Доступность ссылок

Правозащитники сталкиваются с трудностями при проверке тюрем


Женщины в колонии общего режима в Южно-Казахстанской области. Октябрь 2015 года.

Женщины в колонии общего режима в Южно-Казахстанской области. Октябрь 2015 года.

Мать заключенного, получившего в тюрьме травму, говорит, что уже не надеется на справедливость. Между тем бывшие участники Национального превентивного механизма подвергли критике действия нынешних членов этого механизма.

Жительница города Тараз Несипкуль Алпысбаева с нетерпением ожидает освобождения своего сына Искандера Тюгельбаева из тюрьмы. Ее сын, отсидевший половину срока, согласно решению суда об условно-досрочном освобождении, должен выйти на свободу 19 мая.

Ранее Азаттык сообщал о травме, полученной 25-летним Искандером Тюгельбаевым в ходе «плановых обыскных мероприятий» в тюрьме в поселке Жангизтобе Восточно-Казахстанской области (учреждение ОВ-156/18) 12 мая прошлого года. По словам родственников заключенного, в результате избиения Искандеру Тюгельбаеву проломили череп, кость вошла в головной мозг. Однако, по заявлению администрации тюрьмы, заключенный Тюгельбаев получил травму головы в результате «падения с высоты собственного роста» из-за случившегося с ним приступа эпилепсии. После заявления матери заключенного против сотрудников этой тюрьмы было возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении должностных полномочий. Однако через некоторое время досудебное производство было прекращено.

Осужденный Искандер Тюгельбаев лежит в тюремной лечебнице после полученной травмы головы. Фото из семейного архива.

Осужденный Искандер Тюгельбаев лежит в тюремной лечебнице после полученной травмы головы. Фото из семейного архива.

— В последний раз [в тюрьме] была в марте. Мой сын всё еще не мог говорить и ходить. Мне нужно, чтобы мой сын вышел из тюрьмы живым и невредимым. Всё. Не думаю, что это [уголовное дело в отношении сотрудников тюрьмы] приведет к каким-то результатам, — говорит Несипкуль Алпысбаева.

ОТЧЁТ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

В консолидированном докладе участников Национального превентивного механизма против пыток (НПМ) по итогам деятельности за 2015 год, который недавно был опубликован на сайте уполномоченного по правам человека в Казахстане, говорится о некоторых фактах нарушения закона в закрытых учреждениях. В документе нашли отражение выводы и рекомендации государственным органам по улучшению работы в области предупреждения пыток и жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в некоторых исправительных учреждениях. В докладе содержится анализ ситуации с соблюдением прав человека в закрытых учреждениях министерства внутренних дел, комитета национальной безопасности, министерства обороны, министерства здравоохранения и социального развития, министерства образования и науки. Министерствам, в ведении которых находятся закрытые учреждения, даны рекомендации по соблюдению принципов, основанных на «Правилах Нельсона Манделы», статей уголовно-исполнительного кодекса Казахстана, пактов ООН.

В заключении, которое содержится в приложении № 2 доклада, утверждается, что информация о жестоком обращении с осужденным по «Жанаозенскому делу» заключенным оппозиционером Владимиром Козловым, получившая распространение в 2015 году, не соответствует действительности. Заключенный отбывает наказание в тюрьме ЛА-155/14 в Алматинской области. В докладе назвали безосновательной информацию, распространенную СМИ, о проведении проверки в связи с ухудшением состояния здоровья активиста Ермека Нарымбаева, которого брали под стражу в связи с возбуждением уголовного дела по обвинению в разжигании розни.

Азамат Шамбилов, секретарь координационного совета НПМ.

Азамат Шамбилов, секретарь координационного совета НПМ.

На презентации доклада, состоявшейся 5 мая в Астане, присутствовали депутаты парламента, представители министерств внутренних дел, юстиции, здравоохранения и социального развития, образования и науки, генеральной прокуратуры.

По словам секретаря координационного совета НПМ Азамата Шамбилова, в 2015 году имеющие мандаты НПМ представители гражданского общества провели 528 мониторинговых посещений закрытых учреждений Казахстана.

— Отчет 2015 года впервые готовился 20 правозащитными организациями. Представители НПО, правозащитники писали отчет. Со стороны офиса уполномоченного по правам человека не было помех. Со стороны государственных органов не было давления при написании. В отчете есть критичные моменты, которые до этого не поднимались в Казахстане. Мы раскрыли правду перед участниками презентации. Дали рекомендации по некоторым моментам, подлежащим коррекции, — говорит Азамат Шамбилов.

Член координационного совета НПМ Роза Акылбекова надеется, что рекомендации будут учтены государственными органами.

— Очень важно, что данный институт уже третий год набирает обороты. У нас он работает по принципу «Омбудсмен плюс». Это представители гражданского общества, НПО плюс врачи, психологи, психиатры и рядовые граждане, которые отбираются на конкурсной основе. Очень важно отметить, что там поднимались вопросы обучения сотрудников этих учреждений по вопросам прав человека, прав ребенка, также на предмет предотвращения пыток и жестокого обращения, — говорит Роза Акылбекова.

Член координационного совета НПМ Анара Ибраева считает, что условия проведения мониторинга в закрытых учреждениях улучшаются. По ее мнению, к участию в НПМ привлекаются рядовые граждане.

Анара Ибраева, член координационного совета НПМ.

Анара Ибраева, член координационного совета НПМ.

— Участники НПМ — это простые граждане, которые соответствуют критериям отбора на позицию на один год. Участники НПМ меняются ежегодно. Еще один плюс — это вовлечение общества в осуществление контроля. Таким образом, повышается правосознание и участие граждан в делах, которые имеют общественный интерес в превенции пыток, — отмечает Анара Ибраева.

НЕЗАЩИЩЕННЫЕ ПРАВОЗАЩИТНИКИ

Правозащитники говорят, что некоторые закрытые учреждения всё еще избегают общественного контроля, администрации учреждений пишут жалобы на правозащитников, требуя завести против них дела.

Бывший участник региональной группы НПМ по Актюбинской области Ольга Климонова принимала участие в проверке местных закрытых учреждений в 2014 году. По ее словам, 3 мая этого года Актюбинский городской суд по гражданским делам вынес решение в отношении актюбинской группы НПМ. Рассмотрев заявление руководства государственного учреждения «Центр адаптации несовершеннолетних» о защите чести и достоинства, суд обязал членов группы НПМ принести извинения сотрудникам учреждения.

— В рамках НПМ в 2014 году мы проверили это учреждение. Руководитель учреждения, получивший на руки копию заключения проверки, трижды обратился в суд с заявлением на нас. Один из исков был удовлетворен. В третьем заявлении руководитель учреждения требовала взыскать с нас компенсацию в размере 300 тысяч тенге, — рассказывает Ольга Климонова.

Правозащитник досадует по поводу отсутствия поддержки со стороны совета НПМ. По словам Климоновой, возможно, это преследование было нацелено на подавление инициативности участников НПМ в других регионах.

— Другие региональные правозащитники НПМ, видя, как с нами обращаются, естественно, будут бояться открыто говорить что-либо против директоров тех учреждений, которые они проверяют. Понимаете? — говорит Ольга Климонова.

Правозащитники Ольга Климонова (слева) и Алима Абдирова, бывшие участницы НПМ. Актобе, декабрь 2015 года.

Правозащитники Ольга Климонова (слева) и Алима Абдирова, бывшие участницы НПМ. Актобе, декабрь 2015 года.

Правозащитник Алима Абдирова, состоящая в актюбинской группе НМП, которую суд обязал извиниться, жалуется на то, что права участников превентивного механизма не защищаются.

— Казахстан, как член ООН, должен выполнять свои обязательства. Где наши привилегии? У депутатов парламента есть привилегии, у лидера нации (президента Нурсултана Назарбаева. — Ред.) есть привилегии. В Конвенции против пыток, которая подписана и Казахстаном, точно так же прописаны и наши привилегии. Где они? У тех, кто действительно исполняет свои обязанности, как члены НПМ, нет защиты, — считает Алима Абдирова.

По словам правозащитника, ежегодный отчет НПМ составляется некорректно.

— Я обратилась в координационный совет с запросом, к омбудсмену Шакирову. Однако ответа по существу на свой вопрос, кто является автором консолидированного отчета НПМ, так и не получила. В координационном совете сидят лояльные власти люди, — говорит Алима Абдирова.

Репортер Азаттыка обратился за комментариями по делу актюбинских правозащитников к омбудсмену Аскару Шакирову, однако получить информацию не представилось возможным. В пресс-службе нам ответили, что «омбудсмен занят».

Группа НПМ по Актюбинской области была распущена в 2015 году. По словам секретаря координационного совета НПМ Азамата Шамбилова, в Казахстане отсутствуют механизмы по защите самих правозащитников, проверяющих закрытые учреждения.

Скриншот видео о предполагаемом насилии над заключенными в колонии города Семей.

Скриншот видео о предполагаемом насилии над заключенными в колонии города Семей.

— У нас в Казахстане, к сожалению, нет законодательного механизма именно по защите правозащитников, в том числе правозащитников ОНК (общественных наблюдательных комиссий), а также участников НПМ, которые мониторят большой спектр закрытых учреждений. К сожалению, законодательно это не закреплено, и в связи с этим мы вносим соответствующие предложения на рассмотрение депутатам. В разных странах мира существует определенный механизм, когда срабатывает защита правозащитников, которые проводят мониторинг закрытых учреждений на постоянной основе, — говорит Азамат Шамбилов.

Государство, ратифицировавшее факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток, в течение года должно ввести Национальный превентивный механизм против пыток, в функции которого входит осуществление проверок в закрытых учреждениях. Национальный превентивный механизм создан с целью предупреждения и выявления фактов пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения с лицами, содержащимися в специализированных и исправительных учреждениях.

Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам создания национального превентивного механизма, направленного на предупреждение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» был принят 3 июля 2013 года. НПМ в Казахстане работает по модели «Омбудсмен плюс». В этом году был презентован второй консолидированный доклад НПМ.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG