Доступность ссылок

Срочные новости:

«"Мемориал" наступает на нужные мозоли власти». Интервью с Юрием Дмитриевым из СИЗО


Российский историк Юрий Дмитриев обращается к журналистам у зала суда в Петрозаводске в апреле 2018 года: «Каждая семья должна знать свою историю».

Карельский историк и специалист по ГУЛАГу Юрий Дмитриев дал интервью из следственного изолятора проекту Русской редакции Азаттыка — «Север.Реалии». Общественник рассказал о своем деле и судьбе неправительственной организации «Мемориал», которую российское правительство стремится закрыть.

Пять лет назад в этом месяце историк Юрий Дмитриев, местный глава правозащитного центра «Мемориал» в северо-западном регионе Карелия, был арестован в своей квартире в Петрозаводске. Его обвинили в изготовлении порнографических изображений своей приемной дочери. Он это категорически отрицал, утверждая, что фотографии были сделаны по настоянию социальных работников для наблюдения за развитием девочки.

Дмитриев в наибольшей степени известен исследованием и увековечиванием памяти жертв политических репрессий в сталинскую эпоху в Карелии. Он сыграл ключевую роль в поиске мест массовых захоронений в лесном урочище Сандармох, где были захоронены тела не менее шести тысяч жертв.

Поскольку его дело переходило из одного суда в другой, Дмитриев, которому в следующем месяце исполняется 66 лет, на протяжение почти всех пяти лет содержится в следственном изоляторе в Петрозаводске — столице региона. Городской суд Петрозаводска в настоящее время в третий раз рассматривает дело Дмитриева, который в сентябре 2020 года был приговорен к 13 годам лишения свободы. Прокуратура добивается увеличения срока наказания до 15 лет. Адвокаты Дмитриева говорят, что все возможности для апелляций уже исчерпаны.

Сотрудники полиции ведут Дмитриева после судебного заседания в Петрозаводске в июле 2020 года
Сотрудники полиции ведут Дмитриева после судебного заседания в Петрозаводске в июле 2020 года

Судебное разбирательство проходит на фоне усилий российского правительства закрыть благотворительное и правозащитное общество «Международный мемориал» и правозащитный центр «Мемориал» в Москве, которые уже давно внесены в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента». Их судьба может быть решена Верховным судом и высшим судом Москвы на этой неделе.

«Север.Реалии» удалось во время суда передать письменные вопросы Дмитриеву и получить письменный ответ через Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН). Интервью сокращено и отредактировано для большей ясности.

Север.Реалии: Как вы стали членом «Мемориала»?

Юрий Дмитриев: ​Многих из «Мемориала» я знал лично тогда. По крайней мере из правления. Ребята занимались анкетированием репрессированных, публиковали списки репрессированных. Времена тогда были голодные, поэтому они же развозили гуманитарную помощь [бывшим жертвам репрессий]. В общем, в полном соответствии со своим уставом работали. Мы на своих заседаниях Народного фронта НПО Карелии не раз обсуждали вопросы, поставленные «Мемориалом». Где-то через полгода или год я обратился к [карельскому активисту «Мемориала»] Пертти Вуори с просьбой отследить судьбу деда моей жены — простого рыбака из села Сямозеро, арестованного в 1937 году. Пертти выяснил: расстрелян. В одну из наших встреч он предложил мне вступить в «Мемориал». Так что я в «Мемориале» с 1989 года где-то.

Север.Реалии: Чем вы тогда занимались?

Юрий Дмитриев: Развозил на машине гуманитарную помощь бывшим политзэкам. Несколько раз выезжали в окрестности села Деревянное — искали место расстрелов, но неудачно. А затем я на свою голову ввязался в эпопею с обнаруженными останками в Бесовце и в Сулажгоре. Только через два года, 30 октября 1991 года, их удалось перезахоронить на Зарецком кладбище Петрозаводска. Так и начинался карельский «Мемориал». Затем я стал работать у Ивана Чухина, депутата Верховного Совета РСФСР. Иван предложил мне помогать ему в составлении «Книги Памяти» [целью которой было документирование всех жертв политических репрессий советской эпохи в Карелии], я согласился и на несколько лет погрузился в архивы МВД, ФСБ (тогда еще КГБ). Из ранних международных проектов можно назвать сооружение мемориала на кладбище интернированных немок у села Падозеро. И работа над книгой. Постепенно нарабатывался опыт и в работе с документами, и в «работе» с останками. Выявляли и реально помогали репрессированным: продуктами, деньгами. Внесли в закон Карелии отдельные пункты о помощи репрессированным. Никто не был забыт. И это была реальная помощь. 90-е, в сравнении с советским периодом, были временем свободы, временем, когда открывали архивы и можно было узнать наконец правду о своих предках.

Север.Реалии: Какие трудности наступили после? Когда к власти пришел нынешний президент [Владимир Путин]?

Юрий Дмитриев: Тут мне сложно сказать, потому что на какое-то время я «выпал» из карельского «Мемориала». После смерти в 1997 году Ивана Чухина к руководству пришли другие люди. Если кратко — мы не сошлись характерами. Со мной вместе тогда ушли еще несколько человек, и мы организовали Академию социально-правовой защиты.

Глава карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев, обвиняемый в изготовлении порнографических материалов с участием приемной дочери, перед оглашением приговора у Петрозаводского городского суда. Россия. Петрозаводск. 5 апреля 2018 года
Глава карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев, обвиняемый в изготовлении порнографических материалов с участием приемной дочери, перед оглашением приговора у Петрозаводского городского суда. Россия. Петрозаводск. 5 апреля 2018 года

Север.Реалии: Как сегодня вы относитесь к ситуации с «Мемориалом», с такой объявленной травлей правозащитников?

Юрий Дмитриев: Травля — нормальное явление. Значит, «Мемориал» наступает на нужные мозоли власти. «Мемориалу» я верю. Значит, нужно менять организм с мозолями.

Север.Реалии: Вы связываете свое уголовное дело с вашей работой в «Мемориале»? Если бы вы не занимались этой темой, то, может, и не было бы этих пяти лет судов?

Юрий Дмитриев: Думаю, этого дела вообще бы не было. Кому интересен простой инженер с фабрики-прачечной?

Север.Реалии: Как вы думаете, как сегодня общество может поддержать «Мемориал»? И как обычным людям нужно воспитывать то бережное отношение к истории в молодом поколении, как это делает «Мемориал»?

Юрий Дмитриев: Через семью. В каждой семье должна вестись родословная. Именно через эти знания вырастает чувство собственного достоинства. Мне повезло узнать чувства тех людей, которых власть репрессировала во все годы своего существования. Буду жив — напишу об этом книгу.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG