Доступность ссылок

Аркадий Бух: «Шансы на оправдание Азамата Тажаякова высокие»


Казахстанские студенты Азамат Тажаяков (слева) и Диас Кадырбаев (в центре) фотографируются с Джохаром Царнаевым в Нью-Йорке.

Казахстанские студенты Азамат Тажаяков (слева) и Диас Кадырбаев (в центре) фотографируются с Джохаром Царнаевым в Нью-Йорке.

Диасу Кадырбаеву и Азамату Тажаякову - студентам из Казахстана, задержанным по делу о взрывах во время международного марафона в Бостоне, - в четверг, 8 августа, предъявлены официальные обвинения. Ожидается, что первые судебные слушания состоятся 13 августа. О некоторых подробностях дела в интервью Азаттыку рассказывает адвокат одного из студентов Аркадий Бух.

В четверг, 8 августа, федеральным большим жюри Бостона штата Массачусетс Азамату Тажаякову и Диасу Кадырбаеву были предъявлены официальные обвинения в воспрепятствованию правосудию при расследовании терактов на Бостонском марафоне 15 апреля этого года. Тогда погибли три человека, сотни получили ранения. Кадырбаев и Тажаяков были друзьями по колледжу выжившего обвиняемого в совершении взрывов Джохара Царнаева. Им вменяется в вину то, что после терактов они забрали из комнаты Царнаева рюкзак с фейерверками и ноутбук. По версии следствия, они таким образом пытались уничтожить вещественные доказательства преступления Царнаева.

В настоящее время казахстанцы содержатся в федеральной тюрьме. В случае, если их признают виновными, молодым людям грозит до 20 лет тюрьмы и перспектива депортации из США.

Аркадий Бух - адвокат Азамата Тажаякова – в интервью Азаттыку оценивает шансы на оправдание своего подзащитного.

Азаттык: Почти четыре месяца минуло с тех пор, как арестовали Азамата Тажаякова. Где он находится и может ли видеться с близкими?

Аркадий Бух: Азамат Тажаяков на сегодняшний день находится в бостонской тюрьме. Условия содержания терпимые по сравнению с остальными арестованными. Его семья находится здесь, и мы смогли добиться того, чтобы родители могли с ним видеться.

Азаттык: Как сообщалось ранее, арестованные Азамат Тажаяков и Диас Кадырбаев пытались уничтожить улики в комнате их друга Царнаева, выбросив их на свалку. В чем конкретно каждый из них обвиняется?

Аркадий Бух: Кадырбаева прокуратура обвиняет в том, что он взял сумку с ноутбуком и фейерверками, вынес, принес домой и выбросил в мусорный ящик. Относительно Тажаякова прокуратура даже не говорит, что он дотрагивался до сумки и давал четкие инструкции выбросить сумку. Всё, что они говорят, — так Вещи Джохара Царнаева, которые, по версии следствия, были выброшены в мусорку его друзьями после взрывов в Бостоне.

Вещи Джохара Царнаева, которые, по версии следствия, были выброшены в мусорку его друзьями после взрывов в Бостоне.

это то, что он в какой-то форме дал согласие на это. Давать инструкцию или давать согласие — большая разница. А это [согласие] уже всё равно что за уши притянуть.

Азаттык: Как планируется, во вторник должны состояться первые слушания по делу Тажаякова и Кадырбаева. Что будет на них происходить?

Аркадий Бух: Состоится первое официальное слушание, на котором будут предъявлены формальные обвинения. Также Тажаяков объявит, что он считает себя невиновным и готов идти на суд присяжных. В целом это слушание будет носить формальный характер. Думаю, что 13-го числа также станет известна дата суда присяжных. Будет составлено расписание, когда защита будет писать оппозицию, а прокуратура излагать свои аргументы. После этого судья назначает несколько контрольных слушаний. Затем будет назначена контрольная дата перед судом присяжных и суд присяжных. Всё это достаточно публичная информация, и, как я считаю, она появится довольно скоро.

В отношении Тажаякова уровень доказательств минимальный. Это не тот случай, когда не остается ни малейших сомнений в виновности.

Азаттык: Изначально первые слушания были намечены на май, однако они были перенесены. С чем это было связано?

Аркадий Бух: Мы давали разрешение на отсрочку, потому что надеялись убедить прокурора в невиновности Тажаякова, чтобы обвинения были просто сняты. Но, похоже, из-за шумихи в СМИ прокуратура не захотела пойти на это.

В результате на середину августа было намечено первое слушание с целью установления достаточных оснований для обвинения. Тем не менее мы предполагали, что могут быть предъявлены новые обвинения. Это распространенная практика прокуратуры практически во всех делах, не обязательно связанных с сокрытием улик или терроризмом, — не дожидаясь слушания, попытаться предъявить обвинения Большого жюри. Так оно и случилось, и эти обвинения были предъявлены 8 августа.

Азаттык: Расскажите, пожалуйста, поподробнее об обвинении Большого жюри присяжных.

Аркадий Бух: В нашей стране обвинения федеральной прокуратуры существуют в двух форматах.

В первом случае сам прокурор пишет обвинения, сам обвиняет и человек предстает перед судом. Тогда происходит слушание с целью установления достаточного основания [для проведения судебного процесса против обвиняемого]. До вчерашнего дня, до предъявления обвинений Большого жюри, наше обвинение было на уровне просто обвинения прокурора.

Второй способ обвинения в американской системе — это обвинения Большим жюри. Так обвиняют более 90 процентов обвиняемых. Что такое обвинение Большого жюри — прокурор собирает с ФБР громадное количество доказательств и изучает их. Когда, со слов прокуратуры, доказательств достаточно, они передаются Большому жюри присяжных, которые в свою очередь их изучают, выслушивают прокурора, агентов, просматривают видео, аудио, какие-то другие материалы с целью проверки оснований для предъявления обвинения лицу по конкретному уголовному делу и решения вопроса о возможности предать обвиняемого суду.

Азаттык: Как вы считаете, есть ли у Тажаякова шансы на оправдание?
Диас Кадырбаев (слева) и Джохар Царнаев. Фото со страницы Кадырбаева в социальной сети VKontakte.

Диас Кадырбаев (слева) и Джохар Царнаев. Фото со страницы Кадырбаева в социальной сети VKontakte.


Аркадий Бух: Шансы на оправдание очень высокие. Вообще-то в таких делах ФБР имеет очень большие шансы на выигрыш. И залогом их успеха является предшествующий задержанию большой объем следственной работы. Но в этот раз всё произошло с точностью до наоборот. Дело было сколочено по принципам дел штатов, а не федеральных дел. А выиграть дела штатов шансов гораздо больше. Дело было создано постфактум. Поэтому мы считаем, что шансы хорошие на выигрыш.

Азаттык: Как вы полагаете, у Кадырбаева тоже есть шансы на оправдание?

Аркадий Бух: У Диаса меньше шансов. Самый сложный вопрос — для чего он взял компьютер: чтобы уничтожить доказательства или для обладания ценной вещью? И это серьезный вопрос для присяжных.

На моем опыте, когда клиентов обвиняли в сокрытии доказательств, это имело стандартную структуру: один просит скрыть что-то другого, ведутся разговоры или переписка об этом. В этой ситуации даже не прослеживается [следов] конспирации между Царнаевым и Диасом — что Царнаев давал четкие указания уничтожать доказательства. То есть это вообще похоже на какой-то бред. И прокуратура даже не уверяет, что кто-то их просил что-то делать. Нет ни писем, ни сообщений — ничего этого у обвинения нет.

Азаттык: Спасибо большое.

Азаттык планирует вести твиттер-репортаж во время слушания прямо из зала суда в Бостоне 13 августа.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG