Доступность ссылок

Срочные новости

Родом из Турции, жил во Франции, ведет дело в Германии. История одного казаха


Омир Озкалп (в центре) у входа в отель и кафе, которые он открыл в местечке Хатценпорт в Германии.

Потомок алтайских казахов Омир Озкалп, которого в Турции называли Омером, а во Франции Виктором-Зафером, открыл кафе в Германии, где предлагает гостям блюда казахской кухни. Он называет себя одним из последних европейских казахов, в совершенстве владеющих родным языком и умеющих играть на домбре, и сожалеет, что молодое поколение забывает язык и традиции.

Омир Озкалп родился в турецком селе Алтай 30 августа. В этот день в Турции отмечают День победы. Мальчику в честь праздника дали имя Зафер (в переводе с турецкого – победа. – Ред.). Но члены семьи и друзья называли его Омиром. В школьные годы в документах его второе имя записали на турецкий манер – Омер. Годы спустя, когда он переехал по бизнес-делам в Европу и получил гражданство Франции, взял еще французское имя – Виктор. По-французски его имя имеет такое же значение – «победа». Для потомка казахов, которые подверглись гонениям китайских коммунистов и бежали в Кашмир через пустыни Гоби и Такламакан, получение образования в Турции, опыта во Франции, создание бизнеса в Германии – действительно большая победа.

Омир пошел служить в армию в Стамбуле. После окончания средней школы не стал поступать в вуз. Отдав воинский долг, он вернулся домой в 1988 году. Затем в поисках работы уехал в Европу. Двое его старших братьев к тому времени обосновались во Франции и занимались пошивом кожаной одежды, и Омир начал работать с ними.

– Мои предки переехали из Китая. По приезде в Турцию они увидели, что с заводов вывозят горы обрезков шкур, кожи. Они начали шить из них рукавицы, ушанки и другие изделия. Это занятие стало их основным бизнесом. Переехав во Францию, мы продолжили заниматься пошивом одежды из кожи, – говорит Омир.

По словам Омира, в середине 1990-х годов в Европе стали закрываться предприятия по пошиву изделий из кожи. Многие казахи остались без работы. Поначалу турецким казахам, мастерам по пошиву одежды из кожи, казалось, что необходимости в изучении французского языка нет. Однако незнание языка препятствовало трудоустройству. Омир говорит, что некоторые его родственники тогда были зарегистрированы в качестве безработных и получали пособие. В годы, когда Омир слабо знал французский, ему приходилось работать грузчиком в аэропорту, маляром, заниматься другим тяжелым физическим трудом. Было время, он готовил донеры в турецком кафе. Изучив французский, пошел на повышение и стал поваром в ресторане.

Спустя три года после получения гражданства Франции в 2001 году Омир познакомился с Нургуль, этнической казашкой из Китая, приехавшей в Германию на учебу из Урумчи. Они поженились. Сейчас чета живет в селе Хатценпорт на юго-западе Германии в землях Рейнланд-Пфальц. Других казахских семей в населенном пункте, насчитывающем около 700 человек, нет.

– Это небольшой городок, он расположен между двумя холмами. Рядом протекает река Мозель, местные жители выращивают виноград. Городок славится мозельским вином и находится близ границы с Францией, Бельгией, Голландией. До Кельна на автомобиле доезжаю за час, – рассказывает Омир о месте своего проживания.

Кафе, открытое Омиром Озкалпом в селе Хатценпорт в Германии.
Кафе, открытое Омиром Озкалпом в селе Хатценпорт в Германии.

53-летний казахский предприниматель четыре года назад приобрел за 90 тысяч евро на аукционе трехэтажное здание на берегу Мозеля и открыл отель и кафе.

– Вначале планировал купить дом. Тогда мы жили в Кёльне. Там дома стоят около миллиона евро. Здесь стоимость домов начинается от 700 тысяч евро. Это здание находилось в качестве залогового имущества в банке. Никто им не пользовался. Не было ни окон, ни дверей. Внутри было полно мусора. Я один занимался ремонтом этого здания в течение двух лет. Вот, второй год пожинаю плоды своего труда, – рассказывает он Азаттыку.

Омир и Нургуль предлагают гостям меню с блюдами азиатской кухни. Есть мясо по-казахски и куырдак. Среди их клиентов – немцы и русские, переехавшие из Казахстана в Германию после развала Советского Союза.

– Моя супруга родом из Урумчи, поэтому она готовит уйгурские и китайские блюда, – говорит Омир.

Вход и внутреннее пространство кафе оформлены в казахском стиле с использованием национальных орнаментов. Предприниматель говорит, что таким образом он привлекает гостей и продвигает родную культуру.

– Я буду рад, если вы найдете в Европе другого человека, который говорит по-казахски так же [свободно], как я, – говорит он.

Омир действительно очень хорошо говорит по-казахски. Отличное владение родным языком он объясняет тем, что воспитывался у деда. Омир говорит, что сейчас родной язык начали забывать не только европейские казахи, но и казахи, проживающие в Турции. Большинство живущих в Европе казахов «собираются в турецких школах и мечетях».

Вид на набережную Мозеля из кафе Омира Озкалпа.
Вид на набережную Мозеля из кафе Омира Озкалпа.

Омир говорит дома только на казахском языке и этого же требует от своей дочери. «Моя дочь говорит по-казахски, по-немецки, по-английский и по-французски», – добавляет он.

– Я пою, играю на домбре. Мой отец был домбристом. Старший брат тоже хорошо играл на домбре. Боюсь, что мы последнее поколение казахов Европы, которое поет и играет на добре, потому что сейчас сокращается число казахов, которые играют на домбре и исполняют кюи. Многие не владеют казахским языком в достаточной степени. Мало тех, кто в семье говорит на родном языке, – говорит он.

По данным живущего в Турции казахского историка Абдуакапа Кары, казахи в прошлом веке перебрались в Европу двумя разными группами. Первая – это казахи, переехавшие ближе к середине прошлого века в Турцию из Китая. Некоторые из них начиная с 1960-х годов обосновались в Германии, во Франции, в Швеции, Голландии и Австрии согласно договору о привлечении иностранных рабочих. Вторая группа – казахи, которые в 1920–1930-е годы переехали из Казахстана в Афганистан и Иран, а оттуда в 1980-е годы – в Европу.

Точное число этнических казахов, проживающих сейчас в европейских странах, затрудняются назвать и члены общины, и исследователи. Историк Гульнар Мендыкулова считает, что в Европе проживает около пяти тысяч казахов. По данным заместителя председателя Всемирной ассоциации казахов Султанали Балгабаева, в Германии живет около 300 казахских семей, во Франции – более 200, в Швеции – более 100, в Австрии – около 20. Самая многочисленная община – в Германии. По данным посольства Казахстана в этой стране, там насчитывается более тысячи этнических казахов.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG