Доступность ссылок

Жумабай Шаяхметов. Штрихи к портрету забытого лидера Казахстана


Жумабай Шаяхметов, первый секретарь ЦК Коммунистической партии Казахстана в 1946 - 1954 годах. Фото из книги Мадата Аккозина «Вернуть из забвения».

Жумабай Шаяхметов, первый секретарь ЦК Коммунистической партии Казахстана в 1946 - 1954 годах. Фото из книги Мадата Аккозина «Вернуть из забвения».

В центре этих воспоминаний - Жумабай Шаяхметов, бывший руководитель Советского Казахстана при Сталине. Имя Жумабая Шаяхметова почти не упоминается в истории современного Казахстана.

ТРАДИЦИЯ ЗАБВЕНИЯ ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ

Считается, что в советское время трем казахам было доверено в разные периоды возглавлять республику: Жумабаю Шаяхметову, Динмухамеду Кунаеву, Нурсултану Назарбаеву. «Считается» - не оговорка. Этому впоследствии будет дано объяснение.

На ранней стадии Казахской автономии партийную организацию всего несколько месяцев возглавляли Аргыншиев и Мурзагалиев, так что об их деятельности нечего сказать. Аргыншиев, например, секретарствовал с 8 июня по 1 сентября 1920 года.

Жумабай Шаяхметов выдвинулся в лидеры благодаря обстоятельствам и личным качествам. Спад массовых арестов и расстрелов обнажил большую нехватку кадров всех уровней. Их места надо было заполнять.

В этих условиях не мог оставаться незамеченным проницательный, сразу вникающий в суть дела заместитель начальника Алма-Атинского ОГПУ - НКВД Жумабай Шаяхметов. С арестом Мирзояна и заменой его Скворцовым Шаяхметова в 1938 году выдвигают третьим секретарем ЦК Компартии Казахстана, а через год – вторым секретарем, и он ведает кадрами. Под его руководством возрождаются национальные кадры, перебитые сталинскими репрессиями (Жумабай Шаяхметов возглавлял Казахстан в 1946 - 1954 годах в ранге первого секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Казахстана.)

Динмухамеду Кунаеву подняться на первую ступеньку власти помог именно Жумабай Шаяхметов. В 1942 году Шаяхметов побывал в Риддере, познакомился с 30-летним начальником рудоуправления, спускался в шахту. Беседовал с шахтерами об их жизни и о работе, провел собрание.

И в том же году Кунаев был вызван в Алма-Ату и ему предложили занять должность заместителя председателя Совета министров
Советский лидер Леонид Брежнев и лидер Советского Казахстана Динмухамед Кунаев на собрании в Алма-Ате.
Казахстана.

Много лет спустя, став первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, Кунаев выразил удивление писателю Ильясу Есенберлину, что его, Кунаева, на должность заместителя председателя Совмина выдвинул Жумабай Шаяхметов - он не хотел быть ничем ему обязанным. (Первым секретарем ЦК Компартии Казахстана Динмухамед Кунаев был с 1960 по 1962 год и с 1964 по 1986 год.)

Ильяс Есенберлин посоветовал обратиться в архив. Его поддержал очень самобытный и самостоятельный первый секретарь нескольких обкомов партии Сагалбай Жанбаев, сохранившийся в памяти народа выходами из затруднительного положения удачливыми, похожими на анекдот поступками.

Но Динмухамед Кунаев решил предать забвению Шаяхметова, чтобы не мозолило всем глаза всё то полезное, что сделал Жумабай
Динмухамед Кунаев решил предать забвению Шаяхметова, чтобы не мозолило всем глаза всё то полезное, что сделал Жумабай Шаяхметов для народа. Ему было так спокойнее.
Шаяхметов для народа. Ему было так спокойнее.

Третьему казаху - Нурсултану Назарбаеву - в карьерном росте помогали первый секретарь ЦК комсомола Казахстана Озбекали Жанибеков и Динмухамед Кунаев. Вот как описывает свое шефство над Назарбаевым Жанибеков в своих воспоминаниях «Судьбе наперекор».

«Становление его как гражданина, комсомольского и партийного деятеля с апреля 1962 года до конца 1970 года прошло перед моими глазами. В резерве на должность первого секретаря ЦК комсомола стояла и его фамилия. Чтобы он скорее рос, приобретал опыт, - брал с собой на различные союзные и республиканские мероприятия, давал возможность выступить с высоких трибун. Однажды мы с ним стояли и на мавзолее Ленина».

По предложению Озбекали Жанибекова Нурсултан Назарбаев был избран секретарем Темиртауского горкома комсомола. Спустя непродолжительное время Назарбаев стал вторым секретарем горкома партии, а потом его избрали секретарем парткома горно-металлургического комбината.

Нурсултан Назарбаев приехал в карагандинский аэропорт, чтобы проститься со своим учителем, уезжавшим секретарем вновь организованного Тургайского обкома партии по идеологии.

Дальше выдвижением Нурсултана Назарбаева занялся Динмухамед Кунаев - секретарем Карагандинского обкома партии, секретарем ЦК Компартии Казахстана по промышленности, председателем Совета министров Казахстана.

Довольный новым назначением Нурсултана Назарбаева, Озбекали Жанибеков сказал: «На тебя возложены большие надежды, кого придется - не выдвигают секретарем парткома Казахстанской Магнитки». И пошутил: «В Алма-Ате ли, Москве ли дверь любого начальника можешь ногой открывать».

КАК ПОЯВИЛСЯ ЖЕНСКИЙ ПЕДИНСТИТУТ

В 1944 году на беседе у Сталина Жумабай Шаяхметов высказывает тревогу за положение девушек из аулов - после школы они не могут продолжить образование и получить специальность, а в школах большая нехватка учителей.

Шаяхметов предлагает открыть в Алма-Ате Женский педагогический институт - на полном государственном обеспечении. И такой институт, аналога которому нигде не было, с одобрения Сталина открылся в том же 1944 году.

Однажды два студента-фронтовика заходят к Жумабаю Шаяхметову в гостиницу побеседовать. Он им говорит: «Вы закончите учиться, будете искать образованных жен, женитесь на русской или татарке. Кстати, у меня жена татарка. А мы открыли Казахский
В 1944 году по инициативе Жумабая Шаяхметова открылась Алма-Атинская консерватория, Институт иностранных языков, Чимкентский химико-технологический институт, в 1945 году - Институт физической культуры.
женский педагогический институт. Выбирайте себе жен из образованных казашек».

Очень многие мои знакомые женились на выпускницах Женского педагогического института. В том числе и я сам, чем очень доволен. Кроме того что хороший специалист, она оказалась отменной хозяйкой и матерью. Один незадачливый ее руководитель на правах нашего старого знакомства все просил меня, чтобы она воздерживалась от критики в его адрес.

В 1944 году по инициативе Жумабая Шаяхметова открылась Алма-Атинская консерватория, Институт иностранных языков, Чимкентский химико-технологический институт, в 1945 году - Институт физической культуры.

Казахстану требовалось много разных специалистов, которых не готовили вузы республики. Шаяхметов договаривается о ежегодном направлении в вузы Москвы, Ленинграда и других центральных высших учебных заведений России двух тысяч казахских девушек и юношей.

Отбирали под руководством партийных органов самых достойных. Абитуриентам вручали билеты на поезд до места назначения, оказывали разовую материальную помощь в пределах до 250 рублей. Но забота о них на этом не кончалась.

Как-то московские студенты обратились с коллективным письмом к Шаяхметову, прося его поддержать их в это трудное послевоенное время. Сразу прилетел министр просвещения Сембаев (отец известного финансиста Даулета Сембаева) и заведующий
Народный поэт Жамбыл Жабаев и лидер Советского Казахстана Жумабай Шаяхметов на республиканском айтысы акынов в 1943 году. Фото из книги Мадата Аккозина «Вернуть из забвения».
отделом образования ЦК КП Казахстана Оспанов.

Они собрали студентов в поспредстве, поговорили о жизни. Студенты получили по 200 рублей материальной помощи. Постпредству было дано указание наиболее остро нуждающимся периодически оказывать помощь.

Студентам было подсказано, чтобы они и сами поддерживали связь с министерствами и ведомствами, куда поедут работать по окончании учебы. ЦК со своей стороны подскажет чиновникам, чтобы помогали студентам.

Как рассказал будущий замминистра рыбной промышленности Мухтар Таиров, такую помощь они стали получать периодически. Однажды сразу получили по 700 рублей и нежданно обогатились. Послали посылки домой с московскими конфетами и чаем.

ПРОТЕКЦИЯ КАНЫШУ САТПАЕВУ

Жумабай Шаяхметов привел в науку Каныша Сатпаева и вручил ему ключи от Академии наук. Одно это - самый большой вклад в науку. Но об этом расскажем словами сподвижника Каныша Сатпаева, академика Академии наук Шапыка Шокина, взятыми из его книги «Путь Национальной академии науки».

В решении многих организационных вопросов, связанных с формированием штата Академии наук большую помощь оказывали правительство республики, ЦК Компартии Казахстана и прежде всего его первый секретарь Жумабай Шаяхметов.

Он постоянно проявлял заботу о подборе, воспитании научных кадров. Так, например, Каныш Сатпаев с 1929 по 1941 год работал начальником и главным геологом геологоразведочного отдела Карсакпайского комбината.

По инициативе Жумабая Шаяхметова он был переведен в Алма-Ату и утвержден директором Института геологических наук, а с 1943 года - одновременно председателем КазФАН СССР (Казахского филиала Академии наук СССР).

Тогда придавалось большое значение науке. Даже во время войны аспирантов освобождали от призыва в армию, а тех, кто находился на фронте, отправляли домой, несмотря на трудности послевоенного времени..
В начале июня 1946 года на общем собрании Академии наук Казахстана первым ее президентом единогласно был избран Каныш Сатпаев. Надо отдать дань справедливости: тогда придавалось большое значение науке. Даже во время войны аспирантов освобождали от призыва в армию, а тех, кто находился на фронте, отправляли домой, несмотря на трудности послевоенного времени.

В 1946 году была повышена заработная плата работникам науки. В 1946-1950 годах за счет государства построили и подарили всем академикам персональные дачи за большой вклад в науку. В Алма-Ате на улице Горького (ныне – улица Жибек жолы) был построен большой жилой дом для ученых.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ С ХРУЩЕВЫМ

Жумабаю Шаяхметову в 17 лет пришлось оставить учебу, и вот 15 лет спустя, будучи 30-летним отцом семейства, он поступает в Восточный институт имени Нариманова. И показывает такие блестящие знания, что уже на первом году учебы награждается двумя грамотами.

Но он не закончил первый курс, пришлось оставить учебу и вернуться к работе. Дальнейшее образование перешло в ежедневное самообразование. Но и оно шло успешно.

В воспоминаниях Динмухамеда Кунаева «От Сталина до Горбачева» есть такой запоминающийся факт. На 19-м съезде, в котором Кунаев впервые принимал участие как делегат, став президентом Академии наук в 1952 году, больной Сталин появлялся всего два-три раза. Это был съезд Всесоюзной Коммунистической партии большевиков, который не собирался долгие годы.

19-й съезд Коммунистической партии Советского Союза. На трибуне – Иосиф Сталин. Лидер Советского Казахстана Жумабай Шаяхметов сидит в первом ряду президиума второй справа. Москва, 1952 год. Фото из книги Мадата Аккозина «Вернуть из забвения».
И однажды, вызывая удивление и восхищение доверием к их казахстанскому лидеру, Сталин подсел в президиуме к Шаяхметову. Между ними шла захватывающая их беседа. Они не замечали того, что происходит на съезде.

Позже, со слов Динмухамеда Кунаева, казахстанцы узнали, что Сталин говорил с Жумабаем Шаяхметовым о развитии животноводства, освоении пастбищ.

Но в тот раз Сталин затронул и проблему расширения посевов зерновых. К этому подойдем, подняв животноводство, говорил он Шаяхметову. У вас есть такие возможности. Но для этого потребуются большие средства.

Этот разговор Жумабая Шаяхметова со Сталиным стал известен из беседы Жумабая с родственником, приехавшим навестить больного Шаяхметова и узнать причину его конфликта с Никитой Хрущевым.

Как видим, при Сталине не планировалось крупномасштабное освоение целины без подготовки. На это нужны были время и накопление ресурсов. Но не прошло и четырех месяцев со смерти Сталина, как Никита Хрущев в снег и пургу объявил немедленный
При Сталине не планировалось крупномасштабное освоение целины без подготовки. На это нужны были время и накопление ресурсов. Но не прошло и четырех месяцев со смерти Сталина, как Никита Хрущев в снег и пургу объявил немедленный грандиозный поход на целину.
грандиозный поход на целину.

Так, уже в 1954 - 1955 годах было решено поднять 6,3 миллиона гектаров целины. Казахстан запланировал приступить к этой работе только в 1955 году и освоить в течение четырех-пяти лет всего 2,5 миллиона гектаров.

Такое противостояние Никита Хрущев не смог стерпеть: Жумабай Шаяхметов объявляется отставшим от времени, не способным управлять в современных условиях. Его снимают с поста первого секретаря ЦК Компартии Казахстана.

Время показало правоту Шаяхметова. Вместо 26 миллионов гектаров можно было распахивать 15-16 миллионов гектаров и получать тот же урожай, при улучшении технологии выращивания сельхозкультур. Оставшиеся земли – сохранить как пастбища для скота.

Но целина оставалась главным достижением для Леонида Брежнева и особенно для Динмухамеда Кунаева. Вспомним книгу « Целина» Брежнева, его постоянные вопросы: «Будет ли миллиард?»

Ежегодные инспекторские объезды Кунаевым целинных областей для ознакомления с видами на урожай стали привычным явлением.

ХЛЕБ ПОД ДОЖДЕМ И СНЕГОМ

В книге «От Сталина до Горбачева» Динмухамед Кунаев писал: «… в уборке урожая помогала вся страна. Это было, конечно, накладно, но другого выхода не было. На уборке работали студенты, рабочие и служащие, приехавшие из городов России, Украины, Татарстана, Башкортостана, Грузии, республик Прибалтики. На помощь прибыли представители братских социалистических стран. Из соседних областей «десантировалось» 13 тысяч комбайнеров со своими комбайнами. На перевозке зерна денно и нощно работали
Колонна автомашин колхоза «Память Ленина» с зерном, выращенным на обработанных целинных и залежных землях, на пути к Кулундинскому элеватору. Фото В. Николаева (Фотохроника ТАСС).
90 тысяч автомашин, свыше 60 тысяч прибыло из других республик».

Уже на третий год освоения целины Казахстан записал в свой актив первый миллиард хлеба, был удостоен ордена Ленина, 130 человек стали Героями Социалистического Труда.

Из-за бездорожья, нехватки транспорта и надежной крыши много хлеба принято было в глубинных пунктах. Он сгнил под дождем и снегом, стал ни на что не пригоден.

Первый пример бесхозяйственности. Об этом рассказал мне в приватной беседе председатель Акмолинского облисполкома Жакыпбек Жангозин:

«Опасения Жумабая Шаяхметова оправдывались еще при его жизни. Много прямых затрат не учитывалось в себестоимости зерна. Нас, начальников отделов и управлений облисполкома, по одному раскидали уполномоченными на весь период уборки по хозяйствам Нарынколского и Кегенского районов (сейчас Раимбекский район). Мне достался колхоз 19-го партсъезда Нарынколского района с посевными площадями через речки и пригорки по несколько гектаров, которые за лето не все вызревали. Весной бодро отрапортовав о расширении посевов, осенью часть списывали как не успевшее созреть из-за нехватки солнечных дней.

В колхозе не было столовой и гостиницы. Мое трехразовое питание и ночной отдых стали заботой председателя колхоза. Днем ни он, ни я не знали, чем бы я мог самостоятельно заняться и освободить его от постоянного бесполезного присутствия рядом с ним. Я ему прямо говорю: «Я вижу, что являюсь только обузой для Вас. Не могу ничем помочь, а своя работа стоит. Поеду домой. Спрашивать будут, отвечайте - уехал на дальнюю ферму, связь туда прервалась».

Второй пример. Нашего старшего редактора Павла Колобкова призвали на переподготовку и комиссаром автороты, собранной из алма-атинцев со своим транспортом, отправили на хлебоуборку. Вернулся Колобков через три месяца, объездив север и запад Казахстана, оставив на станциях половину разбитых машин.

Мы ему выплатили трехмесячную среднюю зарплату сполна, о какой-либо компенсации ее нам не было разговора. Она, конечно, не вошла в себестоимость целинного зерна, который возили и водители его автороты бесплатно.

ДЕЛО ГЕНЕРАЛА КАБЫЛБАЕВА

Сильные личности, без опаски быть подавленными чьим-то величием, окружают себя людьми одаренными, самодостаточными, дают
Декада казахской литературы и искусства в Москве в 1944 году. В президиуме – В.Вишневский, С.Буденный, Ж.Шаяхметов, выступает Б.Горбатов, К.Байсемтова. Фото из книги Мадата Аккозина «Вернуть из забвения».
возможность окружению проявить себя.

В окружении Жумабая Шаяхметова мы не случайно видим большую группу людей, которые стали видными деятелями. Каждый из них внес свой вклад в развитие страны. Благодаря им Шаяхметов спокойно и целенаправленно руководил страной.

Историки и политологи называют имена И. Тажиева,Т. Тажибаева, И. Омарова, Ж. Жангозина, Ж. Ташенева, С. Баишева, Р. Ильяшева, Г. Каржаубаева, А. Канапина, Ф. Карибжанова, с большим почетом похороненного в центре Алматы в Парке панфиловцев у Вечного огня.

Старые юристы считают, что не было министра МВД лучше Шракбека Кабылбаева, который при Шаяхметове работал заведующим отделом административных органов.

Для расследования известных Темиртауских событий были привлечены лучшие следователи Генеральной прокуратуры. Бригада следователей по особо важным делам расследовала деятельность Шракбека Кабылбаева и начальника Карагандинского областного управления министерства внутренних дел Лобаха.

Решением заместителя генерального прокурора Советского Союза дело на Кабылбаева и Лобаха было направлено в Верховный суд республики для привлечения их к уголовной ответственности. Судья Верховного суда Павел Белоусов

Генеральная прокуратура была в шоке: не может такого быть. Отзывает дело для изучения. Но проходит время - никакой реакции. Видно, никакой ошибки у Белоусова не установили и смирились со своей неправотой.

Шракбек Кабылбаев показал отличное знание своего дела, высокую культуру и нравственность, уважение закона. Он с почетом вернулся на должность министра МВД, на его погонах появилась еще одна звезда - генерал-лейтенанта.

В ЧАБАНЫ ПОСЛЕ ИНСТИТУТА

Говоря о подготовке и выдвижении кадров, Жумабай Шаяхметов постоянно подчеркивал внимание к национальным кадрам. Вот что писал он в восьмом номере журнала «Партийная жизнь» за 1947 год: «За последние годы выросли кадры национальной интеллигенции, расширена сеть высших учебных заведений, увеличилось число учащихся за счет казахской молодежи.

ЦК КП(б) Казахстана добился некоторых успехов в выдвижении и выращивании национальных кадров. В настоящее время из 729 секретарей горкомов, райкомов партии казахов – 395, или 54 процента. Из 70 секретарей обкомов партии казахов – 36, или 51 процент. В составе председателей облисполкомов казахов - 87,5 процента».

Жумабая Шаяхметова сильно беспокоил недостаток рабочих и технической интеллигенции из казахов. Среди 35 тысяч учащихся фабрично-заводских и ремесленных училищ казахская молодежь составляла всего 4,3 тысячи человек. Из 1 687 выпускников технических вузов было142 казаха.

Во время очередной командировки в Москву вместе с председателем Совета министров Нуртасом Ондасыновым они напросились на прием к Сталину и добились его разрешения часть молодежи призыва в армию 1944 года отправить на промышленные объекты.

Как известно, к концу 1950-х и в начале 1960-х годов, после Жумабая Шаяхметова, начался мощный призыв молодежи в чабанские бригады. У секретаря ЦК комсомола республики Озбекали Жанибекова - человека принципиального, имеющего трезвый взгляд на происходящее, вышел конфликт с одним из секретарей Южно-Казахстанского обкома партии.

Будучи в Кентау, этот секретарь объявил о намерении комплектовать из рабочих чабанские бригады. Озбекали Жанибеков спрашивает: «Мы никак не можем пополнить ряды рабочих казахской молодежью, а вы снова тянете их в чабаны. Наверное, у них на роду не написано оставаться вечными чабанами?»

Были разные другие несуразицы, не встречавшие моментальной реакции. Я был свидетелем, как на Нарынколской районной партийной конференции преподаватель физкультуры - единственный выпускник Института физкультуры - призывал заведующего районо взять, как и он, отару и стать чабаном. Никто его не поправил: неужели надо было кончать институт, чтобы стать чабаном?

ШАЯХМЕТОВ В «БРИТАНСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ»

Один из внуков Жумабая Шаяхметова, Ринат, собирает материалы о своем деде. Он уверен, что настанет время, когда имя Шаяхметова будет востребовано. По его сведениям, Никита Хрущев распорядился всюду вычеркнуть имя Жумабая Шаяхметова, как будто такого человека и не существовало.

Так он не попал в вышедший в 1980 году «Советский энциклопедический словарь», состоящий из 80 тысяч статей. Первые секретари обкомов партии есть, а первого секретаря ЦК нет.

Между тем «Британская энциклопедия» за 1967 год уделила несколько строк Казахстану и Шаяхметову:

«В 1936 году Казахстан стал Советской социалистической республикой, а в июне 1937 года состоялся первый съезд Коммунистической партии КазССР, в которой состояло 51 440 человек. Первым секретарем Коммунистической партии КазССР во время Второй мировой войны (ошибка, в 1946 году. - Автор) был назначен Жумабай Шаяхметов. В 1954 году он был смещен П. К. Пономаренко по причине несогласия с кампанией по освоению целинных и залежных земель, начавшейся в том же году. Эта
В 1954 году он был смещен П. К. Пономаренко по причине несогласия с кампанией по освоению целинных и залежных земель, начавшейся в том же году. Эта кампания, повлекшая за собой приток русских и украинцев, стала важным событием в истории Казахстана.
кампания, повлекшая за собой приток русских и украинцев, стала важным событием в истории Казахстана».

Вызывало опасение, что с наплывом большого количества русских, украинцев и людей других национальностей казахов в процентном отношении станет еще меньше в своей республике. Жумабай Шаяхметов прямо высказал это Никите Хрущеву. Тот не отрицал такую перспективу.

РЯДОМ ГЕРОЙ И ПРЕДАТЕЛЬ

Книга о самых выдающихся людях в казахской истории, служивших опорой народу. Называется «Ел тутка». Ел - народ. Тутка - держак, ручка, за которую держатся, чтобы поднять и нести большую тяжесть. В редакционном совете, возглавляемом Имангали Тасмагамбетовым, собраны все светила гуманитарной науки.

В редколлегии - небезызвестный Мырзатай Жолдасбеков, которому всегда находится место недалеко от высшего руководства страны. Непонятно, какую опору представляли для народа, какую государственную нагрузку несли просто замечательный поэт Мукагалий Макатаев и композитор Нургиса Тлендиев. Еще больше непонятно, как оказались рядышком национальный герой, борец за его свободу хан Кенесары Касымов и предавший или, даже можно сказать, продавший его Сыпатай-батыр.

Удивление вызывает книга «Тарихи тулгалар» ( «Исторические личности»), охватившая все периоды истории Казахстана. Она состоит из 13 разделов. В книге нашлось место писателю Абишу Кекилбаеву и председателю Совета министров Нуртасу Ондасынову, а вот первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Жумабай Шаяхметов не упоминается.

ДВА ЯРЛЫКА

Приклеили Жумабаю Шаяхметову ярлыки. Первый - как трайбалисту, взявшему в руки власть, оттеснившему других. Второй - как бывшему работнику НКВД, подвергавшему людей политическим репрессиям. Эти ярлыки и служили поводом для забвения его имени.

Много лет возглавлявший правительство Казахстана Байкен Ашимов на научно-практической конференции в Алматы, посвященной 100-летию Жумабая Шаяхметова, коротко и ясно сказал: «Ради объективности надо отметить, что при нем казахи перестали считаться с делением на жузы, племена и роды. Он сам по этому поводу писал: «Случаи подбора кадров по родовому и племенным признакам приводят к засорению партии и госаппарата нечестными людьми, что создает атмосферу семейственности, групповщины, тормозит рост и воспитание кадров».

И в заключение Байкен Ашимов сказал: «Если бы эта линия, проводимая тогда Шаяхметовым, продолжалась, то казахи жили бы
Если бы эта линия, проводимая тогда Шаяхметовым, продолжалась, то казахи жили бы более сплоченно и добились бы более ощутимых успехов.
более сплоченно и добились бы более ощутимых успехов».

Что касается стереотипа об участии Шаяхметова в сталинских репрессиях, то и тут есть контраргумент. Как официально заявили директор Института истории академик Манаш Козыбаев, его заместитель Кайдар Алдажуманов, тогда еще директор архива президента Людмила Дегитаева, то они не видели никаких документов, компрометирующих Жумабая Шаяхметова.

Возглавлявший некоторое время КГБ Казахстана Закаш Камалитденов тоже вспоминает, что за время работы в этом органе не слышал каких-либо нелестных отзывов о Шаяхметове.

И тем не менее два нелепых ярлыка продолжают существовать, не дают имени Жумабая Шаяхметова занять достойное место и своим примером служить строительству нашего молодого государства, которому есть у него чему учиться. Меня удивляет, что даже оппозиция не упоминает его имени.

У Музафара Даирова (известен как министр хлебопродуктов), пришедшего в Москве навестить отставного Жумабая Шаяхметова, на глаза навернулись слезы, когда увидел, как бедствует бывший первый руководитель Казахстана в однокомнатной квартире: старая мебель из постпредства, обветшалая одежда, вместе с женой оба болеют.

Музафар Даиров рассказал об увиденном всем, кто знал Шаяхметова, начиная с Динмухамеда Кунаева. Просил помочь Шаяхметову, тяжело страдающему от болезней и последствий операции, у него была опухоль мозга. Но никто не отозвался.

Дети перевезли Жумабая Шаяхметова позже в Алма-Ату, здесь он и умер в октябре 1966 года. Лишь скромная табличка на доме, где он жил в центре города, напоминает потомкам о его наследии. И на его могиле стоит скромный памятник. Коммунистическая традиция предавать забвению предшественников на высочайших постах сохранилась и в современном Казахстане.

(Автор этих воспоминаний, старейший журналист Мадат Аккозин, живет в Алматы. В данной статье автор излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции радио Азаттык.)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG