Доступность ссылок

Ряд казахстанских оппозиционных политиков и активистов обвиняется в разжигании социальной розни. Прокомментировать практику применения этой уголовной статьи согласился недавно освободившийся из тюрьмы правозащитник Евгений Жовтис. Хотя в Казахстане избегают обсуждать эту тему.


В Казахстане обвинение по статье 164 уголовного кодекса в разжигании социальной розни впервые было предъявлено юристу профсоюза нефтяников компании "Каражанбасмунай" Наталье Соколовой, которая теперь отбывает шестилетний тюремный срок.

После кровавых событий в Жанаозене, где погибло, по официальной версии, 16 человек и ранено более ста, некоторым оппозиционным политикам и активистам предъявлено обвинение в разжигании социальной розни. Среди них лидер оппозиционной партии «Алга» Владимир Козлов, активист этой партии Айжангуль Амирова, режиссер Болат Атабаев, политики Серик Сапаргали и Жанболат Мамай, а также бывший активист бастующих нефтяников Роза Толеутаева.

Ряд вопросов, которые возникли в связи с расширением круга обвиняемых в разжигании социальной розни, радио Азаттык пыталось обсудить на круглом столе с участием известных в Казахстане экспертов-юристов, и правозащитников.
Лидер оппозиционной партии "Алга" Владимир Козлов разговаривает с полицейским на центральной площади города Актау. 21 декабря 2011 года.

Лидер оппозиционной партии "Алга" Владимир Козлов разговаривает с полицейским на центральной площади города Актау. 21 декабря 2011 года.


Юристы, которых редакция радио Азаттык пыталась пригласить на обсуждение этой темы, под разными предлогами отказались не только участвовать в дискуссии, но и вообще комментировать эту тему.

Единственным экспертом-юристом, который согласился ответить на вопросы радио Азаттык, оказался Евгений Жовтис, правозащитник, недавно вышедший из тюрьмы по амнистии.

«СЛОВО-НЕНАВИСТЬ»

— Господин Жовтис, в чем заключается понятие «разжигание социальной розни»?

— Понятие «социальная рознь» достаточно известное в международном праве и международной практике. Оно относится к одному из видов злоупотребления свободой слова. Называется hate speech или «слово-ненависть».

Но при этом разжигание социальной розни, его квалификация связана с очень четкими обвинениями конкретного лица в том, что высказанные им слова привели минимум к трем результатам.

Первое: был оскорблен человек или социальная группа именно потому, что этот человек принадлежит к этой социальной группе.

Второе: высказанные слова — неважно, в какой форме: в форме статьи в прессе или листовки и так далее — спровоцировали ненависть к этому лицу по принадлежности его к какой-то социальной группе или к этой самой социальной группе.

И третье: эти высказанные слова, опять же неважно в какой форме, подстегнули и спровоцировали насилие и призывали к насилию.

Только в этом случае эти действия могут рассматриваться как уголовно наказуемые. Потому что в любом другом случае попытка привлечь к ответственности человека, который отстаивает права той или иной социальной группы, того или иного лица, даже той или иной этнической группы или той или иной группы по половому признаку, — если человек отстаивает их интересы, то, естественно, затрагивает чьи-то другие интересы — является необоснованной.
Наталья Соколова, бывший юрист АО "Каражанбасмунай", адвокат Арман Жаменов.

Наталья Соколова, бывший юрист АО "Каражанбасмунай", адвокат Арман Жаменов.


Если рассматривать то, о чем вы говорите (ситуацию с Соколовой или ситуацию с возбужденными сейчас делами), как то, что люди высказывали свое мнение, оценки, поддержку нефтяникам ли или каким-то еще социальным группам, — это рассматривать, как разжигание социальной розни только потому, что они выступали против других групп, даже, например, против предпринимателей, хозяев «Каражанбасмуная» или еще кого-то, с моей точки зрения, — это очень сильная натяжка.

В противном случае все профсоюзы исходно являются органами, которые разжигают социальную рознь. Потому что понятно, что профсоюзы защищают интересы рабочих в противовес интересам работодателей.

То есть сразу можно сказать, что любая группа или люди, которые продвигают интересы этнического меньшинства, или, например, защищают казахский язык, или продвигают интересы сексуального меньшинства, или защищают интересы женщин и детей, то понятно, что в этом смысле они затрагивают интересы других групп или лиц. И понятно, что это есть некий конфликт, который в демократическом обществе решается путем дискуссии, поиска взаимоприемлемого компромисса, путем демократических процедур и так далее.

И рассматривать это как разжигание социальной розни, с моей точки зрения, очень сложно.

«АБСТРАКТНЫЕ УГРОЗЫ»

— Господин Жовтис, некоторые оппозиционные политики заявляли, что в словах или действиях представителей самой власти были заметны признаки разжигания социальной розни. Например, в словах топ-менеджера нефтегазовой отрасли Тимура Кулибаева в отношении бастующих нефтяников в Жанаозене, которых он разделил на мигрантов из Туркменистана и Узбекистана и местных. Были также претензии к словам Ермухамета Ертысбаева, советника президента Назарбаева.

- Я не вижу ни в словах господина Кулибаева, ни в словах господина Ертысбаева никакого разжигания социальной розни. Там этого нет. Там есть оценка.

Эта оценка может быть обидной, может быть несправедливой. На эту оценку можно ответить, так сказать, что это неправда. В конце концов, если эта оценка затронула чью-то честь и достоинство, то можно обратиться в суд и попытаться как-то это опровергнуть.
Тимур Кулибаев, бывший руководитель фонда "Самрук-Казына", зять президента Казахстана.

Тимур Кулибаев, бывший руководитель фонда "Самрук-Казына", зять президента Казахстана.


Человек так считает. Он выражает это, пользуясь свободой слова и свободой выражения своего мнения. Ему можно ответить в прессе, в той же газете другой статьей, доказав, что дело не в оралманах и не в том, что они малообразованны. Я знаю, например, что из Монголии переехало достаточно большое количество оралманов с очень высоким уровнем образования.

Что касается оппозиции, то, с моей точки зрения, здесь есть использование статьи достаточно избирательно. Потому что у нас нет демократических традиций защиты свободы слова и своего мнения и осторожного использования разного рода таких конструкций в уголовном законодательстве, как национальная, социальная и так далее рознь. Использование этих конструкций достаточно тенденциозно.

Я достаточно много видел разного рода экспертиз, в том числе когда это касалось разных статей в прессе. И, к сожалению, эти экспертизы очень далеки от признания приоритета свободы слова и выражения своего мнения над такими абстрактными угрозами, которые, как власти рассматривают, нависли над порядком и безопасностью.

Я не вижу и не видел во всех листовках, о которых речь идет, или в каких-то выступлениях лидеров оппозиции разжигания социальной розни. Это выражение своего мнения. Это использование своего права на свободу слова и выражения своего мнения для защиты каких-то групп, для продвижения чьих-то интересов.

ТОНКАЯ ГРАНЬ

— Как вы смотрите на наличие 164-й статьи в уголовном кодексе Казахстана как раз о разжигании социальной розни и на практику ее применения?

— Нахождение этой статьи в уголовном праве Казахстана — это нормально. Она существует в законодательстве, как я уже сказал, в большинстве стран мира. И она является способом борьбы с так называемыми спичами ненависти или выражениями ненависти. Неважно, по какому принципу это делается: по этническому принципу, социальному, сексуальному, половому или гендерному и так далее. То есть здесь всё очевидно.

Другой вопрос: как практически применять эту статью? Когда та тонкая грань между реализацией свободы слова и свободы выражения своего мнения и выражением интересов или продвижения интересов тех или иных социальных или этнических групп нарушается, там и начинается уголовно наказуемое деяние за разжигание розни. То есть спровоцирование ненависти, призыв к насилию и оскорбление.
Активисты объединения "Народный фронт" Айжангуль Амирова и Болат Атабаев на пресс-конференции по ситуации с бастовавшими нефтяниками в Мангистауской области. Алматы, 7 июня 2011 года.

Активисты объединения "Народный фронт" Айжангуль Амирова и Болат Атабаев на пресс-конференции по ситуации с бастовавшими нефтяниками в Мангистауской области. Алматы, 7 июня 2011 года.


Эта грань практически существует. Она тонкая. Но нужно ее четко установить. Для того чтобы ее установить, нужно хорошо изучить и знать международное право и международную практику, решения не только Европейского суда по правам человека, но и Комитета ООН по правам человека и Комитета ООН против расовой дискриминации и так далее.

В этих решениях достаточно четко прописывается практическое применение этой статьи. Так что сама статья, конечно, должна существовать в уголовном кодексе Казахстана. А вот ее практическое применение должно идти в русле того, как это принято в международной практике.


— Господин Жовтис, радио Азаттык планировало обсудить эту тему на круглом столе и пригласить ряд известных юристов. Но почему-то большинство из них избегает говорить на эту тему.

— Потому что очень политизировано. Потому что каждый понимает: как бы они ни хотели, речь будет идти не только о разжигании социальной розни, а речь пойдет о политическом процессе и, соответственно, политических делах оппозиции. Поэтому никто не желает «влезать» в эту тему.

Это не совсем «страусиная политика». Это политика людей, которые осторожничают, поскольку ситуация внутри страны не простая. Я не думаю, что кого-то стоит за это упрекать и так далее. Это просто реальность.

— Спасибо за интервью, господин Жовтис.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG