Доступность ссылок

Казахстанский закон о религии аналогичен подобным в Центральной Азии


Спецназовец у ворот Центральной мечети Алматы во время посещения ее президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Алматы, 16 ноября 2010 года.

Спецназовец у ворот Центральной мечети Алматы во время посещения ее президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Алматы, 16 ноября 2010 года.

Власти государств Центральной Азии принимают законы о религии по старой советской привычке – без учета мнений, ценностей и особенностей своих народов, говорят эксперты из пяти стран региона.


«ЭТО ПРОЯВЛЕНИЕ ВОИНСТВУЮЩЕГО АТЕИЗМА»

15 октября в Казахстане вступил в силу широко критикуемый закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», заменив действовавший с первых дней суверенитета закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях».

Какова ситуация с регулированием религиозной деятельности в других странах Центральной Азии и что эксперты думают по поводу нового казахстанского закона, радио Азаттык выясняло на заседании очередного круглого стола, проведенного для еженедельной совместной программы «Перекресток» - программы центральноазиатских редакций Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

В обсуждении приняли участие член правления Партии исламского возрождения Таджикистана Хикматулла Сайфуллозода из Душанбе; эксперт по исламу, директор независимого аналитического центра «Религия, право, политика» Кадыр Маликов из Бишкека; эксперт по Центральной Азии и директор Фонда региональных исследований «Кунсейит» Нурлан Альниязов из Алматы; председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана Сурат Икрамов из Ташкента и эксперт по Туркменистану, сотрудник Туркменской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Алламурад Рахимов.

По убеждению казахского эксперта Нурлана Альниязова, необходимость принятия нового закона Казахстана о религии назрела достаточно давно, Прихожане мечети района Жылыой. Атырау, 22 февраля 2011 года.

Прихожане мечети района Жылыой. Атырау, 22 февраля 2011 года.

поскольку закон, принятый еще в 1992 году, не отвечал вызовам современности и той ситуации, которая сложилась в течение последнего года:

– Закон очень быстро был принят из-за обстоятельств, сложившихся в Казахстане именно в религиозной сфере. Такая ситуация сложилась в последний год: серия терактов, события на западе Казахстана. Всё это заставило государство, наконец, взглянуть на религиозную сферу и выработать новый закон, который с 1992 года не менялся и был таким слишком аморфным.

И, несмотря на критику со стороны западных международных организаций и внутри страны, этот закон в этом немного жестком виде должен был быть принят на данном этапе, так как за 20 лет независимости здесь появилось много различных течений, сект – не только религиозных, но и псевдорелигиозных. И без законодательной базы этот вопрос невозможно было решать.

И этот закон в будущем будет меняться. Это не есть окончательный вариант. Скорее всего, со временем закон претерпит какие-то изменения.

В то же время Нурлан Альниязов считает, что власть в Казахстане, которая, по его мнению, состоит из бывшей советской номенклатуры – по атеистической привычке борется не с экстремизмом, а с религиозностью вообще.

Тем не менее эксперт из Алматы в целом положительно оценивает новый закон Казахстана о религии и не видит в нем слишком больших ущемлений прав верующих, за исключением статьи 7, пункта 3, о совершении религиозных обрядов в государственных учреждениях:

- Это, скорее всего, связано с тем, что правительственные эксперты не смогли найти другого выхода, как запретить и очистить государственные органы от представителей различных деструктивных религиозных течений, которые проникли в госорганы.

«КАЗАХСТАН СЛЕДУЕТ ПЕЧАЛЬНОМУ ОПЫТУ УЗБЕКИСТАНА»

Эксперт по Туркменистану Алламурад Рахимов категорически не согласен с аргументами Нурлана Альниязова:

– Мы сейчас наблюдаем и официальную пропаганду против так называемых нетрадиционных религий и сект. И здесь не должно быть речи, что это убеждение большинства населения или меньшинства. Речь идет о правах граждан.

Кроме того, Алламурад Рахимов обращает внимание на отсутствие в странах Центральной Азии альтернативной службы для адептов тех религий, которые запрещают службу в армии:

– Если им религия запрещает служить в армии, то законы демократических государств предусматривают альтернативные службы. В странах Центральной Азии, я вижу, законы не учитывают подобные аспекты религиозных организаций.

Сурат Икрамов считает, что Казахстан, приняв новый закон о религиозных объединениях, следует печальному примеру и практике
Принятие этого закона – это страх от шума по религиозным мотивам, который в последнее время усилился, особенно в Узбекистане.

Узбекистана:

– Я думаю, принятие этого закона – это страх от шума по религиозным мотивам, который в последнее время усилился, особенно в Узбекистане, где по религиозным мотивам осуждены более 10 тысяч человек. Это всё происходит из-за того, что в последнее время ислам во всем мире находит большое развитие. Или ряд последних революций именно в арабских государствах, по-моему, очень беспокоят правителей Центральной Азии, которые начинают принимать законы, которые призваны усилить контроль над религией и духовной сферой.

Кадыр Маликов из Бишкека больше озабочен тем, что исполнение нового закона Казахстана, как и аналогичного ему закона Кыргызстана, принятого в 2009 году, может привести к репрессиям на местах:

– Данный закон больше всего направлен на ограничение паразитической деятельности со стороны миссионерских организаций. То есть в данном случае ужесточение закона, конечно же, не затрагивает экстремистские религиозные группы, которые и так не нуждаются в законе, а действуют в подполье.

Большинство населения наших стран мусульманское, и у нас идет необратимый процесс реисламизации. Это нормальное и хорошее явление. И в данном законе должна быть проработана база исполнения, чтобы, не дай бог, не привел к репрессиям и пыткам на местах.

«В ТАДЖИКИСТАНЕ МНОГО ПРОТИВОРЕЧИЙ В КАЖДОМ ЗАКОНЕ...»

Член правления Партии исламского возрождения Таджикистана Хикматулла Сайфуллозода заявляет, что в Таджикистане очень много противоречий в каждом законе, в частности в законе, которым регулируются вопросы религии. Сайфуллозода уверен, что любой закон, принятый властями без учета мнения и ценностей своего народа, обречен:

– У нас Таджикистане закон называется «О религиозных объединениях и свободе совести». Разве свободу совести можно регулировать требованиями закона?!

В период становления независимости в каждом государстве Центральной Азии народы стали возрождать те ценности, с которыми они испокон веков жили. Народ ждал. Он ждал и надеялся, что национальное государство каждый закон примет с учетом этих ценностей, особенностей и видения этого народа.

Однако власти создают законы исходя из своего видения и своих интересов, и пытаются заставить народ подчиняться им: мол, живи, как я хочу. Вот этого никогда не будет.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG