Доступность ссылок

В суде заговорили о расписке за возможное уничтожение юрты


Полицейский кордон на центральной площади Жанаозена, 18 декабря 2011 года.

Полицейский кордон на центральной площади Жанаозена, 18 декабря 2011 года.

Потерпевшие на суде по делу «о массовых беспорядках в Жанаозене» говорят о расписках за юрты, которые им давал тогдашний аким города Орак Сарбопеев. Слухи об этих подозрительных расписках материализовались в реальные вопросы судьи.


В понедельник, 2 апреля, в Актау возобновился суд по «массовым беспорядкам», произошедшим в городе Жанаозен и на станции Шетпе Мангистауской области 16 и 17 декабря 2011 года.

По словам некоторых потерпевших — владельцев сожженных юрт на площади Жанаозена, накануне событий Орак Сарбопеев, тогдашний аким города, выдал им расписку, в которой он дал гарантию, что если их юрты будут уничтожены, то они получат компенсацию за ущерб в размере двух миллионов тенге (около 14 тысяч долларов).

Судья зачитал заключение врачебной комиссии по нескольким арестантам, согласно которому обследованные подсудимые не нуждаются в госпитализации и им достаточно медицинской помощи в тюрьме. На этом основании он отказал в удовлетворении ходатайства десяти подсудимых по изменению им меры пресечения с содержания их под арестом в тюрьме на домашний арест.

Некоторые потерпевшие отказалась от своих претензий к подсудимым, но при этом они не возражают против того, чтобы нанесенный им ущерб восполнило государство.

ДВА МИЛЛИОНА ТЕНГЕ ЗА ЮРТУ

Как сообщают участники оппозиционного комитета «Жанаозен-2011» и общественной комиссии по расследованию жанаозенской трагедии, присутствующие на суде, на заседании в этот день в очередной раз прозвучала информация о том, что Орак Сарбопеев 15 декабря раздавал расписки владельцам юрт, в которых гарантировал, что если их юрты будут уничтожены, то они получат компенсацию в два миллиона тенге.

Рамазан Есергепов, председатель комитета «Жанаозен-2011», говорит нашему радио Азаттык:

— Эта информация и ранее проходила, когда допрашивали других владельцев сожженных юрт во время декабрьских событий в Жанаозене. И сегодня на суде она прозвучала. Я раньше думал, что это выдумка. Оказывается, нет. По словам потерпевших, тогдашний аким Жанаозена Орак Сарбопеев действительно обещал им выплатить по два миллиона тенге за каждую сожженную юрту. И судья подтвердил, что эти расписки действительно есть и они вшиты в материалы уголовного дела. Судья сказал, что придется вызвать на допрос Орака Сарбопеева. Он, как известно, сам находится под арестом по обвинению в коррупции.

Аким города Жанаозен Орак Сарбопеев в РОВД, где ему выделили кабинет. Жанаозен,19 декабря 2011 года. Фото предоставлено журналистом «Новой газеты» Еленой Костюченко.

Аким города Жанаозен Орак Сарбопеев в РОВД, где ему выделили кабинет. Жанаозен,19 декабря 2011 года. Фото предоставлено журналистом «Новой газеты» Еленой Костюченко.

Сообщение Есергепова уточнил участник этого комитета Ерлан Калиев:

— Да, информация о подобной расписке не является вымыслом. Она проходила и ранее — в показаниях уже допрошенных потерпевших, владельцев сожженных юрт. И судья действительно сказал, что расписки имеются в деле и что Орак Сарбопеев будет вызван на допрос. А сегодня об этих расписках подробно показали мать и дочь, у которых сожгли юрту — одну юрту на двоих.

Как говорит Ерлан Калиев, по одной сожженной юрте в понедельник были допрошены жители Жанаозена Канабаева и ее дочь Акбота Акчибаева.

— Канабаева сообщила, что когда тогдашний аким Жанаозена Орак Сарбопеев уговаривал ее сдать юрту в аренду на праздники, но она при этом засомневалась, поскольку, мол, накануне ходили разговоры о том, что юрты могут сжечь, то он пообещал дать расписку. Она сказала, что за распиской сама не пошла, а послала свою дочь Акботу Акчибаеву. В свою очередь, Акчибаева сообщила суду, что получила расписку о том, что если юрта будет уничтожена, то будет выплачена компенсация в два миллиона тенге. Она также сказала, что расписку получила от акима в присутствии тогдашнего начальника управления внутренних дел города Жанаозен Мухтара Кожаева, который ее якобы заверил в том, что около каждой юрты будет по 20 полицейских, которые не допустят уничтожения юрты, — говорит Калиев.

Но их юрта всё равно была сожжена.

— Она сказала, что в ночь с 15 на 16 декабря ее юрта была установлена на площади. Канабаева сказала суду, что она 16 декабря была на площади, но при этом не видела, чтобы 20 полицейских дежурили около ее юрты. К вечеру 16 декабря, примерно до 18 часов, ей удалось организовать, чтобы юрту передвинули с площади. Но юрта при этом всё же оставалась недалеко от площади. Когда она пришла на площадь утром 17 декабря, то обнаружила от своей юрты только обгоревшие головешки, - рассказывает Ерлан Калиев.

Слухи о том, что тогдашний аким Жанаозена Сарбопеев накануне жанаозенской трагедии якобы давал расписки владельцам юрт с обязательством выплатить им по два миллиона тенге, если юрта будет уничтожена, появились сразу же после трагедии. Однако до сих пор не было подтверждения этому. Тем временем власти за каждого убитого от пуль полицейских или в иных обстоятельствах выплатили компенсацию в один миллион тенге (около семи тысяч долларов).

ПОТЕРПЕВШИЕ НЕ ИМЕЮТ ПРЕТЕНЗИЙ К ПОДСУДИМЫМ

В понедельник продолжился допрос потерпевших. По словам наблюдателей, пять из девяти потерпевших ответили на вопрос прокурора, что они отказываются от своего искового заявления по возмещению им ущерба.

По словам Ерлана Калиева, если бы не давление со стороны прокурора, то, возможно, все частные предприниматели отказались бы от своих исковых заявлений:

— Получается, что прокурор давит на потерпевших и в то же время запутывает. Особенно прокурор Акпаев — он как бы старший среди присутствующих прокуроров. Потерпевшие говорят, что не имеют материальных претензий к подсудимым. А он начинает давить на них, говоря, что если они откажутся от своих претензий к подсудимым, то тогда уже никогда и ни от кого они не получат компенсации. Пять человек, несмотря даже на такие слова прокурора, отказались от своего искового заявления. Однако некоторые начали колебаться. Адвокаты вынуждены были пожаловаться судье на подобное поведение прокурора, и тот сделал замечание прокурору. Адвокаты сказали, что прокурор искажает истину, поскольку потерпевшие могут подавать свои исковые заявления не в рамках данного уголовного дела, а в гражданском порядке.

В качестве примера Ерлан Калиев привел допрос Канабаевой и ее дочери Акботы Акчибаевой:

Сцена событий на центральной площади Жанаозена, 16 декабря 2011 года.

Сцена событий на центральной площади Жанаозена, 16 декабря 2011 года.

— Канабаева ответила прокурору, когда он задал вопрос ей о том, отказывается ли она от своего заявления о возмещении материального ущерба за сожженную юрту, что она не имеет претензий к подсудимым и что она отказывается от заявления. Когда же начали допрашивать ее дочь Акботу Акчибаеву и прокурор стал задавать тот же вопрос, то она ответила, что не имеет претензий к подсудимым, но что всё же хочет, чтобы ущерб за сожженную юрту был возмещен. «Мне всё равно, кто будет платить», — сказала она. Однако, когда прокурор стал говорить ей, что если она откажется от своего заявления, которое находится в материалах дела, то уже потом никто не возместит ей ущерб, Акчибаева ответила, что не отказывается от своего искового заявления. И это притом что в принципе, как говорят адвокаты, она может заявить гражданский иск и к тому же может потребовать возмещения ущерба именно от бывшего акима Орака Сарбопеева, который давал ей расписку в том, что обязуется выплатить два миллиона тенге, если юрта будет уничтожена. Однако когда идет такое давление и запутывание со стороны прокурора, то некоторые потерпевшие теряются.

Как говорят наблюдатели, представители крупного бизнеса продолжают проявлять неуступчивость по отношению к подсудимым. По словам Ерлана Калиева, менеджер Пенсионного фонда Народного банка Бахытжан Джамилев настаивает на возмещении ущерба на сумму в 1,415 миллиона тенге (около 10 тысяч долларов).

— Он сказал, что это не его деньги. Однако когда начали допрашивать, то он оказался недостаточно компетентным, чтобы давать обоснованные ответы. Судья сказал ему, чтобы он еще раз явился на суд, но уже более подготовленным. Примерно такая же ситуация сложилась, когда допрашивали администратора супермаркета «Дастархан» Розу Ермагамбетову. Правда, в отличие от Бахытжана Джамилева у нее не оказалось даже доверенности на представление интересов собственников магазина в суде. Поэтому ей тоже судья сказал, чтобы она устранила эти недостатки к следующему заседанию, — говорит Ерлан Калиев.

Суд по делу «о беспорядках в городе Жанаозен и поселке Шетпе» начался в Актау 27 марта. В их организации обвиняются 37 человек. От применения оружия полицейскими погибло по меньшей мере 17 человек, свыше ста человек ранены. В ходе прошедших судебных заседаний выявилась тенденция: потерпевшие представители мелкого бизнеса отказываются от претензий к подсудимым, а представители госорганов и крупного бизнеса на уступки не идут.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG