Доступность ссылок

Суд в Актау Жовтис ассоциирует с делом Синявского и Даниэля


Евгений Жовтис, председатель Казахстанского бюро по правам человека. Алматы, 16 апреля 2012 года.

Евгений Жовтис, председатель Казахстанского бюро по правам человека. Алматы, 16 апреля 2012 года.

Правозащитник Евгений Жовтис в интервью Азаттыку проводит аналогии между делом Владимира Козлова, Серика Сапаргали и Акжаната Аминова и процессом советских писателей Андрея Синявского и Николая Даниэля.

Правозащитник Евгений Жовтис находится в Актау, где проходит суд по делу оппозиционных политиков Владимира Козлова, Серика Сапаргали и активиста нефтяников Акжаната Аминова, которые обвиняются в разжигании социальной розни.

ПРАВОЗАЩИТНИК ЖОВТИС В АКТАУ

— Господин Жовтис, можно ли считать, что вы впервые — после своего освобождения из тюрьмы — появились в «правозащитном свете»?

— В принципе, да. Хотя я за это время достаточно много шагов предпринял в этой сфере. Просто они не были такими публичными. Однако публичный выход такой — у меня первый.

— Какую должность в настоящее время вы занимаете? В СМИ вас представляют по-разному.

— Директором Бюро по правам человека является Роза Акылбекова — это у нас исполнительный орган. Но поскольку мы общественное объединение, у нас есть совет общественного объединения. Я — председатель этого органа. Но это больше общественная должность. С точки зрения штатного расписания я являюсь экспертом-консультантом.

— По условиям вашего освобождения по амнистии, вам не запрещается выезжать за пределы Алматы, наблюдать за судебными процессами и высказывать по ним свое мнение?

— Мне ничего не запрещается. Единственное, у меня еще есть такое наказание — лишение права управлять транспортным средством. В этом отношении меня контролирует уголовно-исполнительный инспектор, где я на учете. А в отношении выездов, въездов, командировок никаких ограничений нет. Единственное, если в течение трех суток не могут установить, где я нахожусь, то они меня могут даже в розыск объявить. Однако поскольку всегда известно, где я нахожусь, то проблем не возникает.

ПЕРВЫЙ ЯВНО ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

— С какой целью вы поехали на судебный процесс в Актау?

— У меня две цели. Первая — это наблюдать за процессом. Я считаю этот процесс одним из самых важных в истории современного Казахстана. У нас было много процессов, имеющих политическую мотивацию. Были процессы очень громкие, трагичные: процессы по событиям в Шаныраке, Шетпе, Жанаозене — всё, что с этим было связано.

Слева направо: оппозиционные деятели Акжанат Аминов, Серик Сапаргали, Владимир Козлов на скамье подсудимых. Актау, 16 августа 2012 года. Фото с сайта Twitter.

Слева направо: оппозиционные деятели Акжанат Аминов, Серик Сапаргали, Владимир Козлов на скамье подсудимых. Актау, 16 августа 2012 года. Фото с сайта Twitter.

Но процесс Козлова и других стоит немножко обособленно, потому что это первый явно политический процесс. Это процесс над лидером оппозиции по политическим обвинениям — по статьям, которые в данном случае можно рассматривать как чисто политические: статью, связанную с разжиганием социальной розни, и статью, связанную с призывами к насильственному свержению конституционного строя. Третья статья — организация преступной группы. Понятно, что она связана с предыдущими двумя.

Вторая цель — или моральная обязанность — поддержать господина Козлова, потому что он мой друг.

— Что реально вы можете сделать?

— Моя задача заключается в освещении этого процесса с точки зрения правозащитника. Я обязательно напишу отчет по результатам этого процесса, большой и очень подробный — обо всем, что я увидел. Чтобы сохранить свидетельства не просто очевидца, а свидетельства профессионального юриста, во-первых; во-вторых, свидетельства правозащитника, знающего международную практику, международные стандарты прав и свобод человека и, к глубокому моему сожалению, в этой части хорошо еще знающего историю. Потому что уже с самого начала процесса ассоциации настолько прямые, что даже иногда становится очень страшно.

Когда в Баканасе после суда на меня надели наручники, ребята меня спросили: «Что бы вы хотели?» Я сказал: «Расскажите, что вы здесь видели». Так вот, я хочу рассказать о том, что я здесь увидел уже и увижу в ходе процесса.

АССОЦИАЦИИ СО СТАЛИНСКИМИ РЕПРЕССИЯМИ

— Вы коснулись своих ассоциаций. Вы можете о них подробнее сказать?

— У меня дедушка со стороны матери погиб в сталинских лагерях. Мой отец проходил по делу в качестве человека, которого подозревали в антисоветской пропаганде, в диссидентстве и так далее. Я видел обыски КГБ в своем доме. Поэтому у меня особо острая реакция.

Раньше сексоты ходили по компаниям и там выявляли врагов и боролись с ними идеологически, теперь они в социальных сетях болтаются.
Мои ассоциации очень конкретные и практические. Поэтому из того, что я уже увидел и услышал в этом процессе с самого начала, могу сказать, что речь господина прокурора в принципе почти не отличалась от речи господина Вышинского на одном из большого количества процессов, посвященных оппонентам большевиков.

В аргументации, которую приводил прокурор, прямо проскальзывали нотки 60-х и 70-х годов, когда рассматривали дело Синявского и Даниэля, которое называлось антисоветской пропагандой.

Поэтому ассоциации не косвенные, а прямые. Ассоциации очень тяжелые. То, что я услышал в выступлении прокурора, — это просто кошмар. И что еще печально — это происходит в стране, которая потеряла значительную часть своей интеллигенции, общественных и политических деятелей именно по делам, сконструированным именно таким образом. И от этого мне стало страшно.

— Вы назвали Владимира Козлова своим другом. Как держится ваш друг, как он выглядит?

— Он очень похудел. Достаточно бледный. Понятно, что условия, в которых он содержится, с точки зрения здоровья не самые лучшие. Но при этом он улыбается, живо реагирует, он демонстрирует стойкость, мужество.

Хотя, будучи человеком грамотным, занимающимся политикой достаточно давно, я думаю, что он реально оценивает свои шансы и возможные перспективы. Его мужество вызывает большое уважение. Держится хорошо. Держится как положено: очень точно и четко участвует в допросах свидетелей, к тому же по-бойцовски. Всё профессионально.

— Как, по-вашему, представляет Козлов ход и исход этого процесса?

— Если сказать проще, то я думаю, что исход суда ему ясен, то есть шансов на то, что этот исход будет иным, очень мало. Поэтому, как вы выразились, исход он себе представляет, и с учетом этого представления он держится мужественно, по-бойцовски.

— Как, на ваш взгляд, судья ведет этот процесс?

— Судья ведет себя так же, как ведут себя судьи в целом ряде такого рода процессов, в которых я участвовал в качестве наблюдателя: и в процессе над Аблязовым, и в процессе над Жакияновым, и в процессе Есергепова, Дуванова, и на моем собственном процессе, и в целом ряде других процессов (это и процесс по закрытию партии ДВК и так далее).

— Судьи вели себя независимо?

— Нет, совершенно очевидно: во всех этих громких процессах, где есть наблюдатели, когда привлечено общественное внимание, — судьям дано указание строго соблюдать процессуальные нормы. И поэтому стараются — что не так часто бывает в судах — следовать нормам уголовного кодекса, давать всем слово, выслушивать, не прерывать, не пререкаться, заслушивать ходатайства адвокатов и так далее. То есть в этих случаях судьи стараются форму соблюдать.

Но что касается содержания, то тут всё ясно. С учетом того, что на стадии предварительного расследования господин Козлов заявил около ста ходатайств и ни одно из них не было удовлетворено, — я имею в виду существенных — то я думаю, что всё предрешено.

Судья действовал в соответствии с пожеланиями прокуратуры. Прокуратура у нас — не просто прокуратура. Она у нас — око государево. Она подчиняется напрямую… Прокурор не входит в правительство. Поэтому понятно, как это всё делается.

«СЕКСОТЫ БОЛТАЮТСЯ ТЕПЕРЬ В СОЦСЕТЯХ»

— Судя по твит-комментариям в Интернете, несмотря на то, что журналистам, присутствующим на процессе, запрещено пользоваться техническими средствами, в том числе даже диктофонами, тем не менее некоторым блогерам — как говорят, проправительственным — разрешено вести твит-репортажи с помощью мобильных телефонов и других устройств. Есть такое?

— Абсолютно точно. В зале два ряда скамеек. Мы сидели во втором ряду скамеек, ближе к месту, где находятся подсудимые. И эта группа молодых ребят и девушек находится на противоположной стороне — она активно твиттит. Я не думаю, что судья напрямую им разрешил это. Он им не запрещает это. Они втихую твиттят. Думаю, что это не просто так. Там их сидит целая группа, а приставы аккуратно следят за нашей половиной.

— Как вы можете это объяснить?

— Правительство и в целом власти двигаются достаточно последовательно. Сначала, в 1996 году, путем тендера на частоты ликвидировали независимые электронные средства массовой информации. Следующий шаг — борьба с печатной прессой. Понятно, что превалируют проправительственные печатные СМИ, за исключением двух-трех, которые считаются оппозиционной прессой. Теперь понятно, что борьба перемещается в социальные сети, потому что у газет всё равно ограниченный ресурс, а у социальных сетей ресурс неограниченный. Власти примерно с 2000 года, с момента зарождения ДВК, начали идеологическую войну в социальных сетях.

Убитый на центральной площади Жанаозена молодой человек. 16 декабря 2011 года.

Убитый на центральной площади Жанаозена молодой человек. 16 декабря 2011 года.

Идеологическая война характерна только для стран тоталитарного режима постсоветского пространства. Ничего подобного не увидите в демократических странах. Там этого просто нет. Там никому в голову не приходит тратить деньги налогоплательщиков на то, чтобы сажать кого-то в сети, чтобы они боролись с «врагами народа» или поливали грязью оппозицию. Но здесь тратятся значительные ресурсы для того, чтобы давать отлуп тем, кто, с их точки зрения, распространяет ту или иную информацию.

Меня потрясла речь бывшего топ-менеджера «Озенмунайгаза» господина Ешманова, который сказал, что рабочие Жанаозена не смотрят «Хабар» и «Казахстан-1», а смотрят «К-плюс». И поэтому, с его точки зрения, в нефтяной компании он собирался создать политический отдел, типа парткома, задачей которого было бы проводить политинформацию среди рабочих. Он решил, что главная задача не в том, чтобы «Хабар» и «Казахстан-1» были бы интересными и их смотрели, а в том, чтобы создать политический отдел, который будет объяснять рабочим, почему не надо смотреть «К-плюс», который дает, с его точки зрения, неправильную информацию.

Это возврат в Советский Союз, только в другой упаковке — с использованием результатов научно-технической революции. Система авторитарная — она использует те же лекала, по которым кроилась 70 лет. История Советского Союза не научила тому, что когда в тоталитарном государстве рушится идеология, то вместе с ней рушится и государство. Раньше сексоты ходили по компаниям и там выявляли врагов и боролись с ними идеологически, теперь они в социальных сетях болтаются. Блогеры-сексоты — это одна из групп влияния и поддержки, которую власти используют и поддерживают.

— Что бы вы хотели сказать в завершение нашим читателям?

— Может быть, это и не относится к теме нашего разговора, но это мне кажется интересным и, быть может, не только для меня. Я получил на прошлой неделе информацию о том, что мою колонию в Усть-Каменогорске закрыли. Раньше она была в Астане. Ее открыли, когда меня задержали, и закрыли после того, как я оттуда вышел. Так что я могу гордиться тем, что хотя бы временно, но существовала колония имени Жовтиса.

— Спасибо, господин Жовтис, за интервью.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG