Доступность ссылок

«Шаныракское дело». Тревоги и надежды на УДО


Ерганат Тараншиев, один из фигурантов «Шаныракского дела», во время суда. Алматы, 2007 год.

Ерганат Тараншиев, один из фигурантов «Шаныракского дела», во время суда. Алматы, 2007 год.

У ЕрганатаТараншиева, одного из фигурантов «Шаныракского дела», отсидевшего в тюрьме десять лет, подошел срок, позволяющий ему просить условно-досрочного освобождения. Родственники заключенного говорят, что недавно узнали о материальных претензиях государства в адрес Тараншиева.

На днях 70-летняя жительница Алматинской области Рахиля Иманкулова посетила в тюрьме в Таразе 38-летнего сына Ерганата Тараншиева, отбывающего 15-летний срок по обвинению в участии в Шаныракских событиях летом 2006 года, в которых погиб полицейский. Тараншиев уже отбыл две трети тюремного срока, что дает ему право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении (УДО).

Ерганат Тараншиев (в одежде черного цвета) во время суда по «Шаныракскому делу». Алматы, 13 сентября 2007 года.

Ерганат Тараншиев (в одежде черного цвета) во время суда по «Шаныракскому делу». Алматы, 13 сентября 2007 года.

ОТТЕНКИ ТЮРЕМНОГО АДА

По словам Рахили Иманкуловой, матери Ерганата Тараншиева, который с 2013 года содержится в колонии строгого режима в Таразе (учреждение ЖД-158/14), в настоящее время он выглядит лучше, чем раньше. Больше мать не смогла говорить из-за душивших ее слез и болей в сердце. С ее слов в основном рассказывала ее дочь 40-летняя Шолпан Абдибакас. Мать временами лишь уточняла отдельные детали.

Житель Алматинской области 70-летняя мать-героиня Рахиля Иманкулова, мать заключенного Ерганата Тараншиева, с внуком. Микрорайон Шанырак-2 города Алматы, 22 октября 2016 года.

Житель Алматинской области 70-летняя мать-героиня Рахиля Иманкулова, мать заключенного Ерганата Тараншиева, с внуком. Микрорайон Шанырак-2 города Алматы, 22 октября 2016 года.

Мать и сестра Ерганата Тараншиева рассказывают, что он в настоящее время содержится не на строгих условиях (в «бурбараке»), как раньше, а на общих условиях, что позволяет ему иметь два длительных свидания в год с родственниками. С него сняты прежние взыскания, и он даже успел получить поощрения, что может способствовать его условно-досрочному освобождению. Поощрения также могут стать основанием для его перевода на облегченный режим содержания, при котором у него появится право на четыре длительных свидания в год.

Хотя у Ерганата Тараншиева выпали зубы, на которые были надеты коронки, нынешнее состояние его здоровья лучше, чем прежде: при обострении болезни почек его помещают в санчасть; в период пребывания там ему сделали операцию по удалению грыжи межпозвоночного диска, которую ему диагностировали еще в тюрьме Степногорска.

В тюрьме в Таразе Ерганат Тараншиев выучился на токаря и получил диплом. Теперь он учится на газосварщика. Ерганат Тараншиев каждый четверг звонит домой с тюремного таксофона, его письма доходят до родственников. Они переводят деньги на его карточку, на которые он отоваривается в тюремном магазине. Посылки и бандероли до него также доходят.

Шолпан Абдибакас, сестра заключенного Ерганата Тараншиева. Микрорайон Шанырак-2 города Алматы, 22 октября 2016 года.

Шолпан Абдибакас, сестра заключенного Ерганата Тараншиева. Микрорайон Шанырак-2 города Алматы, 22 октября 2016 года.

Однако так было не всегда. Мать и сестра Ерганата Тараншиева с содроганием вспоминают об ужасах его пребывания в следственном изоляторе (СИЗО) Алматы, в котором он пробыл первые два года, и в тюрьме в городе Степногорске Акмолинской области, в которой он пробыл последующие пять лет. В СИЗО из него, по словам его сестры Шолпан Абдибакас, выбивали показания. Из-за побоев у него были сломаны два ребра, которые затем неправильно срослись, а также пострадали почки; при малейшем переохлаждении у него, говорит Шолпан, они воспалялись, что сопровождалось сильными болями.

Еще хуже их сыну и брату, говорят женщины, пришлось в тюрьме в Степногорске. У него от постоянного переохлаждения болели почки. Ерганата там пытали, утверждали они ранее. Не выдержав издевательств, Ерганат Тараншиев в 2009 году в степногорской тюрьме вскрыл себе вены. С начала пребывания Тараншиева там его родственники начали обращаться во все инстанции с просьбой о его переводе в Тараз, где климат мягче, чем в Степногорске, да и к дому ближе.

Трудно сказать, что сразу после перевода в 2013 году в таразскую тюрьму Ерганату стало легче: за малейшую провинность на него накладывали взыскание и на этом основании перевели его в «бурбарак», говорит его мать. И так было до 2016 года — только в сентябре его перевели на общий режим содержания. После этого у Ерганата Тараншиева и его родственников появилась надежда на его условно-досрочное освобождение. Но вместе с ней появилась и тревога: сбудется ли эта надежда.

Трагедия в Шаныраке. Галерея Азаттыка:

ЦЕНА ВОЗМОЖНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ

Пребывание Ерганата Тараншиева в тюрьме пришлось на годы, которые могли бы стать самыми счастливыми в его жизни — он мог бы жениться, завести семью, построить дом. Для него эти годы потеряны безвозвратно.

Гражданский активист Жасарал Куанышалин неделю назад на своей страничке в Facebook’e написал со слов Шолпан Абдибакас, сестры Ерганата Тараншиева, что для освобождения заключенного он должен возместить ущерб около 12 миллионов тенге (около 37 тысяч долларов). Она об этом говорила Куанышалину со слов брата, который не знает всех условий его возможного освобождения. Однако, когда мать Ерганата Тараншиева не только посетила его в тюрьме в Таразе, но и зашла в тюремную бухгалтерию, там ей выдали справку о том, что у ее сына есть непогашенные требования — госпошлина в размере 36 тысяч тенге и более 10 тысяч тенге, взыскиваемых за процессуальные издержки и проведенные судебные экспертизы. Кроме того, Ерганат Тараншиев должен выплатить около 27 тысяч тенге по требованию властей Алматы, запросивших через суд с фигурантов «Шаныракского дела» компенсацию за сгоревшую пожарную машину и поврежденное снаряжение полицейских. То есть Тараншиев, как объяснили его матери в тюрьме, должен возместить не 12 миллионов, а около 80 тысяч тенге и это возмещение может способствовать УДО. Получить в тюрьме Тараза официальные комментарии о сумме исковых требований к Тараншиеву не удалось.

Справка о сумме, которую заключенный Ерганат Тараншиев обязан выплатить для погашения государственной пошлины и частных исковых требований.

Справка о сумме, которую заключенный Ерганат Тараншиев обязан выплатить для погашения государственной пошлины и частных исковых требований.

70-летняя Рахиля Иманкулова и 69-летний Абдибакас Тараншиев — мать и отец Ерганата Тараншиева — вдвоем живут в селе Сарыжаз Райымбекского района Алматинской области. Это примерно в 300 километрах от Алматы. Они родили восьмерых детей — Ерганат седьмой, а из сыновей младший.

​Родители Тараншиева ради выплаты 80 тысяч тенге, которые «должен» их сын Ерганат, полагаются на себя и своих детей. Пенсия у них минимальная — примерно по 40 тысяч тенге. Правда, Рахиля Иманкулова, как мать-героиня, получает еще пособие в 13 тысяч тенге. Для родственников Ерганата Тараншиева выплата 80 тысяч тенге не является слишком сложной проблемой. Проблема в том, куда и кому платить, чтобы эти деньги попали по назначению, говорят его мать и сестра.

Еще большая проблема для родственников Ерганата Тараншиева — получить согласие на его освобождение со стороны потерпевших — родителей погибшего во время Шаныракских событий полицейского Асета Бейсенова. Мать и сестра Тараншиева говорят, что опасаются обращаться к родителям Бейсенова, поскольку те при прежнем общении с ними — особенно во время судебного процесса — демонстрировали непреклонное нежелание прощать участников Шаныракских событий.

Чтобы были учтены и выполнены необходимые условия для освобождения Ерганата Тараншиева, нужен адвокат, считают родственники заключенного. Однако на найм адвоката у них, по их словам, нет средств. Без адвоката, как они полагают, попытки освободить Ерганата, могут оказаться безуспешными. И подобный неудачный опыт уже имеется — правда, в отношении другого участника Шаныракских событий.

ПРОБЛЕМЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ПО «ШАНЫРАКСКОМУ ДЕЛУ»

Такой неудачный опыт есть у родственников осужденного на 14-летний тюремный срок 33-летнего Рустема Туякова — самого молодого заключенного из четверых фигурантов «Шаныракского дела», находящегося сейчас в колонии строгого режима в Семее. К концу прошлого года Туяков отбыл необходимые для условно-досрочного освобождения две трети тюремного срока. Его родственники говорят, что не смогли найти адвоката, готового взяться за дело по условно-досрочному освобождению.

Для третьего фигуранта «Шаныракского дела», 40-летнего Курмангазы Утегенова, приговоренного к 16 годам тюрьмы и отбывающего наказание в тюрьме в Павлодарской области, две трети срока наступят в конце марта 2017 года.

Самый старший из четырех фигурантов «Шаныракского дела», 63-летний поэт и диссидент Арон Атабек, получивший 18-летний срок, сможет подать ходатайство об УДО не ранее середины июля 2018 года.

Шаныракские события — столкновения между владельцами домов, которые были признаны властями незаконно построенными, и силами полиции, — произошли 14 июля 2006 года на окраине Алматы. Неделей ранее при поддержке полиции были снесены аналогичные постройки в поселке Бакай, жители которого оказались застигнутыми врасплох начатым на рассвете наступлением полицейских. Однако в Шаныраке эта тактика полицейских не принесла им успеха: жители поселка оказали ожесточенное сопротивление. В результате погиб полицейский.

По обвинению в «организации беспорядков» в поселке Шанырак перед судом предстали 24 человека, тюремные сроки получили Арон Атабек, Курмангазы Утегенов, Ерганат Тараншиев и Рустем Туяков. Их сторонники говорят, что обвинения были сфабрикованы, и называют их «защитниками Шанырака».

Читайте также: Шаныракские события. Десять лет спустя

Через несколько лет после столкновений власти Алматы узаконили право жителей Шанырака на занимаемые ими земли и построенное ими жилье. На базе поселка Шанырак и других селений на окраине Алматы появился новый городской район — Алатауский. Облик Шанырака изменился почти до неузнаваемости. Там построены добротные дома, район газифицирован, на улицах уложен асфальт.

Смотрите видео Азаттыка о десятилетии Шаныракских событий:

Сегодня почти никто из жителей Шанырака — за исключением участников событий десятилетней давности и их родственников — не знает о четырех фигурантах «Шаныракского дела», которые всё еще сидят в тюрьмах.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG