Доступность ссылок

Британский композитор Дженкинс посвятил симфонию Шакариму - после идеи казахского бизнесмена


Медгат Кулжанов, казахский бизнесмен и меценат.

Медгат Кулжанов, казахский бизнесмен и меценат.

Сразу два композитора – казахстанский Серик Еркимбеков и британский Карл Дженкинс - написали симфонию «Шакарим». Инициатором создания произведения стал казахский бизнесмен Медгат Кулжанов, ныне живущий в Лондоне.


Премьера симфонии «Шакарим» состоялась в октябре 2010 года сначала в Астане, затем в Лондоне. Медгат Кулжанов убежден, что симфония «Шакарим» Карла Дженкинса теперь обойдет весь мир. Он говорит, что с детства слушал произведения философа-акына Шакарима, чье имя в советские времена не разрешалось произносить.

Казахский меценат считает, что благодаря силе таинственной и лирической поэзии Шакарима появилось на свет новое произведение британского композитора из Уэльса – симфония «Шакарим».

Медгат Кулжанов, который оказал содействие появлению этого прекрасного произведения, рассказал нашему радио Азаттык о том, как у него появилась такая идея.

СОТРУДНИЧЕСТВО С ДЖЕНКИНСОМ

– Господин Кулжанов, как вам удалось разъяснить произведения Шакарима и довести основную идею создания основанной на них симфонии до Карла Дженкинса, известного на Западе композитора?

– Мне всегда казалось, что симфония прекрасно подходит стихам, песням, вообще всем мотивам произведений Шакарима. Его песни народ исполняет на домбре, но мне не давала покоя мысль о необходимости создания симфонии.

Я мечтал о создании произведения, отвечающего современным требованиям, о том, как через симфонию довести до западных слушателей мысли Шакарима.

И вот тогда мне в руки попался диск с названием «Тилеп». Это был сборник казахских песен, написанных британским композитором Карлом Дженкинсом. Среди песен, которые я прослушал, больше всех тронула мою душу песня Абая «Козимнин карасы» («Зрачок глаз моих»). Понравилась настолько, что я постоянно слушал этот диск. Затем я пришел к мысли, что он, должно быть, прекрасный композитор.

После того как приехал в Лондон, я поделился своими мыслями с Маратом Бисенгалиевым и попросил его познакомить меня с Карлом Дженкинсом. Спасибо Марату, он быстро нашел Дженкинса.

В свое время я записал 16 песен Шакарима в исполнении казахстанских певцов. Также я записал на диск песни покойного Ниязбека Алдамжарова.

Взяв с собой эти два диска, я встретился с Карлом Дженкинсом. Я ему рассказал о жизни Шакарима. «После того как прослушаете диск, скажите свое мнение. Мне бы хотелось, чтобы в основу симфонии легли песни и мотивы Шакарима, а все остальное – дело вашего композиторского мастерства, мне к этому добавить нечего. Сумеете создать симфонию?» – спросил я его.

Он сказал, что подумает и даст ответ позже. Вскоре мы опять встретились. «Я внимательно прослушал оба диска, через эти произведения можно глубоко погрузиться в казахскую музыку и философию. Я создам симфонию в 35–40 минут», – сказал о принятом решении Карл Дженкинс. И вот на основе двух дисков была рождена такая симфония.

ИНТЕРЕС К ТВОРЧЕСТВУ ШАКАРИМА

– Господин Кулжанов, судя по вашим рассказам, интерес к произведениям Шакарима начал проявляться у вас еще в детстве?

– Большое влияние на мой интерес к Шакариму, Абаю оказала моя семья, в первую очередь мой отец. Я об этом всегда говорю. Отца моего звали Мухаметкарим. Он с детства приобщал нас к казахскому народному творчеству, народным песням, к кисса. В том числе, как я помню, мы изучали труды Абая и Шакарима.

В те времена, когда запрещалось даже произносить имя Шакарима, когда он еще не был реабилитирован и считался «врагом народа», – мой отец Мухаметкарим и Ниязбек Алдамжаров, тогда живший в Аягозе, у нас в Сергиополе по субботам за закрытыми дверями исполняли песни Шакарима.

Тогда я думал, что это за тайна, о которой нельзя говорить? Когда подрос, понял, что он «враг народа», об этом открыто не говорят. Но эта тайна влекла меня, мне хотелось понять ее. Когда подрос, стал много читать произведения Шакарима. Абай – это отдельная тема, его мы читали не отрываясь. Думаю, что весь этот интерес привит мне отцом, передался через кровь.

В советские времена, когда имя Шакарима было реабилитировано, у него, кажется, были свои недоброжелатели, его мало знали. Первым человеком, который опубликовал имя Шакарима, был Мухтар Магауин. В 70-е годы прошлого века он выпустил в Ленинграде первую книгу «Поэты Казахстана».

Затем покойный Жанибек Карменов исполнял несколько его песен. Но все равно про него мало говорили, мало печатали, он был мало известен народу. Были только такие вот попытки.

И вот с обретением Казахстаном независимости я начал думать над тем, как претворить в жизнь свои юношеские мечты. С подъемом экономики, с ростом благосостояния, в середине 90-х годов я начал выпускать книги, диски с произведениями Абая, Шакарима. Можете считать это меценатством.

В Астане провели хорошие мероприятия, посвященные 160-летию Абая, 150-летию Шакарима, выпустили CD-диски, книги, раздали народу – вот такая работа была проведена. Но я не стал останавливаться на этом и добился исполнения своих желаний, оказав содействие в создании симфонии.

ОДНА СИМФОНИЯ ОТ ДВУХ АВТОРОВ

– Господин Кулжанов, действительно ли то, что до Карла Дженкинса вы заказали симфонию о Шакариме и казахстанскому композитору Серику Еркимбекову?


– Я параллельно вел две работы. Вначале я попросил написать симфонию Еркимбекова, как человека, читавшего Шакарима, понимающего его дух, глубоко вникающего в философию мыслителя. 1 октября его симфония была исполнена в Астане. Хотя она была исполнена оркестром студентов Казахской музыкальной академии под руководством Айман Мусаходжаевой, публика приняла ее очень хорошо.

– Вы присутствовали на премьере?

– Да, я принимал участие в организации, на премьере выступил с речью. Тут нужно сказать об одном событии – за последние 25 лет в Казахстане не было написано ни одной симфонии. Через месяц в Лондоне прозвучало произведение Дженкинса.

– Многие читатели, прослушавшие отрывок из симфонии «Шакарим» Дженкинса на сайте радио Азаттык, интересуются, где и как можно прослушать ее полностью. Что вы им порекомендуете?

– До начала нового года будут выпущены CD-диски. До нового года мы привезем диски, распространим их и в Казахстане. Если телекомпании «Хабар» и «Казахстан» проявят интерес, то народ сможет услышать это произведение, он должен об этом знать. Мы получаем многочисленные письма, англичане выражают свое восхищение, говорят о том, что это фантастическое произведение.

– Господин Кулжанов, чем отличаются симфонии «Шакарим», написанные двумя разными композиторами - Сериком Еркимбековым и Карлом Дженкинсом?

– Есть один интересный момент. Сначала мне показалось, что симфония Серика Еркимбекова написана в западном ритме, а Дженкинс, используя голоса хора, взяв в основу песню «Анамнан алғаш туғанда» («Был рожден»), написанную Шакаримом в 23 года, далеко не ушел от ее мотивов. Он пытался передать национальный колорит. Западный композитор пытается приблизиться к казахскому национальному духу, а казахский композитор, кажется, больше внимания уделяет западной манере. Нам всем понравилась симфония, написанная Дженкинсом.

– Симфония Дженкинса была исполнена оркестром Лондонской филармонии в сопровождении национального хора. Такое ощущение, что все это подняло симфонию на высокий уровень. Какие чувства вы испытали, когда слушали симфониюи какую дали ей оценку?

– Творческий вечер Дженкинса был поделен на две части. Первая часть состояла из симфонии «Шакарим», а вторую часть можно считать творческим отчетом композитора за 10 лет. И то, что мы заметили в тот вечер, – симфония, написанная на мотивы Шакарима, кажется, прозвучала более сильно, чем его другие произведения. Думаю, что и три тысячи слушателей были того же мнения.

Думаю, что мотивы произведений Шакарима и сила его философии оказали влияние на создание такого прекрасного произведения, что в сравнении с ним другие произведения Дженкинса произвели, кажется, менее сильное впечатление.

НА КАКИЕ МЕРОПРИЯТИЯ НЕ ХОДЯТ ЧИНОВНИКИ

– Господин Кулжанов, наверное, среди публики, пришедшей на премьеру в Лондоне, было много казахов, живущих в Европе? Были ли среди зрителей сотрудники казахстанского посольства в Великобритании?

– Дело в том, что мы и в Казахстане, и здесь, никого не обижаем, приглашаем всех. Будь то 160-летие Абая или 150-летие Шакарима. Но, к сожалению, чиновники мало уделяют внимания таким масштабным, духовным мероприятиям, в организации которых сами участия не принимают. Трудно сказать что-либо определенное, но мы, выполняя свой гражданский долг, приглашаем всех.

Например, на симфоническом концерте в Астане не было чиновников, были простые люди, много студентов. Но и через них можно донести до народа такое событие.

Среди трех тысяч зрителей в зале «Ройял Фестивал Холл» 93–95 процентов составляли иностранные граждане, англичане. Через ребят мы бесплатно распространили билеты для студенческих организаций, было так много желающих, что билеты были распроданы.

Это событие вызвало большой интерес. Я был очень рад тому, что среди присутствоваших на премьере было много молодежи. Я верю в то, что за рубежом казахов узнают через музыку, духовное богатство.

ТУРНЕ С СИМФОНИЕЙ

– Наверное, начало вашего творческого союза с Карлом Дженкинсом не станет его концом, планируете ли вы в дальнейшем какие-нибудь совместные проекты?


– Возможно, сложно говорить определенно. Но кое-какие мысли уже есть. Например, уже поступают предложения о турне с симфонией «Шакарим» в Вену, Токио, Нью-Йорк. Если турне состоится, то это станет мировым турне.

Меня уже посещала мысль оставить все это, есть же и другие люди, пусть и они этим займутся. Но, если честно, после проявленного к симфонии «Шакарим» большого интереса, я как будто забыл о своей усталости.

Теперь, например, нужно написать оперу по поэме «Калкаман – Мамыр». Почему бы не написать оперу? Посетила мысль перевести поэму на английский язык, написать оперу, дать ее для исполнения зарубежным специалистам и поставить на мировых сценах. Это уже во власти времени.

– Господин Кулжанов, читатели и слушатели нашего радио Азаттык хотят побольше узнать о вас, о вашей семье, роде занятий. Что бы ни говорили, но такие дела требуют больших средств…

– Я сейчас живу в Лондоне, это связано с учебой и работой детей. Но во время их каникул мы часто ездим на родину. У меня трое внуков, они тоже находятся здесь.

Хотя я пенсионер, но я не сижу дома. Продолжаю вести дела, связанные с бизнесом, не могу сидеть без духовной деятельности. Занимаясь этими делами, я поставил себе цель – оставить своим потомкам духовное наследие.

– Господин Кулжанов, большое спасибо за беседу. Желаем успехов в таких важных делах.
  • 16x9 Image

    Сагат БАТЫРХАН

    Родилась 10 октября 1956 года в Алматинской области. В 1978 году закончила факультет журналистики КазГУ имени Кирова. В своей трудовой деятельности начиная с 1978 по 2000 годы прошла путь от редактора Карагандинского областного радио до заместителя директора Карагандинской областной телерадиокомпании. В промежутке работала собственным корреспондентом телеканала "Хабар" по Карагандинской области. С 2000 года работала бродкастером, онлайн-продюсером, редактором радиопрограмм в Казахской редакции Радио «Свободная Европа/Радио Свобода» в Праге (Чехия).

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG