Доступность ссылок

В Астане презентовали проект стандарта по оказанию помощи жертвам жестокого обращения, бытового насилия и торговли людьми. Авторы проекта и гражданские активисты уповают тут в основном на финансирование из государственного бюджета.

Об этом проекте и о необходимости его принятия в кругу неправительственных организаций говорят давно. Еще чаще здесь повторяют, что нужны специальные приюты, где жертвы бытового насилия или торговли людьми смогут укрыться и находиться столько, сколько потребуется. Но, кроме убежищ, таким людям требуется и другая помощь: от медицинской до трудоустройства.

ПОМОГАТЬ ЖЕРТВАМ СРАЗУ...

По словам президента Ассоциации социальных работников и волонтеров города Алматы Гульнур Хакимжановой, в презентованном ими 17 сентября проекте предлагается государственное финансирование центров временного проживания жертв жестокого обращения.

— Пока помощь жертвам жестокого обращения оказывается в кризисных центрах, которые поддерживаются международными организациями. Из [государственного] бюджета пока нет. Если мы сейчас примем стандарт, который нами разработан, то будет финансирование, будет государственный социальный заказ, — говорит Гульнур Хакимжанова.

Координатор МОМ по Центральной Азии и глава миссии Деян Кесерович.

Координатор МОМ по Центральной Азии и глава миссии Деян Кесерович.

В международной организации по миграции (МОМ) также считают, что пока в Казахстане открытым остается вопрос помощи жертвам торговли людьми. По словам координатора МОМ по Центральной Азии и главы миссии Деяна Кесеровича, оказание помощи жертвам жестокого обращения должно начинаться после присвоения им такого статуса, а не после окончания уголовного разбирательства, которое может затянуться на долгие годы. Иностранные граждане, которые стали жертвами жестокого обращения на территории Казахстана, должны тоже быть туда включены, считают в МОМ.

Посол и глава центра ОБСЕ в Астане Наталия Зарудная рассказала журналистам в кулуарах, что, согласно международным рекомендациям, Казахстану следует создать систему от идентификации жертвы до оказания ей помощи и реабилитации. Это, по ее словам, так называемый национальный механизм перенаправления, когда ведомства, которые обнаруживают жертву, передают ее другим ведомствам, где та получает юридическую, социальную, психологическую помощь.

— Но нужно определить, кто будет оказывать эти социальные услуги. Чтобы эта помощь давалась не теми, кто выиграет тендер, а теми, кто могут это делать — и делать могут профессионально — и имеют опыт. В Казахстане есть такие организации, — говорит Наталия Зарудная.

Правительство Казахстана, по ее словам, уже рассмотрело эти рекомендации и в ОБСЕ надеются, что они будут приняты в работу.

СПОРЫ: КТО ЖЕ ЖЕРТВА?

Но разработанный проект — это только третья ступень по значимости помощи жертвам жестокого обращения, говорит Азаттыку Айна Шорманбаева, президент НПО «Международная правовая инициатива».

Айна Шорманбаева, президент НПО «Международная правовая инициатива».

Айна Шорманбаева, президент НПО «Международная правовая инициатива».

По ее мнению, нужно выявить прежде всего эту жертву, найти ее, а не ждать, когда она сама придет в центр помощи.

— Нам надо правильно ее идентифицировать, и третье — это уже оказание помощи. В проекте начали с конца. В Казахстане не поставлен вопрос идентификации, нет выявления жертв пыток. Этим по закону «Об органах внутренних дел» должна заниматься криминальная полиция. Они их выявляют, но когда доходит до возбуждения уголовного дела, тут в дело вступают следователи, которые, как правило, отказывают в возбуждении уголовного дела, особенно в случаях с трудовой эксплуатацией, а их гораздо больше, чем случаев сексуальной эксплуатации. И жертвы остаются на улице, — говорит Айна Шорманбаева.

Правозащитница приводит в пример жертву трудовой эксплуатации — мужчину из Жамбылской области, который обратился к ним в НПО, потому что остался на улице после отказа в возбуждении уголовного дела. Чаще всего это истории людей, которые находятся в трудовом рабстве в отдаленных поселках, где их заставляют работать в сельском хозяйстве или строительстве. Если кому-то из этих людей и удается бежать, многие из них не могут вернуться к нормальной жизни.

— Как правило, у этой жертвы нет документов. Полиция ему эти документы не восстанавливает, отказывает в возбуждении уголовного дела и выбрасывает на улицу. Он опять без документов, в той же ситуации, без жилья, без денег. Что он сделает? Он опять попадет в торговлю людьми, — говорит Айна Шорманбаева.

Пожилая женщина встречает свою дочь, которая 10 лет прожила в трудовом рабстве в Москве. Октябрь 2012 года. Иллюстративное фото.

Пожилая женщина встречает свою дочь, которая 10 лет прожила в трудовом рабстве в Москве. Октябрь 2012 года. Иллюстративное фото.

По информации МОМ, в течение трех последних лет торговля людьми с целью трудовой эксплуатации преобладает в Казахстане над сексуальным рабством.

Международные эксперты и неправительственные организации призывают Астану создать государственный механизм по защите и оказанию помощи жертвам торговли людьми, поддержать существующие центры помощи таким людям, улучшить выявление жертв жесткого обращения, а также включить в этот список и иностранных граждан, оказавшихся в Казахстане в подобных ситуациях.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG