Доступность ссылок

Срочные новости

Как Душанбе заблокировал переназначение ключевых должностных лиц ОБСЕ


Арлем Дезир, представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ.

Официальный Душанбе сорвал то, что должно было стать плановым переназначением высокопоставленных должностных лиц ОБСЕ. Таджикистан решил отклонить две кандидатуры, регулярно критиковавшие Душанбе за далеко не лучшую репутацию в области свободы СМИ и проведения выборов.

Два ведущих должностных лица Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) внезапно оказались не у дел после того, как Таджикистан отклонил продление их мандатов.

Срок полномочий Ингибьёрг Сольрун Гисладоттир в качестве главы Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ и Арлема Дезира — представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ — истек 19 июля.

Оба были выдвинуты в кандидаты на второй трехлетний срок, но в обоих случаях делегация ОБСЕ из Душанбе препятствовала их переназначению. Оба, как известно, вызывали недовольство у правительства Таджикистана.

БДИПЧ и представитель по вопросам свободы СМИ отвечают за мониторинг выполнения обязательств ОБСЕ всеми 57 странами-членами, и Таджикистан далеко не единственная страна, которая подвергается критике.

«ТЕРРОРИСТЫ» — ДОПУЩЕНЫ

Таджикистан присоединился к Турции в препятствовании продлению срока Гисладоттир. При этом обе страны выпустили дипломатические ноты, в которых говорилось, что БДИПЧ разрешило «регистрацию представителей преступных групп и лиц, совершивших террористические акты» для участия в ежегодных совещаниях ОБСЕ по вопросам человеческого измерения.

Так, в 2017 году турецкая делегация покинула Совещание по рассмотрению выполнения обязательств в области человеческого измерения ОБСЕ из-за присутствия представителей нью-йоркского Фонда журналистов и писателей, который, как утверждают турецкие власти, является террористической организацией, связанной с движением Фетхуллаха Гюлена, и бойкотировала ежегодное мероприятие в 2018 году по той же причине.

Турецкие власти обвиняют сторонников Фетхуллаха Гюлена в попытке устроить государственный переворот в Турции в июле 2016 года.

Гюлен отвергает какую-либо причастность к путчу, и многие правозащитные организации и отдельные правительства обвинили турецкие власти в использовании переворота для проведения широкомасштабных репрессий против предполагаемых политических противников, поскольку тогда десятки тысяч были сняты с должностей и задержаны или арестованы.

В 2016 году делегация Таджикистана покинула Совещание по рассмотрению выполнения обязательств в области человеческого измерения ОБСЕ, когда в зал вошли представители Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Также власти Таджикистана отказались участвовать в конференции 2017 года.

Правительство Таджикистана обвиняет ПИВТ — умеренную оппозиционную группу, которая ранее входила в правящую коалицию, — в попытке устроить переворот в сентябре 2015 года, хотя в поддержку этого заявления нет никаких убедительных доказательств.

Таджикские власти использовали переворот в качестве предлога для того, чтобы таджикский суд объявил ПИВТ — вторую по величине политическую партию в стране — экстремистской, запретил ее деятельность в Таджикистане и заключил в тюрьму многих еще находившихся в стране лидеров партии.

Таджикские власти продолжают обвинять ПИВТ в связях с террористическими группами, но при этом каких-либо конкретных доказательств этому не приводится.

ПИВТ проходила в парламент по итогам всех выборов с 2000 года и вплоть до 2015 года, когда партия не смогла получить ни одного места. Наблюдатели БДИПЧ тогда заявили, что проведение предвыборной кампании было омрачено «несбалансированным освещением политических вопросов государственными средствами массовой информации, негативной информацией о Партии исламского возрождения Таджикистана». Что же касается дня выборов, то процесс «голосования оценили негативно в 21 проценте охваченных наблюдением выборных участков; значительная доля указывает на систематические проблемы» и «были частые сообщения о серьезных процедурных нарушениях, в частности касательно несоблюдения защитных мер для голосования только правомочными лицами и только единожды».

В заключительном докладе БДИПЧ о парламентских выборах в Таджикистане в 2020 году, первых за 20 лет без участия ПИВТ, отмечалось: «Системные нарушения основных политических прав и свобод не оставили места для плюралистических политических дебатов, а подлинная оппозиция была удалена из политического пространства».

ЧРЕЗМЕРНАЯ КРИТИКА

По сообщениям, Азербайджан выступил против возобновления мандата Дезира на посту представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, сославшись на «чрезмерную критику» Дезира «в отношении ситуации со свободой слова в Азербайджане».

У Таджикистана, по всей видимости, были схожие причины.

Арлем Дезир не так давно критиковал таджикские власти в Twitter’е за действия против независимых СМИ. А совсем недавно — за блокировку независимого информационного сайта «Ахбор».

Всего несколько недель назад Дезир осудил нападение на независимого журналиста информационного агентства «Азия-Плюс» Абдулло Гурбати и призвал власти Таджикистана найти и наказать нападавших.

28 правозащитных организаций в сфере свободы прессы, развития СМИ и поддержки журналистов опубликовали заявление об отказе Азербайджана и Таджикистана продлить мандат Дезира, в котором говорилось: «Мы уважаем необходимость консенсуса всех государств — членов ОБСЕ в отношении продления мандата на голосовании».

Однако: «Мы понимаем, что действия Азербайджана и Таджикистана являются попыткой ослабить основную надзорную функцию мандата».

В заявлении напоминается: «Как показала пандемия COVID-19, обеспечение свободы СМИ сейчас важнее, чем когда-либо».

В одной статье говорилось, что повторное назначение Дезира встретило препятствие со стороны «двух стран с худшей репутацией в мире в области свободы прессы».

Аналогично отреагировали специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение Дэвид Кайе, а также французский эксперт по правам человека и специальный докладчик по вопросу о внесудебных, суммарных или произвольных казнях Аньес Калламар, назначенная Советом ООН по правам человека, и директор международных кампаний британского бюро «Репортеры без границ» Ребекка Винсент.

А в другой статье даже отмечалось, что «блокирование Дезира двумя [государствами] поднимает вопрос о том, следует ли разрешать странам, имеющим столь прискорбную репутацию по защите журналистов и свободной прессы, обладать такой властью на международных форумах».

В ноябре в Таджикистане запланировано проведение президентских выборов, и тут возникает лишь один вопрос: решит ли давний президент Эмомали Рахмон баллотироваться на пятый срок или передаст этот пост своему старшему сыну Рустаму Эмомали?

Критика по поводу выборов почти гарантирована как со стороны БДИПЧ, так и от бюро по вопросам свободы СМИ, но теперь должен начаться процесс выдвижения новых кандидатов, и неясно, когда он может завершиться.

Усложняет дело то, что назначения Гисладоттир и Дезира были частью того, что было названо «политическим пакетом, заключенным под председательством Австрии в ОБСЕ три года назад», и «действия Азербайджана, Таджикистана и Турции привели других, в том числе Францию, Канаду, Норвегию, Исландию и Армению, — к отклонению продления полномочий генерального секретаря (Тимаса Гремингера) и верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств [Ламберто Занье] на встрече послов ОБСЕ в Вене 10 июля».

Таким образом, есть четыре высокопоставленные поста, которые требуют единодушного согласия всех 57 членов ОБСЕ, прежде чем этот пакет может быть реализован.

Таджикистану сошло с рук это вето на продление, но месть таджикского правительства тем институтам ОБСЕ, которые критиковали таджикские власти, принесет, скорее всего, лишь сомнительные плоды.

Новые руководители БДИПЧ и бюро по свободе СМИ также будут обязаны указывать на нарушения, которые постоянно совершают таджикские власти, и при этом никаких признаков улучшения не наблюдается.

А в не столь отдаленном будущем, когда Таджикистан будет предпринимать попытки оправиться от ущерба, нанесенного народу и экономике страны пандемией коронавируса, у правительства будет меньше мест, к которым можно будет обратиться за помощью.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG