Доступность ссылок

Восходящая казахская звезда приехала из Вены в Алматы с сольным концертом


Казахская оперная певица Сара Найман. Алматы, 23 апреля 2011 года.

Казахская оперная певица Сара Найман. Алматы, 23 апреля 2011 года.

Молодая оперная певица Сара Найман приехала в Алматы со своим первым концертом. Она продолжает обучение в Венской консерватории и выступает в европейских театрах. Подробности – в ее интервью радио Азаттык.


ИМЯ, ФАМИЛИЯ, ПСЕВДОНИМ

– Уважаемая Сара, многие знают вас как Найман. Но это ваш псевдоним. Между тем многие читатели нашего радио Азаттык после прошлогоднего интервью с вами задаются вопросом о вашей настоящей фамилии…


– Моя настоящая фамилия Абиева. Мои родители – Абиев Ануар и Абиева Валентина. Я решила взять псевдоним Найман, потому что сочетание Сара Найман звучит международно: непонятно, какая у человека национальность, к какому государству он принадлежит. И имя запоминается сразу. Я преследовала такую цель, чтобы мое имя быстро запомнили. Любому артисту важно, чтобы его быстро запомнили. Я его сама придумала. Это было очень давно. Я придумала еще в школе свой псевдоним.

Позднее я поняла, что для некоторых это является поводом обвинить меня в трайбализме и сказать, что, называя себя именем рода, к которому я принадлежу, я показываю, что я якобы отделяю себя от всех. Это неправда. На самом деле это все невинно начиналось, и я продолжаю придерживаться этого псевдонима, потому что люди знают, кто такая Сара Найман. Теперь и в Европе меня быстро запоминают под таким именем.

– Почему вас назвали именно Сарой? Это от казахского слова «сары», как называют некоторые своих детей с рыжими волосами и светлыми глазами, или это дань библейскому имени Сара?

– Хотя у казахов не принято называть детей в честь родителей, меня назвали в честь моей апашки. Ее оригинальное имя Гульсара, но все знали ее как Сару. Поэтому мой отец назвал меня в честь своей мамы – Сара.

КОНЦЕРТ В АЛМАТЫ

– Сара, с какой целью вы приехали в Алматы?

Я довольно часто прилетаю в Казахстан, во-первых, чтобы увидеть своих родителей – я по ним очень скучаю – и вообще получить заряд. Отсюда возвращаюсь в Европу с большим зарядом энергии.

– Я довольно часто прилетаю в Казахстан, во-первых, чтобы увидеть своих родителей – я по ним очень скучаю – и вообще получить заряд. Отсюда возвращаюсь в Европу с большим зарядом энергии. Вторая цель – спеть концерт: 5 мая в «Казахконцерте» я пою классическую программу. Это мой первый сольный концерт за всю мою деятельность. И он будет именно классический. Вопреки ожиданиям, что будет эстрадный концерт, я сделала классический – именно как итог того, что я два года обучалась в Вене; как итог того, что я уже столько лет пою. Хочу сделать подарок моим друзьям, близким, поклонникам.

– Сейчас вы будете исполнять только оперные произведения или будут еще и эстрадные песни?

– Я сделала больший упор, конечно, на классические произведения, потому что я все еще продолжаю выступать в стиле кроссовер (в этом смешении), потому что он более близок большинству людей. Но этот концерт будет больше посвящен классической программе, именно тому, чему я сейчас обучаюсь. Обучаюсь оперному пению, пела в нескольких спектаклях и решила сделать именно классический концерт, чтобы не смешивать его ни с чем.

– Какие произведения вы будете исполнять?

– Я буду исполнять партию Сюзанны из «Свадьбы Фигаро», Памины из «Волшебной флейты» Моцарта. У меня очень большой репертуар из произведений Пуччини – считается, что у меня «пуччиниевский» голос. На этот раз выбрала Лауретту из «Джанни Скикки», сестру Анжелику из «Сестры Анжелики» и Мюзетту из «Богемы».

Также будут и казахские произведения: ария Ажар и несколько народных песен. Будут еще и другие произведения. Программа больше строгая, классическая. Естественно, я не хочу ее сделать банальной. Мне хочется сделать ее интересной, чтобы никто не спал, по крайней мере.

НЕЛЕГКАЯ ВЕНА

– Сара, вы поете только в Вене? Разрешается ли вам выступать за пределами Венского оперного театра?


– Первоначально у меня была цель – обучение. Я поступила в магистратуру, потому что мое классическое образование очень короткое, оно в очень сжатом виде происходило. То есть я все должна была учить на ходу, так как начала довольно поздно именно петь в опере. Поэтому у меня была первая цель – обучаться. Вена – это музыкальный центр. Сейчас все последние тенденции, тренды в оперном искусстве все-таки в Вене, в Милане, в Америке, может быть.

Но потихоньку, когда уже осваиваешься, когда понимаешь требования местного рынка, я начала ходить на прослушивания. В этом году я выиграла конкурс в Берлине и буду летом петь в Германии на фестивале главную партию в старинной опере Монтеверди. Прошла прослушивание в Театре ан дер Вин (Theater an der Wien) – по масштабу это второй театр в Вене после Государственного театра Штатсопер (Staatsoper).

– В Вене, наверное, высокий уровень конкуренции между оперными певцами?

– В Вене, в серьезном театре, невероятно сильная конкуренция, потому что в Вену приезжают оперные певцы со всего мира и уровень, соответственно, очень высокий. И там ощущаешь себя, конечно… Иногда у меня опускались руки и я думала: зачем я сюда вообще приехала, зачем я это делаю? Потому что я поздно начала. Там люди поют уже 10–15 лет. Те, кто со мной учатся, они как минимум 10 лет поют только. До этого они занимались музыкой – владеют фортепьяно. Я не владею фортепьяно, у меня не было музыкальной школы, начала учиться очень поздно. И когда все люди закончили консерваторию, я только начала учиться.

– Сара, что вам помогает творчески выживать в подобных условиях?

– Иногда мне кажется: зачем я это делаю? Зачем? Сюда приезжают такие голоса. Приезжают огромные сопрано, певцы с драматическими голосами, и, когда они открывают рот, мне хочется спрятаться под стол, чтобы меня никто не видел. Но все-таки у меня такой характер – очень вредный, – я всегда настроена на победу.
У меня нет такого, чтобы у меня все гладко получалось. Как раз таки я очень много падала, ошибалась. Были и слезы – все было! У меня никогда не было, чтобы меня кто-то проталкивал.

Я считаю, что, чем бы я ни обладала, я должна это использовать по максимуму. Потом мне всегда интересно найти, где же вообще границы моих возможностей, когда я уже выдохнусь и не смогу вообще, когда я пойму, что это за пределами моих возможностей? Пока что я этого предела не вижу. Пока что понимаю, что всё возможно в жизни. Меня приглашают в театры. Медленно? Два года – это небольшой период.

Я только начала понимать, что такое опера. Считаю, что старт у меня очень хороший: меня замечают в театрах, меня приглашают на прослушивания.

То есть это говорит о том, что не надо настолько бояться этого. Надо просто делать: где-то упадешь, потом встанешь и опять идешь. Где-то тебя могут раскритиковать. Когда-то мне сказали: «Вообще не пой». Мне было 14 лет, когда мне сказали: «Никогда не пой! Ни в коем случае!» Я начала петь только из-за того, что мне именно так сказали.

У меня нет такого, чтобы у меня все гладко получалось. Как раз таки я очень много падала, ошибалась. Были и слезы – все было! У меня никогда не было, чтобы меня кто-то проталкивал. Пусть окружающие говорят, что вы что-то не можете. Но если вы знаете, что вы это можете, то сделайте попытку. Потому что лучше жалеть о том, что ты сделал, чем о том, что ты не сделал, – я всегда следую этому принципу.

СВЕТ ДАЛЕКОЙ ЗВЕЗДЫ

– Прошлогоднее интервью с вами наше радио Азаттык озаглавило «Восходящая казахская звезда Сара Найман покоряет оперу Вены». Из ваших сегодняшних слов очевидно, что вы за прошедший год еще не стали звездой мирового или европейского уровня. Можно ли сказать, что ваше звездное восхождение продолжается?


– Конечно, я не стала как Анна Нетребко. Думаю, что она в своем роде уникальный пример того, как карьера просто как ракета. Это исключительный, я скажу, случай. Я пока не стала мировой звездой – мне до этого, может быть, еще далеко. Но продолжаю работать, не сдаюсь. Самое главное, что это мне интересно: я люблю музыку, занимаюсь тем, что мне дал Бог. Пока что я на пути. Но мы не знаем, куда нас приведет этот путь. Надеюсь, что я все-таки стану выдающейся певицей.

– На вашем жизненном пути бывали крутые повороты, например с юриста – на певицу. Может ли оказаться так, что вы вдруг свернете с пути оперной певицы на путь собирателя оперных певцов и организатора их становления?

– Я думаю, что это когда-то все-таки случится, потому что я даже сейчас вижу очень много талантливых людей, которым мне хотелось бы помочь. Но сейчас я не в состоянии это сделать, потому что мне пока надо самой себе помочь: пройти эту дорогу и увидеть, как вообще все это происходит. Надо сначала сделать свою карьеру.

Для того чтобы кого-то чему-то учить, надо научиться самому. Пока я не думаю, что я готова. Думаю, мне потребуется как минимум 15 лет, чтобы сделать собственную карьеру. Затем я буду заниматься молодыми, подающими надежды.

В свое время – не скажу, что я все сделала сама, – мне тоже очень часто помогали. Тоже появлялись в моей жизни люди, которые меня направляли, подсказывали. Точно так же я думаю, что я свою роль в чьей-то жизни хотела бы сыграть, оставить след как артист, как гражданин. Считаю, что самое достойное продолжение творчества, когда опытный артист передает свой опыт и знания новому поколению. В этом он живет, в этом он может продолжить свою творческую жизнь.

Сейчас этим занимаются многие оперные певцы: Пласидо Доминго, который учредил один из самых лучших конкурсов «Опералия» («Operalia») в оперном мире; Рената Скотто, которая стала режиссером оперных постановок. Она также советник в оперных домах Европы и Америки. То есть определенный рост в карьере певцов, но ты к этому приходишь только тогда, когда сам чего-то уже добился, какого-то имени, какого-то уровня. Пока что я не готова к этому. Но в планах это у меня есть.

ЛИРИЧЕСКОЕ СОПРАНО С КОНЦЕРТОМ В АЛМАТЫ

– Сара, как на музыкальном языке называется ваш голос и возможны ли ваши дуэты с другими голосами?


– Мой голос квалифицируется как лирическое сопрано. Его еще называют полное лирическое сопрано. На своем концерте в Алматы 5 мая я буду петь дуэтом с нашей знаменитой оперной певицей Диной Хамзиной, которая работает в Голландии по контракту. Она поет в нашем оперном театре, обладает голосом меццо сопрано. У нас в программе несколько дуэтов. У меня даже есть мысль сделать программу дуэтов меццо-сопрано и сопрано.

– Как можно понять, вы в период своего нынешнего пребывания в Казахстане с 20 апреля по 10 мая даете всего лишь один концерт. Почему бы вам не дать больше концертов?

– У меня была такая мысль – сделать серию концертов в нескольких городах: в Астане, Усть-Каменогорске, Шымкенте и Актау. Но, во-первых, это требует очень большой организации. Потом это мой первый концерт. Я решила попробовать сделать его в самом благодарном городе в Казахстане – Алматы. Здесь публика всегда ходит на концерты, и Алматы в этом плане более открытый город, более привыкший к таким событиям. Пока что первый концерт будет в Алматы. По его итогам я могу судить о том, как действовать дальше. Если концерт пройдет удачно, то я в будущем повторю программу в других городах.

– Кто организует ваш концерт?

– Организатор – компания «Саатчи» (Saatchi). Но для нее это тоже первый опыт проведения концерта в Казахстане. Поэтому я думаю, что с нас пока достаточно одного концерта. В организации концерта я полагаюсь полностью на нее.

ЦЕНА И КАЧЕСТВО ОБУЧЕНИЯ В АЛМАТЫ И ВЕНЕ

– Вы продолжаете учиться в Алматинской консерватории?


– Нет, я приостановила свою учебу в Алматинской консерватории, но продолжаю учиться в Венской консерватории. В Вене я учусь потому, что там дешевле, чем в Алматы: там год обучения стоит 440 евро, здесь год стоит около двух тысяч евро.

– При этом есть существенная разница и в качестве обучения?

– Нет! Практически разницы в качестве обучения нет. Я рада, что базовые знания получила в нашей Алматинской консерватории. У меня замечательный педагог в Алматы. В Вене я приобрела, можно сказать, оперный лоск. Там я отполировываю свое искусство, укрепляюсь в своих навыках, получаю больше, чем вокалист, получаю как музыкант, как артист. И в этом, наверное, смысл моего обучения в Вене.

– Сколько вам предстоит еще учиться в Вене?

– В принципе, в этом году я должна закончить обучение. Но я не заканчиваю, потому что у меня есть контракт в Вене и я бы хотела параллельно, не спеша, обучаться дальше. Еще один год мне нужен просто для того, чтобы закрепить то, что я уже получила: участвовать в постановках, заниматься с педагогами. Потому что если заниматься с частными, то это получится дороже. Поэтому я остаюсь еще на один год. Плюс еще продолжается мой контракт – я работаю там как певица, как исполнитель. Также – в Германии. Поэтому мне просто нужно время там для того, чтобы обучаться.

МАГИСТР И В АФРИКЕ МАГИСТР

– Чем должно закончиться обучение – дипломом магистра?


– Да, я получу диплом магистра. Но для меня диплом никогда не играл важной роли. Я получила юридическое образование, имею два диплома, а теперь я оперная певица. В принципе, дело даже не в этой бумаге. Это лишь как подтверждение того, что ты обучался, что ты профессионально состоятелен. Но я не из-за диплома там учусь. Я учусь ради тех знаний, которые я там получу.

– Через два года вы предпочтете остаться в Европе или вам волей-неволей придется вернуться в Казахстан?

Если у меня будет работа в Казахстане – я буду работать в Казахстане. Если у меня будет работа в Европе – я буду работать в Европе.
– Я рассуждаю примерно так: в первую очередь я получу знания для того, чтобы работать. Где у меня будет работа – я там и буду. Не хотелось бы после получения такого образования, достаточно долгосрочного и затратного, затем вернуться и сидеть опять без работы.

Если у меня будет работа в Казахстане – я буду работать в Казахстане. Если у меня будет работа в Европе – я буду работать в Европе. Меня, как артиста, ничто не держит. Музыка одинакова во всех странах. Если меня пригласят работать в Африку – поеду в Африку. Это не говорит о том, что я – непатриотичная. Это говорит о том, что я просто хочу развиваться как артист.

– Спасибо вам, Сара! Желаю вам успеха на вашем первом сольном концерте в Алматы и дальнейших творческих успехов.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG