Доступность ссылок

Парламент Кыргызстана в первом чтении одобрил законопроект, согласно которому мужчин, совершивших сексуальное насилие над детьми, будут кастрировать. Сторонники этой меры говорят, что такие процедуры направлены на защиту общества от подобных преступлений.


ЛЕЧЕНИЕ ПО РЕШЕНИЮ СУДА

Речь идет о химической кастрации как виде наказания за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних. Согласно законопроекту, принудительное лечение будет проводиться по решению суда и заключению специальной экспертной комиссии из врачей и психиатров, которая определяет, болен ли человек, и назначает лечение.

— Наказание предусматривается не только для насильников, но и для тех, кто планировал, но не смог воплотить свои намерения, — говорит инициатор законопроекта — депутат от фракции «Ар-Намыс» Турсунбай Бакир уулу в интервью Кыргызской редакции Азаттыка.

Не все совершившие такие преступления, по его словам, больные, есть и те, кто идет на это намеренно.

— Например, скрывается насилие, произошедшее между родственниками, и преступники остаются безнаказанными, — говорит Турсунбай Бакир уулу.

Кроме этого, в Кыргызстане разрабатывается еще один законопроект против неисправимых преступников и тех, кто ставит цель насиловать детей. Их намерены приговаривать к пожизненному сроку заключения. Статья за попытку изнасилования предусматривает до 20 лет заключения. В отношении таких лиц не будет применяться амнистия и условное наказание.

По информации генеральной прокуратуры Кыргызстана, с начала нынешнего года насилию подверглись 116 несовершеннолетних, 67 из них — дети, не достигшие 10 лет. Число случаев сексуального насилия над детьми за три года выросло в два раза: если в 2010 году было зарегистрировано 75 фактов, то в 2012 году — 150.

В ПРИНУДИТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ

Доктор тибетской медицины Анархан Надирова говорит Кыргызской редакции Азаттыка, что, каким бы ни было наказание, всё останется без изменений, если человека не лечить.

— Педофилия — это болезнь. Я скажу, как педиатр, что педофилию можно выявить в детском возрасте. Можно предупредить тяжелые последствия и не дать болезни прогрессировать. Химическая кастрация — это применение определенного гормона, который подавляет мужской гормон, но сама болезнь при этом не лечится. Такой препарат надо принимать пожизненно. Он негативно действует не только на половые функции, но и на все остальные органы. В организме нарушается гормональный баланс, — говорит Анархан Надирова.
Химическая кастрация — это применение определенного гормона, который подавляет мужской гормон, но сама болезнь при этом не лечится.

Эксперт Бишкекского представительства неправительственной организации Freedom House Токтобек Омукеев считает, что если человек совершил преступление, то он должен быть привлечен к ответственности, а если человек психически болен, то его надо изолировать от общества и содержать в специальном учреждении.

— Такие люди не могут отвечать за свои поступки. Это прописано и в законе. При применении такого метода мы не можем сравниваться с развитыми странами. У них достаточно средств. Во-вторых, у них органы прокуратуры и суды не коррумпированные. Каким бы ни был закон, он должен предотвращать преступление, — говорит Токтобек Омукеев.

В прошлом году среди стран постсоветского пространства норму о химической кастрации внесли в уголовные кодексы Россия и Молдова. В Молдове этот закон начал действовать с мая прошлого года и по крайней мере один человек уже был приговорен к кастрации.

Кыргызская редакция Азаттыка приводит мнение программного координатора организации Amnesty International в Молдове Игоря Стойко, который выступает против химической кастрации:
Программный координатор организации Amnesty International в Молдове Игорь Стойко. Кишинев, 3 апреля 2013 года.

Программный координатор организации Amnesty International в Молдове Игорь Стойко. Кишинев, 3 апреля 2013 года.


- Мы считаем этот закон несправедливым. Потому что там предусмотрена принудительная химическая кастрация для людей, совершивших насилие с детьми до 14-летнего возраста. По закону, преступник должен будет отбыть в тюрьме 10—15 лет, а за три месяца до освобождения в его отношении применяется химическая кастрация. Получается, что ему не дается шанс реабилитироваться перед обществом. Другое дело, если он обратился по собственному желанию с просьбой о лечении, но у нас это делается в принудительном порядке. Я считаю такие меры бессмысленными.

НА ДОБРОВОЛЬНОЙ ОСНОВЕ

Между тем кастрацию насильников проводят в США, Канаде, Израиле и ряде европейских государств: Великобритании, Франции, Дании, Швеции, Норвегии. Насильникам-рецидивистам предлагают на добровольной основе пройти химическую кастрацию, которая сводится к введению инъекций гормональных препаратов, приводящих к временному снижению уровня тестостерона. Лечение обходится примерно в четыре с половиной тысячи долларов в год на одного человека.

В Германии и Чехии существует практика хирургической кастрации при согласии заключенного на эту процедуру. Комитет Совета Европы по предотвращениюпыток неоднократно призывал Чехию и Германию отказаться от практики хирургической кастрации, которая, по мнению некоторых правозащитников, наносит непоправимый ущерб физическому и психическому здоровью пациента и поэтому не может рассматриваться как гуманный способ коррекции поведения.

Власти этих стран придерживаются позиции, что кастрация не наказание, а способ решения проблемы. По сообщениям BBC, каждый год около пяти заключенных в Германии предпочитают пройти кастрацию в надежде на освобождение из тюрьмы.

В Казахстане в 2012 году более 700 детей подверглись сексуальному насилию, сообщает сайт Tengrinews.kz со ссылкой на комитет по правовой статистике и специальным учетам генеральной прокуратуры Казахстана. Один из последних случаев насилия над несовершеннолетней, произошедший в Мангистауской области, вызвал общественный резонанс. В групповом изнасиловании подозреваются десять местных жителей, все они - взрослые мужчины. Как сообщают в ДВД региона, уголовные дела возбуждены по трем статьям - насильственные действия сексуального характера, грабеж, незаконное лишение свободы.

В 2012 году министр здравоохранения Казахстана Салидат Каирбекова заявила, что в Казахстане не предусмотрено лечение от педофилии.
  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG