Доступность ссылок

Мангистау в декабре 2011-го. Записки журналиста год спустя


Отряд вооруженных военнослужащих в зимней экипировке. Актау, 21 декабря 2011 года.

Отряд вооруженных военнослужащих в зимней экипировке. Актау, 21 декабря 2011 года.

Специальному корреспонденту Азаттыка удалось побывать в Жанаозене и Шетпе сразу после прошедших там кровавых событий. Коридор полиции в Жанаозене был окрашен кровью, лица задержанных были превращены в месиво.


ПОЛИЦЕЙСКИЕ НА ПЛОЩАДИ АКТАУ

Мы, группа казахстанских и зарубежных журналистов, независимых блогеров и гражданских активистов, вылетели из Алматы в Актау ночным рейсом и приземлились рано утром 18 декабря 2011 года. В аэропорту еще не было военных. Таксисты, как обычно, наперебой зазывали к себе пассажиров. Снега не было, но было холодно, к тому же дул сильный пронизывающий ветер.

С раннего утра на площади Ынтымак – главной площади города Актау – полицейских не было. Они появились примерно к 10 часам утра. На них были бронежилеты, на голове шлемы - у части полицейских были армейские стальные каски цвета хаки. У каждого были резиновые дубинки.

Позже на автобусах типа «Пазик» привезли бойцов сводного отряда быстрого реагирования (СОБР). Они были вооружены еще и автоматами Калашникова, у некоторых были дробовики – так называемые помповые ружья. У них также были Полковник полиции обходит строй прибывших бойцов СОБРа. Актау, 18 декабря 2011 года.

Полковник полиции обходит строй прибывших бойцов СОБРа. Актау, 18 декабря 2011 года.

металлические щиты. Некоторые из них были в масках.

Полицейские и бойцы СОБРа были тепло одеты. Несмотря на то, что светило солнце, мороз и пронизывающий ветер заставляли их поглубже натягивать шапки и поднимать воротники. Как можно было заметить, больший дискомфорт от холода чувствовали полицейские начальники, одетые в неутепленные брюки и туфли. Правда, их туловища и головы были защищены от холода и ветра меховыми шапками и куртками.

Общая численность полицейских составила примерно несколько сотен. Они встали в несколько шеренг – тылом к зданию Мангистауского областного акимата, лицом – к работникам нефтяной компании «Каражанбасмунай», которые вышли к площади в знак протеста против расстрела демонстрации в Жанаозене. Протестующих также было несколько сотен человек. Полицейский кордон не пропускал протестующих на площадь, не позволял им пройти в сторону здания областного акимата.

Противостояние протестующих нефтяников и силовиков было, если можно так выразиться, статическим: обе стороны находились на своих рубежах, между ними проходила своего рода нейтральная полоса. Иногда среди протестующих очагами возгорались жаркие дискуссии с представителями властей или же нефтяники сами горячо обсуждали последние новости, но они при этом не приближались к полицейским. В тот день, 18 декабря, полицейские не подпускали к себе не только протестующих, но и находившихся на площади журналистов.

ШЕТПЕ И НОЧНОЙ ЖАНАОЗЕН В ПЕРВЫЕ ДНИ

Попытка журналистов и гражданских активистов получить официальное разрешение на поездку в Жанаозен не увенчалась успехом. 18 декабря 2011 года было воскресным днем. Удалось достучаться лишь до сотрудника областной прокуратуры, который сказал, что в Жанаозене действует режим чрезвычайного положения, введенный указом президента Казахстана, что он не обладает Полицейский на дороге к поселку Шетпе Мангистауской области. 18 декабря 2011 года.

Полицейский на дороге к поселку Шетпе Мангистауской области. 18 декабря 2011 года.

полномочиями дать разрешение журналистам на поездку в Жанаозен.

Журналистам и гражданским активистам удалось попасть в Мангистаускую областную центральную больницу, где один из раненых в руку 16 декабря в Жанаозене согласился дать краткое интервью.

Потом стало известно, что накануне, 17 декабря, на станции Шетпе, который находится в 108 километрах к северо-востоку от Актау, полицейские стреляли в мирных граждан, в результате чего один человек был убит и свыше десяти ранены. Журналисты на автобусе и легковом автомобиле выехали из Актау в Шетпе – благо никакого официального распоряжения о вводе режима чрезвычайного положения в Шетпе не было.

Однако когда до станции Шетпе оставалось примерно 15 километров, автобус с журналистами несколько раз останавливали сотрудники дорожной полиции. В последний раз, после переговоров по рации, один из них забрал документы у водителя автобуса. Тогда журналисты вышли из автобуса и направились пешком к станции Шетпе. Через несколько минут их догнал автобус, водителю которого полицейские все же вернули документы.

Зимнее солнце клонилось к закату, когда журналисты прибыли в поселок Шетпе. Автобус с журналистами остановился на площади, примыкающей к зданию железнодорожной станции. Там нас уже поджидал небольшой отряд вооруженных полицейских. Они заблокировали автобус с журналистами, не позволяя ему передвигаться по поселку. Полицейские также пытались не позволить журналистам что-либо снимать даже на самой площади. Тем временем начали подходить жители поселка, которые, увидев журналистов, начали излагать свою версию произошедшей в их поселке трагедии.

В ЖАНАОЗЕНЕ

Вскоре подъехали несколько полицейских начальников и гражданских лиц, которые начали настаивать на том, чтобы журналисты поскорее уехали из Шетпе. Представители СМИ в ответ потребовали разрешения посетить Жанаозен. К их удивлению, полицейские не только пошли навстречу их просьбе, но и предложили свой автобус. Журналисты пересели в их автобус, гражданским активистам полицейские это не позволили. И этот автобус в сопровождении машины ГАИ доставил нас в Жанаозен. К этому времени совсем стемнело, а с учетом того, что в Раненный в реанимационном отделении городской больницы. Жанаозен, 18 декабря 2011 года.

Раненный в реанимационном отделении городской больницы. Жанаозен, 18 декабря 2011 года.

Жанаозене почти не горели уличные фонари, казалось, что наступила глубокая ночь.

В почти кромешной темноте фотографирование оказалось невозможным. Лишь при свете фар можно было видеть часто попадавшиеся группы вооруженных людей, на многих из них на куртке со спины ярко отражались от света фар буквы «СОБР». У входа в здание управления внутренних дел города (ГУВД) Жанаозен сновали туда-сюда вооруженные полицейские.

В здании ГУВД нам повстречался комендант Жанаозена полковник полиции Аманжол Кабылов, но он отказался давать интервью. Он предупредил журналистов, что если кто-то попытается делать съемки или аудиозапись, то он тут же всех вышлет из Жанаозена. После этого он поручил полицейским наблюдать за журналистами и ушел.

Как раз в этот период, при посещении туалета на четвертом этаже здания ГУВД, журналисты увидели жуткую картину – по обеим сторонам коридора лицом к стене стояли задержанные. Стены были как бы разукрашены кровавой кистью. При этом постоянно раздавался окрик: «Не оборачиваться!» Однако некоторые из задержанных все же оборачивались и тогда можно было увидеть, что у них вместо лица сплошное кровавое месиво.

Посещение ГУВД Жанаозена, как и в целом города Жанаозен, вечером 18 декабря 2011 года закончилось тем, что интервью нам дали министр внутренних дел генерал Калмуханбет Касымов и первый заместитель акима Мангистауской области Амангельды Айткулов. Именно на настойчивые вопросы корреспондента Азаттыка Министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов. Жанаозен, 18 декабря 2011 года.

Министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов. Жанаозен, 18 декабря 2011 года.

генерал Касымов ответил, что команду на открытие стрельбы на поражение никто не давал, что полицейские на площади решение принимали сами в связи с тем, что начальник ГУВД Жанаозена ввел в действие предусмотренный на такие случаи план «Гонг». Действия полицейских, стрелявших в мирных граждан, он назвал правомерными. Эти слова министра Касымова буквально через несколько дней были опровергнуты знаменитой любительской видеозаписью Saule-540, и власти вынуждены были признать факт незаконной стрельбы по мирным гражданам. Через полгода несколько полицейских, принимавших участие в стрельбе, были осуждены на различные тюремные сроки.

Амангельды Айткулов в качестве одной из версий причин событий в Жанаозене заявил, что у бастующих были слишком завышенные ожидания от президентской партии «Нур Отан». Через 11 месяцев, в ноябре текущего года, Амангельды Айткулов был сам отправлен в тюрьму на 10 лет по обвинению в совершении коррупционных преступлений, якобы ставших одной из причин осложнения социальной обстановки в Мангистауской области. Его прямой руководитель, аким области Крымбек Кушербаев, наоборот, пошел на повышение после отставки, ныне он – советник президента Назарбаева.

Журналистам не разрешили переночевать в Жанаозене, который находится примерно в 150 километрах к юго-востоку от Актау. На казенном автобусе нас доставили в Актау.

ПОЛИЦЕЙСКОЕ УСИЛЕНИЕ

Рано утром 19 декабря 2011 года журналисты в сопровождении сотрудников пресс-службы Мангистауского областного акимата вновь выехали в Жанаозен. К этому времени в Актау прибыли журналисты и из провластных СМИ, в том числе из Астаны. Колонна получилась из двух автобусов и спецмашины с телевизионной студией. Колонну сопровождала машина ГАИ.

Как-то само собой получилось, что на одном автобусе ехали провластные журналисты, а на другом – журналисты независимых СМИ. По пути автобус с независимыми журналистами, потеряв время на дозаправку, отстал от колонны, но продолжил путь самостоятельно, без сопровождения ГАИ. В автобусе с нами Женщина сказала, что в магазинах нет продуктов. Жанаозен, 19 декабря 2011 года.

Женщина сказала, что в магазинах нет продуктов. Жанаозен, 19 декабря 2011 года.

находилась сотрудница областной пресс-службы.

На очередном блок-посту вооруженный боец СОБРа в маске потребовал всем выйти из автобуса. Сотрудница пресс-службы представилась и ответила, что в автобусе находятся журналисты, а автобус отстал от колонны с другими журналистами. Однако СОБРовец громко скомандовал: «Всем выйти! Мужчинам встать лицом к автобусу!»

Корреспонденту Азаттыка, который не стал выходить из автобуса, пришлось показать СОБРовцу кроме журналистского удостоверения еще и пенсионное удостоверение армейского полковника и твердо объяснить СОБРовцу, что сотрудница пресс-службы говорит правду. После этого СОБРовец не стал ничего проверять и, махнув рукой, разрешил ехать дальше.

У блок-поста Жанаозена автобус нагнал дожидавшую его остальную колонну, которая без дальнейших приключений доехала до здания ГУВД. На территории здания ГУВД бросились в глаза бронетранспортер с крупнокалиберным пулеметоми полицейская машина (типа пожарной машины, но окна были защищены металлическими решетками с мелкими ячейками) с водяной пушкой на крыше.

Полицейская машина с водяной пушкой во дворе жанаозенского городского управления внутренних дел. Город Жанаозен Мангистауской области, 21 декабря 2011 года.

Полицейская машина с водяной пушкой во дворе жанаозенского городского управления внутренних дел. Город Жанаозен Мангистауской области, 21 декабря 2011 года.

Нас затем вывезли в центр Жанаозена, чтобы мы могли сфотографировать сожженные здания и другие следы, оставшиеся после произошедших событий. Повсюду можно было видеть вооруженных людей, которые ходили либо группами, либо целыми отрядами. Мирных граждан на улицах Жанаозена было мало. Но те, которые появлялись и попадались на глаза вооруженных людей, сразу подвергались проверке. Правда, женщин они особо не проверяли. Зато мужчин обыскивали тщательно. Если кто-то ехал в автомобиле, то тщательно проверялась и машина.

Вооруженные люди нервно реагировали, когда замечали, что их фотографируют. Представителя одной зарубежной телекомпании они попытались заставить стереть видеосъемку того, как они обыскивали мужчин, угрожая в противном случае сломать камеру, а его самого арестовать. Ситуация накалилась быстро, но она также быстро и остыла, когда в конфликт вмешался находившийся вместе с журналистами мужчина в штатском, который, как выяснилось позже, был подполковником департамента внутренних дел Мангистауской области.

Корреспонденту Азаттыка в этот день удалось сделать несколько удачных фотографий, наглядно передающих напряжение, царящее в Жанаозене. К помощи подполковника из ДВД не пришлось обращаться – помог длиннофокусный объектив, который позволил делать качественные фотографии с безопасного расстояния.

Кстати, об этом подполковнике из ДВД. Когда корреспондент Азаттыка начал фотографировать баннер с обезображенным портретом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, то этот подполковник вдруг очутился рядом и сказал, что не надо фотографировать этот баннер. Вот тут-то он как раз и представился подполковником. Когда же он узнал, что перед ним корреспондент Азаттыка, да еще в звании полковника запаса, то тут же удалился и больше не подходил.

Не прошло и двух дней, как все баннеры с изображением Нурсултана Назарбаева были заменены на новые. К 21 декабря в Жанаозене все также пугающе-сожженными оставались здания городского акимата, офиса компании «Озенмунайгаз» и некоторых других объектов. И на фоне этого особенно выделялись ярко-свежие баннеры с изображением радостно улыбающегося Назарбаева.

БЛИЦ-ВИЗИТ НАЗАРБАЕВА

Приезд президента Нурсултана Назарбаева в Актау, а затем в Жанаозен, не афишировался. Но судя по тому, что его приезд стал полной неожиданностью для руководителей пресс-службы акимата Мангистауской области – его визит в регион планировался в глубокой тайне. Колонна с журналистами ринулась из Шетпе в Актау, однако все равно опоздала – к моменту их прибытия в Актау Назарбаев уже покинул здание областного акимата.

Поврежденный банер с изображением президента Нурсултана Назарбаева в городе Жанаозен. 19 декабря 2011 года.

Поврежденный банер с изображением президента Нурсултана Назарбаева в городе Жанаозен. 19 декабря 2011 года.

Город Актау, в котором и до этого полицейские стояли на площади, а по улицам маршировали многочисленные вооруженные патрульные группы, в этот день стал в буквальном смысле слова труднопроходимым для транспорта. На каждом перекрестке стояли полицейские, которые указывали, что въезд в центральную часть города запрещен.

Водитель автобусов с журналистами закоулками еле-еле доехал до микрорайона в городе Актау, где находится здание областного акимата. Ближе уже невозможно было проехать. Журналистов высадили и проводили в здание «Казахтелекома», которое находится рядом со зданием областного акимата. Корреспондент Азаттыка увязался за сотрудницей пресс-службы областного акимата, которая с трудом преодолевая многочисленные патрульные проверки, все же дошла до здания акимата и прошла в него.

В фойе здания наши пути разошлись – она прошла к себе, а я сумел дойти до гардероба, который был недалеко от входной двери и стал наблюдать за происходящим.

В глаза прежде всего бросилось большое количество вооруженных полицейских, которые, как мне показалось, были преисполнены ощущением особой значимости своей роли. Так что о том, чтобы фотографировать и мысли не возникало.

Вместе с тем над торжеством полицейской силы как-то странно, диссонансно витало другое торжество – фойе акимата было битком набито представителями актива Мангистауской области, которые только что вышли из конференц-зала акимата, где прошла встреча с президентом Назарбаевым. Президент представил им нового акима области Бауржана Мухамеджанова, а также объявил, что бывшего акима Крымбека Кушербаева забирает к себе в Астану советником. Представители актива области, не обращая никакого внимания на вооруженных полицейских, возбужденно делились друг с другом впечатлениями о состоявшемся собрании с участием президента Назарбаева.

СНАЙПЕРЫ

И тут в фойе акимата мое внимание вдруг привлекли два человека в штатском, которые деловито, не обращая внимания ни на кого, спустились по лестнице со второго этажа, прошли сквозь толпу активистов и полицейских и, устроившись недалеко от меня, начали собирать свой инвентарь.

Чем же они привлекли мое внимание? Прежде всего своим внешним равнодушием к происходящему, если не сказать отрешенностью. Это было странно наблюдать, поскольку все гражданские лица, находившиеся в этот момент в фойе, были Бойцы специального отряда быстрого реагирования на центральной площади Ынтымак города Актау. 20 декабря 2011 года.

Бойцы специального отряда быстрого реагирования на центральной площади Ынтымак города Актау. 20 декабря 2011 года.

чрезвычайно взволнованы.

Правда, когда эти двое еще спускались по лестнице со второго этажа, я обратил внимание на то, что у одного из них в руках была снайперская винтовка с оптическим прицелом. Внешне эта винтовка вообще не похожа на традиционную снайперскую винтовку типа Дегтярева, если бы не оптический прицел.

Эти двое, хотя один из них был с оружием, а другой с чемоданом стального цвета, также выделялись на фоне устрашающего вида вооруженных полицейских, часть из которых была в масках. Эти двое выглядели вполне любезными гражданскими лицами, поскольку по ходу непринужденно вели друг с другом беседу, а когда поглядывали друг на друга, то их взор становился приветливым.

Подойдя к столику возле гардеробной, старший из них положил чемодан и открыл его. Там уже лежал монокль, которым обычно пользуется помощник снайпера, находящийся рядом с ним и дающий целеуказания. Молодой сноровисто разобрал снайперскую винтовку, в первую очередь снял оптический прицел, и все это сложил в чемодан. Продолжая вести какую-то беседу, они, всё так же не обращая внимания на присутствующих, захлопнули крышку чемодана и вышли из здания акимата.

Через несколько минут где-то с задней стороны акимата, как мне послышалось, раздался гул поднимающегося вертолета. «О, полетел в Жанаозен!» - радостно воскликнули люди в фойе акимата, не называя при этом президента страны по имени.

Позже, покопавшись в Интернете, я обнаружил, что неизвестная мне винтовка с оптическим прицелом, которую я видел в здании акимата, похожа на бесшумную снайперскую винтовку «ВССК Выхлоп».

УСИЛЕНИЕ СИЛОВИКОВ

Интересно, что за пару дней до прибытия Назарбаева в Актау пошли разговоры о том, что актауский международный аэропорт взят под охрану бойцами морской пехоты. За день до его прибытия нефтяники, протестующие на площади Ынтымак в Актау, говорили, что на крыше здания, соседствующего со зданием областного акимата, расположились снайперы.

Набравшись терпения, корреспондент Азаттыка начал разглядывать через объектив фотоаппарата крышу здания, на которую указывали нефтяники. И действительно, какая-то фигурка сдвинулась и исчезла, однако объектив оказался недостаточно мощным, чтобы можно было что-то детально рассмотреть, к тому же всё произошло настолько неожиданно и быстро, что не удалось что-то сфотографировать.

Но зато в этот день удалось сфотографировать отряд военнослужащих, которые прибыли в полной зимней боевой экипировке, с притороченными к рюкзакам валенками. Они прошло мимо здания соседнего «Казахтелекома», обогнули его и зашли на его территорию с тыльной стороны.

В день прилета президента Назарбаева в Актау запомнилась проверка на блок-посту на выезде из поселка Шетпе, на котором стояли бойцы отряда морской пехоты. В масках с автоматами наперевес со своей бронемашиной «Хаммер» они выглядели устрашающе. Бойцы морской пехоты министерства обороны Казахстана у блок-поста на выезде из поселка Шетпе Мангистауской области. 22 декабря 2011 года.

Бойцы морской пехоты министерства обороны Казахстана у блок-поста на выезде из поселка Шетпе Мангистауской области. 22 декабря 2011 года.

Ребята были как на подбор, ростом примерно в 180 сантиметров, в черной форме, в бронежилетах, в масках и с автоматами наперевес.

Прилетев из Актау в Алматы, я вздохнул спокойно. Пошел пешком к автобусной остановке, который находится примерно в метрах пять сот от аэропорта. По дороге увидел, как двое сотрудников дорожной полиции ведут какие-то переговоры с водителем автомобиля. Я заснял на фотокамеру эту сцену. Тут один из них, постарше, майор по званию, направился ко мне и потребовал, чтобы я удалил снимок. Я объяснил, что я не водитель машины, чтобы дорожный полицейский предъявлял мне претензии. Он стал утверждать, что его изображение касается его личной жизни. «Так вы тут занимаетесь личным делом, а не служебным?» - спросил я его. Он тут осекся, посмотрел более внимательно и спросил: «Вы журналист?». «Да», - ответил я. После этого он ушел, что-то сказал своему напарнику, и затем они оба пошли в сторону своей машины, перед этим что-то сказав задержанному водителю. Тот быстро собрал документы и уехал. Наверное, я был просто взвинчен пережитым в Жанаозене, Шетпе и Актау. В другой раз я бы не стал, конечно, фотографировать дорожных полицейских, даже если они заняты глубоко личным делом, будучи в обмундировании.

Ехать из аэропорта домой, в верхнюю часть города Алматы, было довольно долго. Обычная суета так называемой южной столицы Казахстана показалась какой-то нереальной, приторно сладкой и оторванной от действительности. Перед глазами стояли сцены из увиденного в Жанаозене, Шетпе и Актау, окрашенный кровью коридор жанаозенской полиции, кровавое месиво избитых людей, пятки показанных нам в морге трупов, лица людей вооруженных и командующих ими, глаза в прорезях натянутых маск. Хотелось все это забыть. Хотя бы до того момента, когда придется готовить мой срочный репортаж про Жанаозен.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG