Доступность ссылок

Западные эксперты прогнозируют дальнейшее падение тенге


Вывеска у пункта обмена валют в Алматы. 20 августа 2015 года.

Вывеска у пункта обмена валют в Алматы. 20 августа 2015 года.

Обвал тенге в западной прессе, в целом, считают позитивным шагом для Казахстана. Другие валюты в регионе, скорее всего, также пострадают, считают эксперты.

На сайте американской финансовой компании Bloomberg анализируют ситуацию после обвала тенге. Перевод тенге в свободное плавание называют новым признаком того, что «развивающиеся страны перестанут защищать свою валюту после того, как Китай всколыхнул мировые рынки, произведя девальвацию юаня».

«Казахстан является самым большим экспортером сырой нефти в Центральной Азии, и производители сырья в стране страдают с тех пор, как Россия перестала контролировать рубль в ноябре прошлого года. Помимо 55-процентного падения нефти в прошлом году, девальвация юаня повысила давление на государства, вынудив страны, которые полагаются на торговлю с Россией и Китаем, искать способы удержать конкурентоспособность», — пишут в Bloomberg'е.

Падение тенге может не закончиться произошедшим 20 августа обвалом. Эксперты из американской финансовой компании Citigroup Inc прогнозируют дальнейшее падение курса до 267 тенге за доллар.

В статье приводят мнение экспертов американской финансовой компании Morgan Stanley, согласно которым девальвация юаня ставит под угрозу валюты стран, ведущих торговлю с Китаем. К числу наиболее уязвимых стран отнесли Бразилию, Перу, Южную Корею, Таиланд, Тайвань и Южную Африку.

Падение тенге, в свою очередь, может повлиять на валюты других стран Центральной Азии. Эксперты шведской финансовой группы SEB AB говорят, что следующими пострадавшими станут кыргызский сом, туркменский манат и таджикский сомони. «Сейчас они столкнулись с дополнительным давлением ослабить свою валюту от 10 до 20 процентов в последующие три-шесть месяцев, может даже и раньше», — цитирует Bloomberg главного эксперта по развивающимся рынкам в SEB AB Пера Хаммарлунда.

В блоге в британской газете Financial Times корреспондент Дэвид Киохейн высказывает мнение, что перевод тенге в свободное плавание является «позитивным для Казахстана и практичным шагом в попытке опередить время». Он указывает на наличие у Казахстана валютных резервов в размере 100 миллиардов долларов, которые могут помочь «не дать ситуации полностью выйти из-под контроля».

«Этот шаг в Казахстане привлечет внимание во всем СНГ, и, скорее всего, они начнут нервничать, учитывая также и то, что происходит с ценами на нефть/товары и в региональной геополитике», — пишет Дэвид Киохейн.

В другой статье в Financial Times пишет, что после падения тенге акции казахстанской медедобывающей компании KAZ Minerals 20 августа поднялись на 20 процентов.

В американской газете New York Times обвал тенге называют «неожиданным шагом в ответ на падающие цены на нефть — основной экспорт страны — и предшествующие девальвации у двух его основных торговых партнеров — России и Китая». В статье ссылаются на выступление президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, в котором он сказал, что за последние два года на поддержание тенге было потрачено около 28 миллиардов долларов и дальнейшая его поддержка на фоне девальвации юаня в Китае могла бы привести к уменьшению запасов твердой валюты и золота, а также повредить местным производителям.

В New York Times также приводят мнение экспертов о том, что вскоре можно ожидать падения валют у соседей Казахстана в Центральной Азии — «бедном регионе с населением около 50 миллионов человек, — кыргызского сома, туркменского маната и таждикского сомони».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG