Доступность ссылок

Срочные новости

Казахстанская студентка во Франции


Гайша Утевова (в центре) на четвертом курсе МГУ. 2014 год. Фото предоставлено Гайшой Утевовой.

Студентка Гайша Утевова рассказала, почему она не доучилась в Казахстане и продолжила образование сначала в России, а потом во Франции; зачем французские студентки добровольно становятся второгодницами; и почему год учебы во французском университете обходится в сумму около 400 евро в год.

Гайша Утевова окончила обычную школу в Костанае, поступила в Евразийский национальный университет (ЕНУ) имени Гумилева на факультет биотехнологий, но затем решила продолжить образование в Московском государственном университете (МГУ). Получив диплом, девушка поступила во французский Университет Экс-Марсель, но через некоторое время переехала в Лондон и планирует поступать в магистратуру.

По словам Гайши, учеба в ЕНУ ей понравилась, но были административные проблемы, которые довольно сильно бросались в глаза. Во-первых, девушке не пришлись по душе условия в общежитии, где на сорок человек, по ее словам, был один душ и туалет. Во-вторых, появились вопросы к технической оснащенности: на одном из семинаров студенты вскрывали рыбу на обычных листах формата А4 «тупым столовым ножом из деканата».

– Если честно, я сильно переживала: казалось, что мои годы будут проходить зря. Я из семьи с невысоким уровнем достатка – мама работала учительницей и содержала двоих детей, – поэтому часто думала, что если я закончу университет и начну работать в какой-нибудь лаборатории, то вряд ли когда-нибудь накоплю на собственное жилье. Это ведь базовые условия: еда и крыша над головой, – говорит собеседница Азаттыка.

Здание общежития МГУ, Воробьевы горы, Москва.
Здание общежития МГУ, Воробьевы горы, Москва.

Поэтому Гайша подала документы в казахстанский филиал МГУ – выбрала экономический факультет. Девушка вспоминает, что готовиться было сложно, к тому же был очень большой конкурс, но ей всё равно удалось поступить на бесплатное обучение. Три года она проучилась в казахстанском филиале, а на четвертом курсе поехала в Москву. Параллельно с основной учёбой Гайша посещала Французский университетский колледж, где давали бесплатные уроки французского языка.

– Уроки были очень эффективными: за год я поняла грамматику и сложные языковые нюансы, – вспоминает девушка.

Получив диплом МГУ, Гайша Утевова вернулась в Казахстан и стала прикидывать, что ей делать дальше. Девушка хотела продолжить образование, но уже за пределами родины.

В Костанай возвращаться не хотелось, а в Астане, мне кажется, я смогла бы хорошо устроиться разве что после окончания магистратуры. Ну и есть негласное правило: хорошо вернуться, если есть тот, кто устроит [тебя на хорошее место работы].

– В Костанай возвращаться не хотелось, а в Астане, мне кажется, я смогла бы хорошо устроиться разве что после окончания магистратуры, – объясняет свою логику девушка. – Ну и есть негласное правило: хорошо вернуться, если есть тот, кто устроит [тебя на хорошее место работы]. Поэтому после получения диплома я решила поступить на другую специальность, какую-нибудь естественно-научную, подала из Казахстана заявку на обучение во Франции и поступила в Университет Экс-Марсель (тоже в бакалавриат) на отделение естественных наук.

Учеба в университете обходилась очень дешево – всего лишь 400 евро в год: в эту стоимость входили социальная, медицинская страховки и административный сбор университета. Невысокую плату за учебу Гайша объясняет особенностями французского образования.

– Образование на французском языке бесплатно как для французов, так и для иностранцев, которые сумели пройти специальный конкурс-досье (он не сложный). Человек, у которого в аттестате хорошие оценки, может легко поступить, – разумеется, при условии, что знает французский язык, – рассказывает Утевова.

Если мы привыкли учить всё за один-два дня, в перерывах между экзаменами, то во Франции за одну неделю можно сдать девять экзаменов, а между двумя экзаменами может быть разница в один час.

Гайша признается: пока училась в Марселе, она только и делала, что сравнивала французскую систему образования с казахстанской и российской. Например, преподавание математики во Франции слабее («после МГУ мне казалось, что я вообще ничего не делаю, даже несмотря на трудности с техническим языком, хотя есть и более сильные французские учебные заведения – ENS – Высшие Школы»), но не из-за низкого уровня преподавания, а потому, что система образования нацелена в первую очередь на обучение самостоятельности – чтобы студенты учились себя содержать и жить, будучи независимыми от родителей.

– Французы не спешат к 20 годам впихнуть в мозг человека множество знаний, они стараются делать это равномерно, – говорит Гайша Утевова. – Взять, к примеру, семестровые экзамены. Если мы привыкли учить всё за один-два дня, в перерывах между экзаменами, то во Франции за одну неделю можно сдать девять экзаменов, а между двумя экзаменами может быть разница в один час. Это сделано исходя из понимания, что учиться нужно заранее. То есть система образования построена так, чтобы знания студентов откладывались не в кратковременной памяти – сдал и сразу же забыл, – а таким образом, чтобы информация запоминалась довольно прочно.

Кроме того, по воспоминаниям собеседницы Азаттыка, во Франции не зазорно оставаться на второй год – учеба бесплатная, поэтому если студенты не успели усвоить какой-то курс, то могут прослушать его заново, а затем спокойно пересдать и продолжить учиться дальше.

КАК ПРОЖИТЬ НА ОДНУ СТИПЕНДИЮ?

По воспоминаниям Гайши Утевовой, жить на стипендию в Марселе можно было довольно сносно – эта сумма равна 600 евро в месяц. Хотя, уточняет девушка, это, скорее, не стипендия, а статус стипендиатки, полученный через программу Кампюс Франс. Ее суть в том, что человек подает заявку и досье на эту программу, и деньги, которыми он оплачивает учебу, ему же распределяют в виде стипендии. Статус стипендиатки так просто во Франции не получить, но эта программа помогает с документами, а полученный официально статус позволяет претендовать на различные социальные бонусы – жильё, скидка на жильё, на проезд. Этих денег хватало на еду, жилье и даже несколько походов в ресторан.

А вот жизнь во французском общежитии кардинально отличалась от студенческой жизни, которая была в Казахстане и России.

– Когда я училась в ЕНУ, меня поселили в одну из самых ужасных общаг, где на сорок человек – один туалет и душ, а иногда и на все пять этажей один общий душ, – говорит Гайша Утевова. – При этом учеба была интересной, но вот эти административные вопросы бросались в глаза. Во Франции система общежитий функционирует отдельно: университет занимается исключительно образованием, а другая организация занимается размещением студентов. И для них размещение в комнате больше одного-двух человек просто немыслимо.

Школьное фото Гайши Утевовой. Конец 90-х годов. Фото предоставлено Гайшой Утевовой.
Школьное фото Гайши Утевовой. Конец 90-х годов. Фото предоставлено Гайшой Утевовой.

По словам собеседницы Азаттыка, двери французского общежития были открыты 24 часа в сутки – можно свободно заходить, выходить, приводить гостей и даже устраивать вечеринки. При этом никто не ходил по комнатам с проверкой – это бы считалось нарушением личных границ.

– Я вспоминаю казахстанскую общагу, где вход до 11 часов вечера, и из-за этого приходилось подвергать свою жизнь опасности, потому что иногда мы не успевали приходить в общежитие, и приходилось пережидать ночь в какой-нибудь ночной кафешке, – вспоминает Гайша.

Понятие «развести экзамен за деньги», судя по всему, во французских университетах тоже не в чести: Гайша говорит, что даже в самых искренних разговорах с одногруппниками никто об этом не упоминал. Кстати, в Экс-Марселе была только письменная система сдачи экзаменов, тест был лишь однажды по истории науки, а базовые предметы тестами не сдавали никогда.

Я вспоминаю казахстанскую общагу, где вход до 11 часов вечера, и из-за этого приходилось подвергать свою жизнь опасности, потому что иногда мы не успевали приходить в общежитие, и приходилось пережидать ночь в какой-нибудь ночной кафешке.

Несмотря на легкую учебу, Экс-Марсель Гайша не окончила: девушке казалось, что она неэффективно расходует свое время – нужно было переходить на магистратуру. Собеседница Азаттыка решила продолжить образование в Москве, но потом женилась, и пара переехала в Лондон. Супруга Гайши – программистка из России. И теперь Гайша оформляет рабочую визу, чтобы иметь возможность трудиться в Великобритании. Гайша не скрывает свои отношения от родных, хоть о своей свадьбе рассказала не сразу.

– В Казахстане и России однополые браки не регистрируются, а в Великобритании могут пожениться только граждане этой страны либо нужно делать специальную визу Marriage Visa, что очень долго. Поэтому мы поженились в Сан-Франциско, во время командировки моей супруги в США, – говорит Гайша Утевова. – О том, что мы женились, я рассказала родным не так давно. Во-первых, последнее время я всегда где-то далеко жила от дома. Но сейчас вроде как все знают, и скандала никакого не было. Мама промолчала, а потом сказала: береги себя.

БОЛЬШАЯ СТРАНА МЕЖДУ РОССИЕЙ И КИТАЕМ

По словам Гайши Утевовой, она не встречала каких-либо предубеждений по поводу Казахстана, но, возможно, это потому, что о Казахстане французы знают весьма поверхностно.

– Наша страна для них – белое пятно, мало кто о нас знает, но охотно слушают. Проще всего объяснить, что Казахстан – это большая страна между Россией и Китаем. В той части французского общества, в которой была я, о казахстанцах если и слышали, то о каких-нибудь скандально-богатых владельцах вилл на Лазурном берегу.

Большое впечатление на девушку произвела французская провинция – особенно, как она сама говорит, в сравнении с казахстанской.

Школьное фото Гайши Утевовой. Конец 90-х годов. Фото предоставлено Гайшой Утевовой.
Школьное фото Гайши Утевовой. Конец 90-х годов. Фото предоставлено Гайшой Утевовой.

– Я жила лет десять в деревне – где тридцать человек детей на всю школу и второй с четвертым классом учились в одном кабинете. Сельская местность – отдельная часть Казахстана, совершенно другой мир. Там настолько много бытовых проблем, что люди даже не успевают вести разговоры о том, как живется в стране, пытаются свести концы с концами, – вспоминает Утевова.

Проще всего объяснить, что Казахстан – это большая страна между Россией и Китаем. В той части французского общества, в которой была я, о казахстанцах если и слышали, то о каких-нибудь скандально-богатых владельцах вилл на Лазурном берегу.

Во французских провинциях, по словам Гайши, многие вещи более обустроены – есть дорога, электричество, вода и доступные клиники и больницы.

– Я была в Савуа – это район во Франции, на границе со Швейцарией. Там приятно, чисто, много туристов – люди во время рождественских каникул любят приезжать в деревню, снимать дома. В Савуа все друг друга знают, живут там из поколения в поколение, – говорит девушка.

По словам Гайши, она бы вернулась в Казахстан, но только если ее жена захочет поехать, однако она программистка, и ей перспективнее работать в Европе или США. Следующий критерий – интересная и хорошо оплачиваемая работа, связанная с преподавательской и исследовательской деятельностью в области биологии и математики.

  • 16x9 Image

    Пётр ТРОЦЕНКО

    Пётр Троценко - корреспондент Азаттыка. Работал веб-редактором сайта Азаттык в Алматинском бюро. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова (2007 год). Начинал карьеру в газете «Уральская неделя», интернет-радио «Инкар-инфо». С 2007 по 2016 год работал в различных СМИ Алматы, Астаны, Уральска, Тараза и Актобе.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG