Доступность ссылок

Тотан Кузембаев: «Я бы видел Астану немногоэтажной, утопающей в саду...»


Архитектор Тотан Кузембаев. Фото из личного архива.

Архитектор Тотан Кузембаев. Фото из личного архива.

Российский архитектор казахского происхождения Тотан Кузембаев считает, что Астана лишена национального колорита, при застройке города не учитываются климатические условия.

Архитектор Тотан Кузембаев уже более 30 лет живет в Москве со своей семьей. Его сын Олжас тоже архитектор, пошел по стопам отца. Дочь Алиса Кузембаева — дизайнер одежды. Ее коллекции становится популярной в России и за рубежом. Этнический казах, живущий в России, говорит, что не имеет условий в Москве обучать своих детей и внуков казахскому языку.

Тотан Кузембаев в беседе с Азаттыком рассказал о родном ауле, о своей профессии, о жизни в Москве и об архитектуре Астаны.

Азаттык: Расскажите, пожалуйста, о себе. Где вы родились?

Тотан Кузембаев: Я родился в Шымкентской области (Южно-Казахстанская область. — Ред.) Арысский район. Отец и мать были чабанами. Поэтому у меня в паспорте не написано, где именно я родился. Всё время спрашивают у меня: «А дальше?» Я говорю: «А дальше степь!» Родился в юрте. Поэтому точного месторождения нету. Арысский район, и всё.

Азаттык: Как получилось, что вы оказались в России?

Тотан Кузембаев: Я служил в армии в Ленинградской области, потом вернулся на родину отца — в Кызылординскую область. Там выращивали рис. Когда я приехал с другом, там уже собрали урожай, все сидели дома, ели мясо, пили, друг друга в гости приглашали. Мы в это дело включились, так это нас затянуло. Потом родственники собрались, сказали: «Вы ходите позорите нас. Давайте идите либо учиться, либо работать». Мы вдвоем сказали: «Пойдем учиться». Они были жутко удивлены: «Куда?» — «Ну пока не знаем, но пойдем учиться».

Я сначала хотел пойти в художественный институт, но там в требованиях сказано, что нужно привезти с собой натюрморт. Вот слово меня в тупик поставило. Я долго думал, что такое «натюрморт», спросил у старших, никто не знал. Я понял, что я не поступлю, потому что все приедут с натюрмортом, я — без. Искал другой вуз, там тоже написано: «Натюрморт». «Ладно, всё, пойду я в Московский архитектурный институт», — сказал я, при этом не имея совершенно никакого представления, что такое архитектура. Поступал в Московский архитектурный институт. Сначала на подготовительное отделение. Меня взяли туда. После учебы остался в России.

Азаттык: Вы занимаетесь в основном деревянной архитектурой. Почему?

Архитектор Тотан Кузембаев. Фото из личного архива.

Архитектор Тотан Кузембаев. Фото из личного архива.

Тотан Кузембаев: Да, вот так случилось. У меня всё время спрашивают: почему деревянное, откуда любовь? Представьте, из глухой степи Казахстана сын чабана, да я дерево живое не видел. Такая была редкость.

Потом я познакомился с хорошим человеком, который купил большой кусок земли и хотел деревянные дома строить. И он мне полностью доверил. Я вместе с ним учился, строили. Не знаю, как-то вот это начало сразу получаться. Я потом рассказываю: «Ребята, если вы хотите красиво строить — стройте из дерева! Дерево — такой материал: что-то плохое сделать невозможно. Что из дерева ни делается, всё будет красиво, уютно, приятно, дружелюбно. Дерево — единственный материал, из которого даже нельзя сделать оружие».

Сейчас все занимаются энергосбережением, экологией. Идет борьба за натуральный материал. Железобетонным кирпичом и камнем портим природу. Кочевники всё время строили из тех материалов, которые после использования само собой в природу уходили. То же дерево, основной каркас, несущий юрты. Весь этот войлок, который тоже растворяется, уходил в природу. И поэтому у кочевого народа нет недостроенных городов. Они жили с природой в гармонии. Они не портили природу, поэтому не оставили после себя ничего, никаких шрамов. Это был самый совершенный народ, который жил в дружбе с природой.

В АСТАНЕ НЕУЮТНО

В Казахстане любят иностранцев приглашать, а иностранцы там халтурят. Кто приедет в эту степь и будет там работать?

Азаттык: Можно ли в Казахстане увидеть проекты, созданные вами?

Тотан Кузембаев: В Казахстане вообще нет. В общем, хотел, но ни разу не получал. Даже по просьбе людей хотел участвовать в тендере министерства обороны Казахстана в прошлом году. В общем, очень интересную идею придумали, но там министр обороны поменялся, и это всё заглохло. Но мы хотим что-нибудь сделать в Казахстане. Как-то не приглашают. В Казахстане любят иностранцев приглашать, а иностранцы там халтурят. Кто приедет в эту степь и будет там работать? Все как бы считают, что там и так сойдет. Они считают, что мы как туземцы, которые за разные блестящие побрякушки отдают золото, — такое ощущение не покидает.

Азаттык: Нравится ли вам архитектура Астаны?

Тотан Кузембаев: Там как бы немножко чуть-чуть пока, мне кажется, неуютно. Потому что деревья очень маленькие, они еще не выросли. Еще мало каких-то объектов, которые оживляют любой город: места питания, кафешки.... Когда всё появится, мне кажется, будет интересная живая среда. Мне кажется [когда строили], нужно было учитывать климатические условия. На севере, когда резко континентальный климат, очень большое пространство — это, наверное, какая-то ошибка, не совсем они, наверное, поняли. Потому что там летом очень жарко, зимой холодно. А как ходить?

Вид на монумент "Байтерек" из жилого комплекса "Нурсая" в Астане. Апрель 2013 года. Иллюстративное фото.

Вид на монумент "Байтерек" из жилого комплекса "Нурсая" в Астане. Апрель 2013 года. Иллюстративное фото.

Мне больше всего понравился океанариум. Супервещь. Я понял, что, когда строят океанариумы в морских городах, там не очень популярны, нет такого воздействия. А когда приходишь в степи, где воды нет, и стоит океанариум — это просто потрясающее! Удачная и хорошая идея.

Азаттык: Какой бы вы хотели видеть Астану?

Тотан Кузембаев: Астану я бы видел немногоэтажной, такой утопающей в саду, более зеленой. Потому что всё это позволяет [установиться] более такой комфортной, гуманной среде. Мне кажется, там небоскребов уже достаточно. Просто видел, там люди стремятся, тянутся на земле жить, тем более казахи. Мне кажется, там надо более натуральные материалы использовать, как деревья, войлок, глину - экологичные материалы. Мне кажется, они хорошо сочетаются с бетоном. И естественно, стекла побольше, чтоб тоже была открытость, которую с собой несет демократичность. Тенденция, когда все хотят сделать всё стеклянным, — это правильно, но как бы правильно бы использовать, не забывая своих корней.

КАЗАХИ В РОССИИ

Азаттык: Насколько близко, тесно казахи в России общаются друг с другом? Есть ли организации?

Мы хотели детей отдать в факультативные классы, где бы изучали язык. Мы позвонили в посольство, но нам сказали: нет у нас такого. Хотя там у армян, грузин есть.

Тотан Кузембаев: Я знаю некоторых казахов, общаемся. Но какого-то централизованного объединения я не помню.

Азаттык: Вы помните казахский язык?

Тотан Кузембаев: Да, конечно, помню. Закончил казахскую школу. Но мне практики не хватает. Мы хотели детей отдать в факультативные классы, где бы изучали язык. Мы позвонили в посольство, но нам сказали: нет у нас такого. Хотя там у армян, грузин есть. Мы так удивились. Искренне хотели, чтоб наши дети знали, знали корни. Но там действительно не занимаются. Чем тогда занимается посольство? Поэтому меня там не любят. Я всё время критикую.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Макпал МУКАНКЫЗЫ

    Родилась в феврале 1985 года в Алматинской области. В 2006 году закончила КазУМО и МЯ имени Абылай хана. С 2007 года работает корреспондентом Азаттыка.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG