Доступность ссылок

Срочные новости:

Экзистенциальный удар. Почему Путин хочет лишить главу Татарстана статуса «президент»


На переднем плане: министр обороны России Сергей Шойгу, президент России Владимир Путин и президент Татарстана Рустам Минниханов во время посещения Казанского авиационного завода имени С. П. Горбунова — филиала ПAO «Туполев». Татарстан, Казань, май 2019 года

В повестке новоизбранной Госдумы России значится законопроект, предписывающий именовать административных руководителей всех регионов России «региональными главами». В Татарстане стремление лишить республику ее «президента» было расценено как целенаправленная атака на федерализм ради укрепления «вертикали власти» Владимира Путина.

Документ об унификации именования должностей глав исполнительной власти в регионах — один из первых законопроектов, представленных на рассмотрение новому составу Госдумы — нижней палаты парламента России. Если эта мера будет одобрена, то вместо президентов, губернаторов, мэров или других высших должностных лиц все 83 региона России, а также оккупированный Крым и город Севастополь будут управляться «главами региона».

Законопроект был внесен в Госдуму Павлом Крашенинниковым и Андреем Клишасом из верхней палаты — Совета Федерации, но, по мнению многих, он был подготовлен в администрации президента Владимира Путина, а это означает, что его принятие практически неминуемо.

Многие жители Татарстана считают, что законопроект направлен непосредственно против них, поскольку Москва стремится укрепить так называемую «вертикаль власти» в период между сентябрьскими выборами в Думу (согласно официальным результатам, правящая партия «Единая Россия» получила конституционное большинство) и окончанием четвертого президентского срока Путина в 2024 году.

Еще один ключевой этап в этом процессе наступил, когда в 2020 году был принят массивный пакет конституционных поправок, в том числе положение, позволяющее Путину переизбираться еще на два президентских срока, потенциально оставляя его в Кремле до 2036 года.

— Приказ о смене «президента» на «главу» исходит из администрации президента России, и Татарстан ничего с этим поделать не может, — сказал Татаро-башкирской редакции Азаттыка профессор политологии Казанского государственного университета Мидхат Фарукшин.

Митинг памяти защитников Казани, погибших при взятии города войсками Ивана Грозного в 1552 году. 15 октября 2021 года
Митинг памяти защитников Казани, погибших при взятии города войсками Ивана Грозного в 1552 году. 15 октября 2021 года

Ни региональный законодательный орган, ни президент Татарстана Рустам Минниханов не прокомментировали законопроект. В ответ на запрос Радио Свободная Европа / Радио Свобода пресс-служба регионального парламента написала, что устанавливать, законно ли упразднение титула «президент», «не в компетенции парламента Татарстана».

Татарстан, регион Среднего Поволжья с населением около 3,8 миллиона человек, давно имеет репутацию одной из российских территорий, где федерализм — распределение власти между центральным правительством страны и его составными частями — воспринимается со всей серьезностью. Татары составляют вторую по численности этническую группу в стране после русских. В марте 1992 года, через три месяца после прекращения существования Советского Союза, почти две трети голосовавших на референдуме региона поддержали Татарстан как «суверенное государство… строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров».

Первый президент России Борис Ельцин однажды призвал регионы: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить».

Минтимер Шаймиев и Борис Ельцин в Татарстане, 1996 год
Минтимер Шаймиев и Борис Ельцин в Татарстане, 1996 год

При Путине федерализм стал сходить на нет, особенно с созданием контролируемых Кремлем федеральных округов в 2000 году, изменениями в способах формирования Совета Федерации и избранием глав регионов. В 2015 году был принят закон, запрещающий регионам использовать термин «президент» в отношении своего административного руководителя. Кремль настаивал на том, что в России может быть только один президент. Однако давление со стороны Татарстана побудило Путина сделать для республики исключение в законе.

В ответ на последний законопроект националистический Всемирный форум татарской молодежи обратился к Москве и Казани с просьбой разрешить Татарстану сохранить пост президента, утверждая, что это символизирует политический статус, имидж республики и федерализм России.

«Президент Татарстана — это символ всего 7-миллионного татарского народа, символ духовного возрождения и объединения татарской нации, исторически проживающей почти во всех субъектах Российской Федерации, странах СНГ и в более 30 странах мира», — говорится в обращении группы от 4 октября.

Возможно, именно поэтому Кремль хочет упразднить этот титул, заявил 4 октября в своем эссе пражский эксперт по региональным и этническим отношениям Вадим Сидоров.

Мужчина с флагом Татарстана на митинге памяти защитников Казани, погибших при взятии города войсками Ивана Грозного в 1552 году. 15 октября 2021 года
Мужчина с флагом Татарстана на митинге памяти защитников Казани, погибших при взятии города войсками Ивана Грозного в 1552 году. 15 октября 2021 года

Правительство Путина, написал Сидоров, опасается «синтеза идей либеральных институциональных реформ и республиканского национализма», которые оно рассматривает как движущую силу «революции роз» в Грузии в 2003 году и восстания на Евромайдане в 2013–2014 годах на Украине.

Отражением таких опасений могло стать утверждение политического блогера Валерия Капленкова в его статье от 7 октября, что законопроект, представленный в Думу, недостаточно эффективен для «укрепления государственного единства страны». По его словам, России также нужно единое наименование для всех региональных законодательных собраний, чтобы исключить такие слова, как курултай, обозначающее «собрание», форма которого используется в башкирском, татарском, бурятском и других языках России, и то, что он назвал «другие труднопроизносимые народные представительства».

«Полномочия федерального центра ограничены общероссийским основным законом и республиканскими конституциями, по которым титульные образования обладают, почитай, государственным суверенитетом. У России в плане национально-территориального устройства настоящий кавардак: на конституционном уровне прописано наличие более 20 квазигосударств!» — написал Капленков.

«Пожинаем последствия 90-х годов», — заключил он, предупреждая — без предоставления доказательств — о «ползучих сепаратистских тенденциях» и «жаждущих власти этнократах» в регионах.

Для некоторых сторонников суверенитета Татарстана внесенный в Думу законопроект представляет собой экзистенциальную угрозу.

— Без поста «президента» республика сама перестанет быть республикой. Не будет необходимости в гербе, гимне или флаге. У людей, которые поддерживают Татарстан, не будет другого выбора, кроме как присоединиться к нам, активистам в изгнании. Но, честно говоря, я не думаю, что большинство людей это волнует, — сказал Радио Свободная Европа / Радио Свобода татарский активист Рафис Кашапов, эмигрировавший в Лондон после освобождения в 2018 году из тюрьмы.

Казанский профессор политики Фарукшин согласен, что, вероятнее всего, Татарстану слишком поздно оказывать сопротивление утрате федерализма. Он отметил, что принятие новой Конституции Татарстана в 2002 году, которая закрепила ограничения на суверенитет региона и разделение власти, сделало текущие события неизбежными.

— Татарстан вновь это стерпит. Возможно, пройдут небольшие митинги, но у активистов нет возможности повлиять на происходящее. 2002 год был намного более опасным для Татарстана — тогда было время для выражения протеста. То, что происходит сегодня, всего лишь продолжение. Титул [президента] будет утрачен, и вернуть его можно будет, только если изменится политика в России, — предположил он.

10 октября бывший депутат Госдумы от Татарстана, сторонник автономии Фандас Сафиуллин умер в результате коронавирусной инфекции в Казани в возрасте 85 лет. 30 августа 1990 года Сафиуллин зачитал декларацию о суверенитете Татарстана с трибуны республиканского Верховного Совета. С 1999 по 2003 год он представлял Татарстан в Государственной думе и вел безуспешную борьбу за сохранение татарского алфавита на основе латиницы.

На его похоронах в Казани 11 октября пришедшие с ним попрощаться процитировали сказанное им незадолго до смерти: «Я уйду, а нация останется. Что с ней станет? Сменят ли нас молодые?»

При подготовке статьи были использованы материалы Татаро-башкирской редакции Азаттыка.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG