Доступность ссылок

Обвинение в "буржуазном национализме" не обошло первого абаеведа


Абдусагит Жиренчин, казахский ученый, один из первых абаеведов. Снимок сделан в 1940-е годы.

Абдусагит Жиренчин, казахский ученый, один из первых абаеведов. Снимок сделан в 1940-е годы.

Идеологическая борьба с «политическими ошибками в освещении истории» для Абдусагита Жиренчина, одного из первых исследователей творчества Абая, обернулась репрессиями. О том, какие издержки построения «светлого будущего» пришлось испытать на себе ученому, рассказали родные Жиренчина и его биографы на вечере памяти в Алматы.


В 20–30-е годы прошлого века в Казахстане формировалось поколение, в отношении многих представителей которого можно говорить «первые». Они были пионерами в своих профессиональных сферах деятельности. Один из них – Абусагит Жиренчин, один из первых этнографов, абаеведов, музееведов, книговедов Казахстана. В минувшем году в Казахстане отметили его 100-летие.

ОДИН ИЗ ПИОНЕРОВ АБАЕВЕДЕНИЯ

Работая директором Центрального музея Казахстана в 1942–1951 годы, он каждое лето выезжал в экспедиции по Казахстану, пополняя фонды музея по истории, быту и культуре казахского народа.

Во время этих поездок Абусагит Жиренчин проявляет интерес к биографии и творчеству своего земляка – великого Абая. Встречается и общается с людьми, которые лично знали мыслителя, находит неизданные стихи Абая, много неизвестных сведений о жизни и творчестве поэта. Казахский ученый Абдусагит Жиренчин (слева) и художник Абылхан Кастеев. Фото 1944 года.

Казахский ученый Абдусагит Жиренчин (слева) и художник Абылхан Кастеев. Фото 1944 года.



Итогом поисков стала написанная Абусагитом Жиренчиным книга «Абай и его русские друзья», изданная в 1949 году. В более позднее время работа Абусагита Жиренчина в области абаеведения была включена в «Большую советскую энциклопедию», а также в сборник «Очерки казахской советской литературы», изданный в Москве в 1960 году. «Абай и его русские друзья» - это одно из первых исследований в абаеведении, за которое, спустя несколько лет, Жиренчина обвинят в «политической ошибке» и поверхностном подходе.

Еще одно важное направление научной деятельности Абусагита Жиренчина – история письменной культуры казахов. Поиски манускриптов на древнетюркском, арабском и других языках привели его в архивы Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Омска, Уфы, Оренбурга и Лейдена. Итогом работы в области стало исследование «Қазақ кiтаптарының тарихынан», изданное в 1973 году. В нем воссоздана история письменной культуры казахов с древности по настоящее время.

Все стороны профессиональной деятельности Абусагита Жиренчина рассмотреть в одной публикации невозможно. Для этого потребовался бы обширный очерк. Отметим еще его участие в организации Декады казахского искусства, культуры и литературы в 1958 году в Москве. К этому важному событию он подготовил творческие биографии репрессированных в 1930-х годах поэтов и писателей Сакена Сейфуллина, Ильяса Джансугурова, Беимбета Майлина.

ДВЕ ЧЕРНЫЕ ПОЛОСЫ В ЖИЗНИ

Абусагиту Жиренчину, жившему в очень непростое время, довелось сполна хлебнуть издержки построения нового «светлого будущего». Впервые это случилось в годы проведения коллективизации в Казахстане. Биографы Жиренчина пишут, что ему пришлось спасать семью и выехать в Узбекистан. На вечере памяти казахского ученого Абдусагита Жиренчина. Алматы, 11 апреля 2014 года.

На вечере памяти казахского ученого Абдусагита Жиренчина. Алматы, 11 апреля 2014 года.



В статье Мурата Султанбекова «Абиш Жиренчин и основные вехи его жизни» рассказывается, почему ученому пришлось уехать. Он происходил из знатного рода. Его дед по отцовской линии был бием и волостным управителем, являлся сподвижником и единомышленником Абая, творчество которого, как известно, советская власть трижды низвергала и возрождала. Как отмечает биограф, с такой родословной выжить в годы репрессий было нелегко.

Покинув родные края, семья Абусагита Жиренчина сначала поселилась в Термезе, а затем переехала в Ташкент, откуда вернулась в конце 1930-х. В 1938 году Абусагита Жиренчина пригласили на должность научного сотрудника в Краеведческое общество Казахстана в Алма-Ату. А в марте 1942 года его назначили директором Центрального музея Казахстана.

На 1950-е годы пришелся самый драматичный период жизни Абусагита Жиренчина. В это время в Казахстане разгорелась идеологическая кампания по борьбе с «буржуазным национализмом» и «политическими ошибками» в освещении истории, в литературоведении, фольклористике. Началось всё, как известно, с критики историка Ермухана Бекмаханова, обвиненного в неправильной трактовке исторической роли хана Кенесары Касымова, в его восхвалении и идеализации.

Редактором книги «Абай и его русские друзья» Абусагита Жиренчина был Ермухан Бекмаханов. Одного этого было в те годы достаточно, чтобы попасть, как минимум, в опалу. Абусагит Жиренчин, вдобавок к этому, еще и опубликовал в «Казахстанской правде» положительную рецензию на творчество Бекмаханова. Историк Ермухан Бекмаханов читает лекцию студентам Уральского пединститута. 1958 год.

Историк Ермухан Бекмаханов читает лекцию студентам Уральского пединститута. 1958 год.



Осенью 1951 года на страницах партийных газет Казахстана печаталось много «разгромных» статей, клеймящих так называемые «пережитки буржуазного национализма» в ряде областей гуманитарной науки. Имя Абусагита Жиренчина в них упоминается в связи с критикой концепции поэтической школы Абая.

Приведем цитату из одной публикации тех лет: «В биографиях Абая выпячиваются на первый план второстепенные факторы, поверхностно раскрывается решающая роль прогрессивной, демократической литературы русского народа в формировании Абая, как поэта и просветителя. В качестве «проводников» этого воздействия выдвигаются лица, не игравшие заметной роли в становлении мировоззрения Абая. В книге А. Жиренчина «Абай и его русские друзья» раскрытие многогранного и разностороннего воздействия передовой демократической русской культуры подменено показом личных отношений Абая с русскими ссыльными, из которых иные впоследствии оказались враждебными марксизму и революционному рабочему движению» («Казахстанская правда», 30 октября 1951 года).

Для Абусагита Жиренчина кампания закончилась снятием со всех должностей, лишением ученой степени кандидата наук (его диссертация признана «как идеологически порочная, имеющая буржуазно-националистический характер»), высылкой из Алма-Аты, изъятием из книготорговой сети и библиотек его работ (как «политически вредных, идейно порочных»). Показательно, что репрессивная машина продолжала работать и после смерти Сталина: увольнение Абусагита Жиренчина из КазГУ произошло 1 июня 1953 года.

РАССКАЗ ДОЧЕРИ

После снятия со всех должностей и увольнения Абусагит Жиренчин был отправлен в ссылку в Джамбул, рассказывает Азаттыку его дочь Куляим. Там он работал учителем истории. Правда, ни дочь, ни старший сын (у Жиренчина два сына и одна дочь) точно не знают, в каком именно поселке он жил. У него была возможность навещать семью, и он приезжал в Алма-Ату.
Куляим Жиренчина (справа), дочь казахского ученого Абдусагита Жиренчина, с братьями на вечере памяти отца. Алматы, 11 апреля 2014 года.

Куляим Жиренчина (справа), дочь казахского ученого Абдусагита Жиренчина, с братьями на вечере памяти отца. Алматы, 11 апреля 2014 года.


Супруга Абусагита Жиренчина в то время окончила юридический институт и должна была начать работу в суде. Но ей отказали, сказав, что жена «врага народа» не может быть судьей. Ощущала изменение к себе отношения в школе и сама Куляим, учившаяся тогда в третьем классе:

– В школе я до этого была отличницей, а потом чувствую, что как будто занижают оценки.

Чтобы найти средства к существованию, старшие родственники брались и за любую работу. Бабушки, например, подметали улицы.

Период ссылки закончился в 1954 году - Абусагит Жиренчин вернулся в Алма-Ату. Но процесс полной реабилитации затянулся на несколько лет. Так, в степени кандидата наук он был восстановлен только в 1960 году. По словам дочери, к периоду своей опалы отец относился философски, говорил, что такова была жизнь.

СЕКРЕТНОЕ ПИСЬМО СТАЛИНУ

К вечеру памяти Абусагита Жиренчина подготовили подборку фотографий и документов, по которым можно проследить основные вехи его жизни и творчества, – личный листок по учету кадров, решение ВАК о присвоении ученой степени кандидата наук, заявлении о вступлении в Союз писателей СССР, диплом об окончании Литературного института имени Горького… Первая страница письма Абдусагита Жиренчина Сталину с грифом "совершенно секретно". Алматы, 11 апреля 2014 года.

Первая страница письма Абдусагита Жиренчина Сталину с грифом "совершенно секретно". Алматы, 11 апреля 2014 года.



Среди этих документов внимание корреспондента Азаттыка привлекло письмо на имя Сталина, имеющее в верхнем левом углу гриф «совершенно секретно». Оно называется «О некоторых актуальных процессах в Казахстане». На месте удалось выяснить, что это письмо содержит 15 страниц машинописного текста и подписано самим Абусагитом Жиренчиным. Оно написано в 1944 году.

Этот документ, очевидно, представляет большой интерес для изучения биографии Жиренчина, да и настроений казахской интеллигенции тех лет. Неизвестно, анализировалось ли это письмо исследователями. Было бы интересно выяснить, какие актуальные процессы в Казахстане в нем затронуты и какой была реакция на это письмо, но засекреченность его содержания делает подобный анализ невозможным.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG