Доступность ссылок

Усилия ЕБРР в Центральной Азии наталкиваются на тихий саботаж


Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (справа) и глава Европейского банка реконструкции и развития Томас Мироу после заседания совета иностранных инвесторов. Алматы, 4 июня 2010 года.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (справа) и глава Европейского банка реконструкции и развития Томас Мироу после заседания совета иностранных инвесторов. Алматы, 4 июня 2010 года.

Европейский банк реконструкции и развития по-новому строит отношения с авторитарными режимами в Центральной Азии, больше вовлекая их частный сектор к партнерству. Однако скептики критикуют такой подход.


НОВАЯ «ВЫВЕРЕННАЯ СТРАТЕГИЯ»

С распадом Советского Союза вновь образованные независимые государства были приняты во многие международные организации, в том числе и в финансовые. Одна из них - Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР).

За свою почти двадцатилетнюю деятельность в Центральной Азии у ЕБРР сложились непростые отношения с некоторыми диктаторскими режимами.

Например, в 2000 году первый вице-президент ЕБРР Чарльз Фрэнк официально заявил, что банк не будет предоставлять кредиты Туркменистану из-за проводимой в стране диктаторской политики. Офис Европейского банка реконструкции и развития в Ашгабате был закрыт.

В течение двух лет, после Андижанских событий в 2005 году, он прекратил финансирование государственных проектов Узбекистана в связи с отсутствием там демократических преобразований.

Это были поступки, достойные уважения. Причем они никоим образом не ухудшили финансовое состояние самого банка: данные шаги не привели к банкротству учреждения, его сотрудники не ходят с протянутой рукой, а основные цели и задачи продолжали выполняться. Как показала практика, отказ сотрудничать с диктаторскими режимами - наиболее правильный вариант, если, конечно, во главу угла ставить именно те цели и задачи, которые провозглашены в уставе, а не погоню за длинным долларом.

И все же, несмотря на упорное нежелание авторитарных режимов начать либерализацию, ЕБРР в этом году принял страновую стратегию для Казахстана и Туркменистана, согласно которой банк сохраняет за собой право повысить уровень сотрудничества с данными странами. Международная правозащитная организация «Хьюман Райтс Вотч», базирующаяся в Нью-Йорке, считает такой подход заметным отходом от прежней бескомпромиссной линии на полный запрет от финансирования госсектора.

Примечательно, что ЕБРР берет на себя обязательства следить за прогрессом в осуществлении экономических и политических реформ, например, в Туркменистане, в том числе путем поддержания тесных контактов с организациями гражданского общества. Мои попытки найти хоть одну неправительственную организацию в Туркменистане, которая открыто бы вела мониторинг нарушений прав человека в стране, не дали результата.

Вернее дали, но весьма удручающий: в этой богатой на энергоресурсы стране нет ни одной независимой НПО. Власти просто-напросто не регистрируют независимые неправительственные организации. Для международного пиара в Туркменистане существуют (заметьте, существуют, но не работают) несколько провластных НПО, деятельность которых сводится в основном к воспеванию курса первого лица страны или культурных традиций и обычаев, не более. О гражданских организациях, занимающихся защитой прав человека, свободы слова, мысли, волеизъявления, помощью заключенным и так далее, туркменистанцы даже и не мечтают.

КРИТИКА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ


С новой эрой изменилась и политика ЕБРР. Несмотря на то, что ежегодно «станы» заносятся в списки стран, нарушающих права человека, сегодня банк активно развивает сотрудничество с ними.

В документе ЕБРР под названием «Стратегия для Казахстана», одобренном советом директоров банка 26 января 2010 года, говорится: «За период с 1991 года ЕБРР подписал в Казахстане сто проектов с общим объемом деловых операций на сумму в 2,4 миллиарда евро. По состоянию на 30 июня 2009 года стоимость портфеля проектов банка в Казахстане составляет 1,6 миллиарда евро и распределилась по 57 проектам, причем 71 процент проектов приходится на частный сектор, это отражает традиционный упор банка на поддержку частного сектора – даже при усилении роли государства в экономике страны».

Сайт ЕБРР информирует об осуществлении кредитования в Кыргызстане по 71 проекту, общей стоимостью 735,7 миллиона евро, 63 процента из которых приходится на частный сектор. В других центральноазиатских странах данные цифры соответственно таковы: в Таджикистане - 50 проектов, 169,4 миллиона евро, 76 процентов; в Туркменистане - 23 проекта; 629,6 миллиона евро, 73 процента; в Узбекистане - 58 проектов, 1,532 миллиарда евро, 39 процентов.

Анализ международной правозащитной организации «Фридом Хауз», базирующейся в США, показывает, что «эти режимы часто готовы с убийственной силой противостоять даже самым незначительным политическим начинаниям». Авторитарные режимы наловчились даже проведение семинаров и конференций с участием международных организаций преподносить повсюду как вершину развития своего режима и, что немаловажно, как факт поддержки международными организациями данных режимов.

Два представителя фонда New America Foundation уверены, что «сейчас банк настолько далек от своих первоначальных обязанностей, что этим он рискует испортить впечатление от всех своих более ранних успехов», пишут в статье, вышедшей в газете «Уолл-Стрит Джорнал» Дуглас Редикер и Хейди Кребо-Редикер.

Европейский банк реконструкции и развития имеет сравнительно недолгую историю. Идея создания банка принадлежит бывшему президенту Франции Франсуа Миттерану. В октябре 1989 года он предложил Европейскому парламенту создать банк для Восточной Европы.

В апреле 1991 года в Лондоне сорок одной страной и двумя международными организациями официально был открыт Европейский банк реконструкции и развития. Ныне банк насчитывает более шестидесяти членов.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG