Доступность ссылок

Докладчики из Казахстана в ООН говорили на разных языках


Правозащитник из Казахстана Бахытжан Торегожина проводит акцию протеста в Женеве против нарушений прав человека в Казахстане. 22 июня 2016 года.

Правозащитник из Казахстана Бахытжан Торегожина проводит акцию протеста в Женеве против нарушений прав человека в Казахстане. 22 июня 2016 года.

На сессии Комитета ООН по правам человека в Женеве оценки положения с правами человека в Казахстане звучали прямо противоположно. Гражданские активисты высказывали критику, официальные лица из Астаны утверждали обратное.

Комитет по правам человека Организации Объединенных Наций обсудил 22–23 июня вопрос о соблюдении в Казахстане Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП). Официальные лица и гражданские активисты из Казахстана обменялись прямо противоположными мнениями при обсуждении Второго периодического доклада Казахстана о выполнении пакта МПГПП. Это традиционная уже для докладчиков из Казахстана конференция, где ситуация в стране обсуждается с 2011 года. Кроме Казахстана, на этой сессии заслушиваются также отчеты Ганы, Дании и Кувейта.

Как сообщила на своей страничке в сети Facebook правозащитник Бахытжан Торегожина, она и ее коллеги рассказали о нарушениях и права на свободу мирных собраний, из-за чего в мае были посажены под арест и обвинены в преступлениях политического характера гражданские активисты Талгат Аян и Макс Бокаев.

Правозащитники говорили о «недавнем включении осужденных за социальную, сословную, национальную рознь в списки «экстремистов» гражданских активистов, чьи банковские счета оказались замороженными без санкции суда министерством финансов; об ограничении казахстанцев в Казахстане в праве на свободу объединения в виде обязательного требования к НПО представлять сведения в учреждаемую правительством базу данных; об отказе казахстанских властей провести независимое и тщательное расследование расправы над демонстрантами в Жанаозене; о необходимости освободить [оппозиционного журналиста] Гузяль Байдалинову и [оппозиционного политика] Владимира Козлова», пишет Бахытжан Торегожина. Эти и другие тезисы активист, сама побывавшая недавно под административным арестом, называет «только частью проблем, на которые казахстанские правозащитники просили Комитет ООН по правам человека обратить внимание официальной казахстанской делегации».

Коалиция НПО, состоящая из КМБПЧ и других ведущих правозащитных НПО Казахстана, представила альтернативный доклад. Здесь говорится о проблемах, которые обсуждались на таких международных форумах неоднократно. Например, правозащитники говорят, что власти страны не выполняют свои обещания по борьбе против пыток и жестокого обращения, несмотря на долгожданное создание Национального превентивного механизма против пыток. Много говорилось о нарушениях права на свободу собрания в ходе «земельных протестов», которые вспыхнули 24 апреля в Атырау. «В связи с запланированными мирными акциями протеста 21 мая 2016 года сотни людей были незаконно задержаны в городах по всей стране, административные и уголовные обвинения были выдвинуты против ряда известных активистов», — говорят правозащитники.

Полицейские ведут пожилую женщину, задержанную в день протеста в Алматы 21 мая 2016 года.

Полицейские ведут пожилую женщину, задержанную в день протеста в Алматы 21 мая 2016 года.

Члены официальной делегации из Казахстана с такой трактовкой не согласны. Например, представитель генеральной прокуратуры Казахстана Нурдаулет Суиндиков заявил в Комитете ООН, что задержания граждан накануне 21 мая были произведены, чтобы «предотвратить насилие, потому что там были гранаты, пистолеты и взрывчатые вещества. Надо было не допустить еще большее нарушение закона, властям надо было остановить незаконные акции». Во время прямой трансляции из зала заседания Комитета ООН можно было услышать слова Нурдаулета Суиндикова, что в Казахстане любой гражданин может свободно выразить любое свое мнение по земельной реформе и никаких препятствий для этого нет. «Создана Земельная комиссия, любой гражданин может участвовать в ее работе прямо или косвенно», — говорит представитель официальной Астаны. Что касается административных арестов активистов земельных протестов, то Суиндиков сказал, что некоторые аресты были обжалованы, некоторые такие жалобы еще рассматриваются, благо «национальное законодательство предусматривает такие меры».

На заседании Комитета по правам человека ООН 23 июня, например, один за другим выступали три представителя официальной делегации Казахстана, которые отвергли многие тезисы критики в адрес Астаны. Например, касательно «монополии в парламенте трех провластных партий» представитель официальной делегации Казахстана ответил на хорошем английском языке так:

Это не наша вина. Мы бы хотели иметь больше партий в парламенте, но народ Казахстана проголосовал за эти три партии.

«Это не наша вина. Мы бы хотели иметь больше партий в парламенте, но народ Казахстана проголосовал за эти три партии, вот почему только эти партии и представлены в нашем парламенте».

Некоторые активисты из Казахстана, присутствовавшие в зале конференции ООН в Женеве, тут же выразили в сети Facebook свой сарказм по поводу таких заявлений.

В день, когда в Женеве шла такая дискуссия, суд города Астаны отказал в удовлетворении жалобы гражданского активиста Махамбета Абжана на его административный арест «за мелкое хулиганство» в мае этого года. Сам активист считает, его арест был связан «с освещением земельного митинга 21 мая». Махамбет Абжан сейчас находится еще под следствием по обвинению в оскорблении, неповиновении и применении насилия в отношении полицейских, за что ему грозит реальное тюремное заключение.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG