Доступность ссылок

Калдыбай Абенов: Причины «Шанырака» актуальны и сегодня


Калдыбай Абенов, режиссёр. Алматы, 17 декабря 2013 года.

Калдыбай Абенов, режиссёр. Алматы, 17 декабря 2013 года.

Автор фильма «Аллажар», посвященного Декабрьским событиям 1986 года, режиссёр Калдыбай Абенов выступал общественным защитником граждан, осужденных по «Шаныракскому делу». Наше интервью накануне годовщины Шаныракских событий посвящено причинам и последствиям этого дела.

ЧТО БЫЛО В ШАНЫРАКЕ?

Азаттык: Наступает годовщина Шаныракских событий, когда власти пытались снести дома в пригороде Алматы, по суду признанные незаконно построенными. 14 июля 2006 года в ходе столкновений между полицией и жителями поселка Шанырак близ Алматы погиб офицер полиции. В истории независимого Казахстана это было первое такого рода столкновение. Несмотря на то, что прошло уже почти восемь лет, в связи с Шаныракскими событиями до сих пор высказываются различные, в том числе противоречивые, мнения. По-вашему, что это было за событие?

Калдыбай Абенов: История Шаныракских событий на самом деле начинается с прошлого века, с начала 1990-х годов. 14 июня 1990 года на пересечении нынешних улиц Аль-Фараби и Дулати в Алматы мы поставили три юрты и объявили о начале движения «Шанырак». Вместе с участниками Декабрьских событий и теми, кто приехал из разных уголков страны в надежде обрести жилье или землю, мы провели политическую акцию. Говорят, что причина акции носила социальный характер, на самом деле акция была политической. Тогда председателем городского исполнительного комитета Алматы был Заманбек Нуркадилов, который поддержал нас, и мы в течение трех месяцев проводили акцию с требованием выделить земельные участки казахским гражданам, приехавшим из сельской местности.

Жители поселка Шанырак под Алматы говорят с вооруженными полицейскими. 14 июля 2006 года.

Жители поселка Шанырак под Алматы говорят с вооруженными полицейскими. 14 июля 2006 года.

Таким образом около 40 тысячам граждан были выделены земельные участки близ Алматы под строительство жилья. И вот по прошествии 16 лет, 14 июля 2006 года, эта политическая акция нашла свое продолжение в поселке Шанырак. Хотите спросить, почему? Прежде, в 2004 году, аким города Алматы Имангали Тасмагамбетов нам сказал, что «Шанырак не будет разрушен, Айгерим не побеспокоим», обещал, что решит проблемы этих двух поселков. К сожалению, в 2006 году против граждан, построивших дома в поселке Шанырак, теми, кто находится во главе власти, была применена сила. В четыре утра 14 июля пошли в наступление против тех, кто не позволил разрушить свои дома, в нападении приняли участие две тысячи бойцов. Когда сказали, что дома, построенные в ложбине в поселке Шанырак, будут снесены, народ восстал. Я говорю, что причина восстания была не социальной, а политической.

Мы два года боролись за них, дошли до апелляционного суда в Астане. К сожалению, во время апелляционного суда в 2007 году нас никто не стал даже слушать и не принял во внимание.

В «Шаныракском восстании» принимал участие диссидент поэт Арон Атабек. Он лишь в 1996 году вернулся в страну из политической эмиграции, и принимал участие в политических акциях. На тот момент он сам испытывал нужду, его двое маленьких детей и супруга Жайна скитались по чужим дачам. До событий 14 июля он принимал участие в собраниях [о проблемах Шанырака], в переговорах с депутатами. Арон получил 18-летний срок и сейчас находится тюрьме за то, что заступился за жителей Шанырака. Были осуждены еще трое граждан: Курмангазы Отегенов, Ерганат Тараншиев и Рустем Туяков. В суде по «Шаныракскому делу» я был их общественным защитником. Вместе с ними был осужден еще 21 человек, мы смогли их отстоять, а четверых от тюрьмы спасти не смогли. Мы два года боролись за них, дошли до апелляционного суда в Астане. К сожалению, во время апелляционного суда в 2007 году нас никто не стал даже слушать и не принял во внимание.

«РЕСПУБЛИКА ШАНЫРАК»

Азаттык: Вы в курсе того, каково положение тех четверых осужденных, находящихся в данное время в тюрьме? Соблюдаются ли их права в тюрьме, есть ли у них возможность получать письма, сообщения, следить за состоянием здоровья?

Калдыбай Абенов: Слышал, что они находятся в тяжелом положении. Они все время находятся под прессингом и под наблюдением. От них сложно получить какую-либо весть. Состояние здоровья ухудшилось, особенно у Арона.

Кадр с изображением поэта Арона Атабека из фильма о событиях в поселке Шанырак был показан на общественных слушаниях по проблемам казахских дольщиков. Астана, 11 сентября 2010 года.

Кадр с изображением поэта Арона Атабека из фильма о событиях в поселке Шанырак был показан на общественных слушаниях по проблемам казахских дольщиков. Астана, 11 сентября 2010 года.

С тех пор, как у меня самого начались проблемы со здоровьем, возможности связаться с ними не было. Я перенес инсульт и инфаркт. Сейчас вот лежу в больнице. Даст Аллах, исцелюсь, поправлю здоровье – буду снимать кинофильмы, которые задуманы, хочу быстрее взяться за это.

Родственники четверых осужденных один-два раза в год ездят к ним в тюрьму, других никого не допускают. В свое время мы стремились с ними увидеться, не пустили. Я хотел снять фильм «Шаңырақ шайқасы» («Шаныракское сражение»), сценарий не пропустили, на съемку кино разрешения не дали.

Азаттык: Проблема Шанырака ведь начиналась как социальная проблема, после развала Советского Союза перед гражданами, которые устремились из сельской местности в города, а это преимущественно казахи, встал жилищный вопрос. В процессе урбанизации вокруг крупных городов возникают поселения бедных. Такие поселки, называемые «трущобами», в большом количестве начали строиться вокруг многих крупных городов в постсоветских странах. И сейчас, например, рядом с крупными городами растут свои «Шаныраки»: рядом с Астаной – поселок Ондирис, в Актобе – поселок Кирпичный. Почему проблема, которая изначально была социальной, приобрела политический характер?

Голодный и холодный народ остался на улице. Они не хотели бросать свои сёла, они приехали в город, чтобы выжить.

Калдыбай Абенов: Эти граждане не бежали из аулов, они не знали, куда там себя деть и чем заняться. В аулах были разрушены источники их дохода, совхозы и колхозы распустили, даже сейчас там разруха. Нет питьевой воды, нет дорог, разрушены все очаги культуры, нет школ. Голодный и холодный народ остался на улице. Они не хотели бросать свои сёла, они приехали в город, чтобы выжить.

Поэтому они устремились в Алматы и другие города. Однако в Алматы их никто не ждал, они оказались зажатыми в тиски: терпят нужду, безработицу и сейчас скитаются по чужим углам. Те, кто стоит у власти, в этом вопросе не проявляют жалости.

СОГЛАСИЕ В ОБЩЕМ ДОМЕ

Улица в поселке Шанырак. 27 июня 2011 года.

Улица в поселке Шанырак. 27 июня 2011 года.

Азаттык: В правительстве говорят, что проблема Шанырака решена. В микрорайоне Шанырак проложили асфальтовые дороги, построили школу, открыли детские сады. Говорят, что во время Шаныракских событий у властей не было намерения подавить волнения силой. Например, у вошедших строем в поселок сотрудников полиции не было оружия, многие из них были сотрудниками штабов и канцелярий. Погибший офицер полиции Асет Бейсенов, например, был инспектором по делам несовершеннолетних, следователем.

Высказывают мнение, что, напротив, разжиганию земельного конфликта в Шаныраке способствовали люди со стороны. Самооборона в поселке Шанырак была организована профессионально, приготовлены газовые баллоны, сооружены баррикады. Говорят, столкновения – дело рук провокаторов со стороны.

Если во время Жанаозенских событий наши же полицейские открыто стреляли в спину народу, то в Шаныраке они стреляли исподтишка.

Калдыбай Абенов: Такие разговоры ведутся и в связи с Декабрьским восстанием 1986 года в Алматы, говорят, что сами организовали, сами разжигали волнение. Всё это – домыслы. На самом деле Декабрьские события 1986 года, «Шаныракское движение» 1990 года, Шаныракские события 2006 года и Жанаозенские события 2011 года – все они возникли из-за поруганной чести и достоинства рядовых граждан, бедности и оказываемого на них давления. Социальные вопросы остались в тени политических. Без политической акции ничего бы не решилось. Сколько социальных проблем поднимается и сейчас, однако в расчет не берутся. Конечно, в такой ситуации народ поднимет голову.

Всё это неправда, когда говорят, что во время Шаныракских событий не стреляли и оружия не было. Во время судебного процесса мы это доказали. Показали фотографии бойцов с оружием наперевес. Если во время Жанаозенских событий наши же полицейские открыто стреляли в спину народу, то в Шаныраке они стреляли исподтишка.

Чтобы предотвратить такие события, говорят, власти должны быть справедливыми, необходимы демократические реформы. Да, так говорят, но ничего не делается, нет рычагов, все рычаги в руках Одного человека. Мы даже не приблизились к демократическим процессам. Скоро отметят День Астаны, затем будут другие пиршества. Для кого устраиваются они? Не для народа, народ скитается на улице. Эти пиршества нужны лишь чиновникам. Какие справедливые выборы, какая демократия у нас могут быть в такой ситуации? Допустим, мы говорим, что нужны изменения, в таком случае народ должен оказать поддержку гражданам, которые начнут дело перемен. Только тогда будет результат.

Азаттык: Спасибо за беседу.

  • 16x9 Image

    Ержан КАРАБЕК

    Ержан Карабек работает в пражской редакции Азаттыка с 2001 года. С отличием закончил факультет журналистики Казахского университета в 1992 году, пишет на русском и казахском языках. Профессиональную карьеру начинал в еженедельных газетах "Сухбат", "Новое поколение", "21 век". Лауреат премии Союза журналистов Казахстана. Работал в Алматинском бюро радио Азаттык. С августа 2008 года редактирует наш веб-сайт Radioazattyk.org на русском языке.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG