана хочет получить убежище в Казахстане


Жумабай Сагидуллаев, гражданин Узбекистана, бежавший из родного Каракалпакстана, как он утверждает, из-за преследований властей. Алматы, май 2017 года.

Покинувший Каракалпакстан Жумабай Сагидуллаев утверждает, что узбекские власти преследуют его из-за подвергшегося политическим гонениям старшего брата Амана Сагидуллаева, лидера опального движения «Алга, Каракалпакстан». Жумабай Сагидуллаев называет себя беженцем и говорит о своем желании жить в Казахстане. Он считает, что сможет работать в этой стране, отмечая сходство казахского и каракалпакского языков. Однако у него недостаточно документов для подтверждения статуса беженца.

«СТАЛИ ИЗБИВАТЬ»

43-летний Жумабай Сагидуллаев, пришедший в редакцию Азаттыка в Алматы, рассказал, что несколько лет назад он вынужден был бежать из Узбекистана, бросив крестьянское хозяйство в Караозекском районе автономной Республики Каракалпакстан.

– Я пас скот, был чабаном, далеким от политики. Однажды меня вызвали в районный налоговый отдел и обвинили в неуплате налогов. Я предъявил все оплаченные квитанции. Через некоторое время меня вызвали вновь и сказали, что я не уплатил налоги на несколько миллионов сумов, затем была проверка прокуратуры. Предъявляли немыслимые обвинения. Меня стали избивать. В итоге мне открыто сказали, что я высылаю деньги своему брату-оппозиционеру, который скрывается за границей, – говорит он.

По словам Жумабая Сагидуллаева, силовые органы Узбекистана «отобрали» у него личные документы, скот и землю. Когда он услышал, что его могут арестовать, «бежал за одну ночь в Кыргызстан, бросив семью».

– В Кыргызстане мне оказали помощь в лагере для беженцев, 2016 и 2017 годы я провел в этом лагере. Недавно лагерь закрыли, и я перебрался в Казахстан и обратился здесь за помощью. На руках у меня есть только военный билет, – говорит он.

Каракалпакстан

Каракалпакстан занимает третью часть территории Узбекистана. Более 80 процентов площади региона занимают пустыни. Каракалпакстан расположен в долине реки Амударьи и доходит до берегов Аральского моря, после высыхания которого северо-западная часть водоема из-за щелочных солей была объявлена зоной экологической катастрофы. Здесь проживает около одного миллиона 700 тысяч человек, из них около полумиллиона – каракалпаки.

14 декабря 1990 года парламент автономной республики Каракалпакстан в составе Узбекской ССР принял декларацию о государственном суверенитете, предполагавшую полную независимость государства. Однако правительство Узбекистана в 1993 году подписало с Каракалпакстаном межгосударственный договор сроком на 20 лет о вхождении республики Каракалпакстан в состав Узбекистана. В соглашении оговорено право выхода автономной республики из Узбекистана путём проведения референдума. В 2013 году, когда этот срок подошел к концу, обещание было забыто. Сейчас некоторые члены движения «Алга, Каркалпакстан», которые поднимают этот вопрос, находятся в изгнании за рубежом.

Жумабай Сагидуллаев сказал, что «в Казахстан он приехал нелегально, поэтому не решился обратиться в миграционную полицию и отправил туда своих знакомых». По его словам, в миграционной полиции запросили официальные документы, поэтому ему ничего не остается, кроме как срочно вернуться в Кыргызстан.

– Я не хочу в другие страны, хочу жить именно в Казахстане. Потому что казахский и каракалпакский языки похожи, и я смогу работать в Казахстане. Если появится возможность, перевезу свою семью. Не знаю, как там живет моя семья. Не один я, все мои братья находятся в бегах. Обратной дороги в Узбекистан для нас нет. Там нас сразу посадят в тюрьму и никогда не выпустят, могут и убить, – говорит он.

Жумабай опасается, что в случае, если он вернется в Кыргызстан, спецслужбы Узбекистана могут найти его и выкрасть.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ЦЕЛОЙ СЕМЬИ

Репортеру Азаттыка удалось поговорить и со старшим братом Жумабая, 50-летним Аманом Сагидуллаевым. В своем аккаунте в социальной сети Facebook он часто критикует действия властей Узбекистана по отношению в Каракалпакстану. На своей странице в Facebook'е он в качестве руководителя опального движения «Алга, Каракалпакстан» опубликовал несколько обращений. В Узбекистане Амана Сагидуллаева обвиняют в злоупотреблении полномочиями на посту руководителя завода по производству сельскохозяйственного оборудования и хищении около полумиллиона долларов. Он ранее говорил, что в случае возвращения в Узбекистан ему также могут грозить обвинения в сепаратизме за руководство движением «Алга, Каракалпакстан».

Аман Сагидуллаев, который прежде занимал на родине пост акима района, несколько лет работал министром, летом 2011 года был вынужден бежать в Кыргызстан, потому что его политическая позиция в связи с будущим Каракалпакстана не совпадала с позицией властей Узбекистана.

– Я находился в командировке в Москве, когда стало известно о моем предстоящем аресте. Из Москвы я бежал в Грузию. Оттуда приехал в Кыргызстан, пять лет просил политическое убежище в этой стране, но не получил. Скрывался в разных регионах. Спецслужбы Узбекистана предприняли несколько попыток похитить меня, – говорит он.

По его словам, в итоге он получил статус беженца в Норвегии в 2016 году.

Статус беженцев в Норвегии сначала получили его жена, двое сыновей и дочь, затем к ним присоединился и он. Аман Сагидуллаев досадует по поводу преследования своих младших братьев. Он говорит, что вся его семья находится в бегах, один брат в Казахстане, двое вынуждены скрываться в Кыргызстане.

По его словам, возросло давление на семью его младшего брата Жумабая и на других родственников. Недавно он получил сообщение об увольнении младшей сестры, которая работала учителем в школе.

Аман Сагидуллаев считает, что спецслужбы Узбекистана пытаются похитить из стран СНГ преследуемых по политически мотивам каракалпаков. «Несколько известных личностей Каракалпакстана являются политическими заключенными», сидят в узбекских тюрьмах, говорит он.

Аман Сагидуллаев сказал, что его младший брат Жумабай был вынужден продать свой мобильный телефон, чтобы как-то выжить, и сейчас с ним сложно связаться. «Сейчас ему очень сложно, он не в состоянии найти деньги на свое ежедневное пропитание», – говорит он.

«ДОЛЖЕН ДОКАЗАТЬ, ЧТО ПОДВЕРГАЛСЯ ПРЕСЛЕДОВАНИЮ»

Айна Шорманбаева, президент фонда «Международная правовая инициатива», в котором занимаются проблемами беженцев и предоставляют им правовую консультацию, сомневается в том, что Жумабай Сагидуллаев сможет получить статус беженца в Казахстане. По ее словам, Казахстан присоединился к Международной конвенции о статусе беженцев, однако строго относится к предоставлению статуса и зачастую отвечает заявителям отказом.

– Нужно написать заявление, чтобы получить статус беженца. Затем комиссия из числа представителей миграционной полиции, акимата города и активистов общественности проверит его. Для этого у него должны быть документы, подтверждающие преследование (подвергался гонениям, привлекался к суду. –​ Ред.), – говорит она.

Айна Шорманбаева подтверждает, что лагерь по оказанию гуманитарной помощи беженцам в Кыргызстане проработал несколько лет. В Кыргызстане есть неправительственные организации по оказанию помощи беженцам, говорит она, тогда как «в Казахстане предоставляется лишь статус беженца, другой помощи не оказывают».

Айна Шорманбаева, президент фонда «Международная правовая инициатива».
Айна Шорманбаева, президент фонда «Международная правовая инициатива».

По словам Айны Шорманбаевой, если человек незаконно пересек границу, «правоохранительные органы могут арестовать его на срок до 30 дней». Однако побывавший в редакции Азаттыка Жумабай Сагидуллаев говорит, что «у него нет удостоверения личности и документов, подтверждающих, что он подвергался преследованию со стороны властей Узбекистана».

Репортер Азаттыка обратился за комментариями в управление по гражданской миграции и работе с беженцами миграционной полиции министерства внутренних дел. Один из сотрудников управления сообщил, что они могут предоставить ответ только на письменный запрос. Попросив не указывать его имя и фамилию, он сказал, что по приезде в Казахстан у Жумабая Сагидуллаева была возможность обратиться с заявлением о получении статуса беженца.

– В течение пяти дней по приезде в Казахстан он должен был обратиться с заявлением. Если он пересек границу незаконно, то должен был написать заявление в течение суток и обратиться к местным органам. После рассмотрения заявления специальной комиссией в случае, если бы было доказано преследование по политическим, расовым и религиозным мотивам, то ему предоставили бы удостоверение беженца, – говорит он.

По словам сотрудника управления, сам факт изъятия удостоверения личности может являться свидетельством оказываемого давления, однако это нужно доказать.

– Если он всё это время проживал в Кыргызстане, то может обратиться с заявлением в посольство Казахстана в этой стране. Посольство соберет необходимые документы, и, если выяснится, что он подвергался преследованию, то документы направят в комитет миграционной полиции в Астане, – говорит он.

Сельчанин в Каракалпакстане. 23 марта 2017 года. Иллюстративное фото.
Сельчанин в Каракалпакстане. 23 марта 2017 года. Иллюстративное фото.

Репортер Азаттыка пытался получить комментарий относительно положения Жумабая Сагидуллаева от узбекской стороны. Дозвониться в министерство иностранных дел Узбекистана по телефонам доверия и номерам канцелярии не удалось. Не представилось возможным получить комментарий и в посольстве Узбекистана в Казахстане.

Казахстан присоединился к Международной конвенции о статусе беженцев в 1998 году. В 2009 году в Казахстане приняли собственный закон «О беженцах». В законе говорится, что «лицо в случае вынужденного незаконного пересечения границы Казахстана должно в течение суток обратиться в уполномоченный орган».

«В случаях, когда лица, задержанные за незаконный въезд или пребывание на территории Казахстана, изъявляют намерение обратиться с ходатайством о присвоении статуса беженца, компетентные органы извещают уполномоченный орган в течение одного дня с момента задержания. Уполномоченный орган в течение двух календарных дней выясняет обстоятельства их пребывания на территории Казахстана и регистрирует ходатайство о присвоении статуса беженца», – говорится в законе.

Однако, судя по действиям Казахстана в отношении беженцев из Узбекистана, заметно, что статус беженца получить нелегко. В 2009–2010 годах лидеры правозащитной организации из Узбекистана, прибывшие в Казахстан втайне от властей своей страны, обратились к Астане с просьбой предоставить возможность выехать в третью страну, однако взяты под стражу вместе с несколькими гражданами Узбекистана, не сумев получить статус беженцев.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG