Доступность ссылок

Родственники убитых требуют справедливой компенсации


Жаймухан Кушеров, отец 32-летнего Джанабергена Кушерова, погибшего в дни декабрьских событий в Жанаозене, со своей трехлетней внучкой Мариам. Поселок Тенге Мангистауской области, 16 февраля 2012 года.

Жаймухан Кушеров, отец 32-летнего Джанабергена Кушерова, погибшего в дни декабрьских событий в Жанаозене, со своей трехлетней внучкой Мариам. Поселок Тенге Мангистауской области, 16 февраля 2012 года.

Родственники людей, погибших в декабрьских событиях в Жанаозене, жалуются на запугивания со стороны властей, однако требуют найти виновных и повысить размер компенсации. Она составляет один миллион тенге за одного убитого человека, что составляет примерно 6700 долларов.


Во время командировки в феврале этого года в Жанаозен я встретился с родственниками нескольких граждан, погибших в декабрьских событиях 2011 года.

Общее впечатление от этих встреч: люди еще боятся преследований со стороны силовых органов, а также опасаются, что виновные могут уйти от ответственности. Они считают явно заниженной сумму выплаченной им компенсации в один миллион тенге, что составляет около 6700 долларов.

СМЕРТЬ 50-ЛЕТНЕГО БАЗАРБАЯ КЕНЖЕБАЕВА

История Базарбая Кенжебаева, погибшего, предположительно, от пыток, стала известна общественности благодаря журналистам. Случай с задержанием и пребыванием Кенжебаева в полиции Жанаозена в дни декабрьских волнений стал одним из ключевых эпизодов, после обнародования которых власти прислушались к критике и воззваниям правозащитников прекратить произвольные аресты и массовые пытки.
Базарбай Кенжебаев, фото из реанимационной палаты.

Базарбай Кенжебаев, фото из реанимационной палаты.


Житель села Кызылсай Мангистауской области Базарбай Кенжебаев в тот роковой день, 16 декабря 2011 года, оказался в Жанаозене случайно: приехал навестить в роддоме Жадыру, младшую из трех дочерей. Жадыра как раз в тот день подарила ему внучку. Однако вместо семейного праздника он провел несколько дней в изоляторе временного содержания полиции, вернулся домой и скончался от ран.

Наше радио Азаттык одним из первых из СМИ рассказало о его гибели. Как признают родственники Базарбая Кенжебаева, благодаря этому стало возможным, что властям не удалось представить так, что он погиб, мол, от рук хулиганов.

Во всяком случае, 22 декабря 2011 года генеральная прокуратура утверждала в пресс-релизе, что «21 декабря 2011 года от полученных в ходе массовых беспорядков телесных повреждений у себя дома скончался Кенжебаев Базарбай Жанабаевич, 1961 года рождения». Здесь нет никакого намека на то, что его избивали в полиции.

Более того, можно предположить, что генеральная прокуратура в то время пыталась взвалить вину за смерть Базарбая Кенжебаева на него самого.

«Следует отметить, что Кенжебаев Б. Ж. 16 декабря 2011 года был доставлен в больницу города, однако после оказания первой медицинской помощи добровольно отказался от госпитализации и дальнейшего лечения и был отпущен домой», — писала генеральная прокуратура 22 декабря. При этих словах Генпрокуратуры создается впечатление того, что полиция нашла раненого Базарбая Кенжебаева на улице и тут же отвезла в больницу, а он отказался от госпитализации.

Однако после публикаций в СМИ, в том числе на сайте радио Азаттык, истории гибели Базарбая Кенжебаева генеральная прокуратура в своем заявлении от 25 января этого года по факту его смерти заговорила уже иначе.

В нем генеральная прокуратура отмечает, что «следствием дана оценка и факту гибели Кенжебаева Базарбая, причиной смерти которого по показаниям его родственников явились телесные повреждения, нанесенные ему в ИВС УВД города Жанаозен».

«По данному факту к уголовной ответственности привлекается начальник изолятора временного содержания УВД города Жанаозен Темиров, допустивший незаконное содержание Кенжебаева в ИВС и не обеспечивший его своевременную госпитализацию. Наряду с этим принимаются меры по установлению лиц, виновных в избиении погибшего», — говорится в данном заявлении генеральной прокуратуры.

НЕ ПОДЕРЖАЛ НА РУКАХ ВНУЧКУ

Ранее корреспонденты нашего радио Азаттык разговаривали с членами семьи покойного Базарбая Кенжебаева в основном по телефону. Поэтому, как только представилась возможность непосредственно пообщаться с ними, я выехал, 14 февраля, в поселок Кызылсай, где жил Базарбай Кенжебаев.

Поселок Кызылсай — старожилы называют его еще и Старым Озеном — находится в 18 километрах от Жанаозена. На всем пути по обе стороны дороги круглосуточно работают нефтяные насосы. Нефтяное богатство Казахстана из чрева Земли вытаскивают как раз эти качалки. В 2010 году в Казахстане было выкачано 22 миллиона тонн при средней цене нефти 670 долларов за тонну. Добыча нефти в Казахстане растет, цены на нефть в мире тоже растут.

В 2011 году в Казахстане планировалось добыть 81 миллион тонн нефти, окончательных официальных цифр в общедоступной прессе пока нет. Средняя цена нефти в 2011 году составила в среднем 780 долларов за тонну. Вице-министр финансов Казахстана Руслан Даленов заявил в своем блоге, что продажа нефти принесла Казахстану в 2011 году более 25 миллиардов долларов, сообщал веб-сайт Аnspress.com.

Где-то на полдороге от Жанаозена стоит вахтовый поселок нефтяников. Мороз, заснеженная местность и громадные сугробы на обочинах создавали впечатление, что мы не в Мангистауской области, где снег зимой редкость, а где-то в сибирском нефтеносном Сургуте.
Дочь Базарбая Кенжебаева - Асем Кенжебаева со своим трехлетним сыном Ануаром. Поселок Кызылсай Мангистауской области, 14 февраля 2012 года.

Дочь Базарбая Кенжебаева - Асем Кенжебаева со своим трехлетним сыном Ануаром. Поселок Кызылсай Мангистауской области, 14 февраля 2012 года.


Асем, одна из дочерей покойного Базарбая Кенжебаева, встретила меня возле аптеки, расположенной в центре поселка. Когда я спросил, возможно ли, пользуясь тем, что еще светло, проехать на могилу их отца, она ответила, что это невозможно на легковом автомобиле, на котором я приехал, поскольку дорога к кладбищу заметена. Мы поехали в дом семьи покойного Базарбая Кенжебаева.

Нас встретила младшая дочь Базарбая Кенжебаева, Жадыра, и один из его сыновей. Их мать лежала в больнице, ее увидеть не удалось. Дать интервью согласились только дочери покойного Асем и Жадыра, хотя Асем вначале и сказала с тревогой, что силовики ее неоднократно запугивали из-за того, что она ранее посмела давать интервью СМИ, в том числе радио Азаттык.

Асем кратко пересказала историю о том, как 16 декабря прошлого года пошла на поиск пропавшего отца, ее саму задержали силовики, доставили в полицейский участок. Там ее избивали и унижали, говорит Асем. По ее словам, у нее до сих пор болят почки после тех побоев, однако она работает, поскольку сейчас она единственный кормилец в семье Кенжебаевых.

Как говорит Асем, ее два брата и мать не работают, что же касается младшей сестры Жадыры, то она с мужем живет в Жанаозене и лишь изредка — как в день моего приезда в Кызылсай — навещает родительский дом. Старшая сестра Майра также живет отдельно. Сама Асем разведена, она воспитывает трехлетнего сына Ануара.

Однако этот дом можно лишь условно назвать родительским, поскольку семья Кенжебаевых арендует его.

— Хозяин этого дома в любой момент может попросить нас отсюда, и тогда мы окажемся на улице, — говорит Асем.

Асем вновь рассказала о том, как после пребывания в изоляторе временного содержания полиции города Жанаозен ее отец Базарбай Кенжебаев скончался предположительно от побоев и пыток.

Младшая дочь Базарбая Кенжебаева, Жадыра, также согласилась дать на видеокамеру интервью. При этом приглядывала за двухлетней дочерью Аружан и грудной Айсуной, которая родилась как раз в трагический для ее дедушки Базарбая день — 16 декабря.


Видеофрагмент рассказа Жадыры Кенжебаевой, дочери погибшего Базарбая Кенжебаева




Жадыра только после выписки из роддома узнала, что ее отца, который безуспешно пытался 16 декабря навестить ее в роддоме Жанаозене, задержала полиция.
Дочь Базарбая Кенжебаева - Жадыра Кенжебаева со своими детьми. Поселок Кызылсай Мангистауской области. 14 февраля 2012 года.

Дочь Базарбая Кенжебаева - Жадыра Кенжебаева со своими детьми. Поселок Кызылсай Мангистауской области. 14 февраля 2012 года.


— Когда я его впервые увидела в нашей квартире в Жанаозене, то с трудом его узнала: настолько он плохо выглядел. Он даже не смог взять на руки новорожденную внучку, лишь вдохнул в себя ее запах, — говорит с плачем Жадыра.

Дочери покойного Базарбая Кенжебаева показали страницу из газеты «Жанаозен» от 21 января 2012 года, в которой опубликованы фотографии пострадавших лиц, в том числе и их отца, а также обращение Генпрокуратуры с призывом к очевидцам событий дать свидетельства о произошедшем.

В заключение встречи дочери Базарбая Кенжебаева выразили надежду, что виновные в гибели их отца будут найдены и понесут заслуженное наказание, а также пожелание, чтобы государство оказало необходимую помощь семье покойного, поскольку она после потери кормильца находится в отчаянном положении.

СМЕРТЬ 32-ЛЕТНЕГО ДЖАНАБЕРГЕНА КУШЕРОВА

В поселке Тенге, который находится примерно в трех километрах от Жанаозена, проживают родители Джанабергена Кушерова, погибшего во время декабрьских событий в Жанаозене. Я побывал в их доме 16 февраля, где и пообщался с отцом и матерью погибшего. На видеокамеру говорила только его мать, Алмагуль. Его отец, Жаймахан, в это время пытался успокоить осиротевшую трехлетнюю внучку Мариам, которая, проснувшись, испугалась посторонних людей.

Семья, сказала Алмагуль Кушерова, запугана силовиками, которые особенно зачастили к ним домой после того, как она ранее дала интервью журналистам оппозиционного телеканала «К-плюс». Поэтому вначале она даже сомневалась, давать ли мне интервью. Однако затем со словами, что ей уже терять нечего, она поведала горестную историю.
Алмагуль Кушерова - мать 32-летнего Джанабергена Кушерова, получившего пулю в дни декабрьских событий в Жанаозене. Поселок Тенге Мангистауской области. 16 февраля 2012 года.

Алмагуль Кушерова - мать 32-летнего Джанабергена Кушерова, получившего пулю в дни декабрьских событий в Жанаозене. Поселок Тенге Мангистауской области. 16 февраля 2012 года.


За два последних года, говорит Алмагуль Кушерова, семья потеряла двух сыновей: в 2010 году в автоаварии погиб младший сын Серик, не достигший к тому времени 18 лет, а в декабре 2011 году погиб 32-летний сын Джанаберген, у которого сиротами остались пятилетний сын Куаныш и трехлетняя дочь Мариам.

Сама Алмагуль Кушерова, по ее словам, инвалид второй группы по зрению и слуху. И действительно, во время нашего разговора она, не расслышав вопроса, не раз начинала говорить о другом.

С плачем она рассказала, что когда в 2010 году погиб младший сын Серик, то никто из силовиков не разбирался в этом. Но в случае гибели ее сына Джанабергена от полицейской пули их семью не оставляют в покое. Как говорит Алмагуль Кушерова, она эти действия силовиков считает неправомерными. И когда ее в очередной раз пытались вызвать на допрос, то она, говорит Алмагуль, просто выгнала их из дому:

— Я им сказала: если вам надо поговорить со мной, то сами приходите ко мне, к тому же в светлое время суток, а к вам я не пойду, к тому же ночью. С этим я выгнала этого сотрудника КНБ из дому, который пришел к нам вечером, после того, как днем я дала интервью телеканалу «К-плюс».

Возмущают, по ее словам, вопросы силовиков, которые всё пытались выпытать, почему ее сын находился 16 декабря на площади Жанаозена.

— Его до этого незаконно уволили. Вот он и находился там с другими уволенными, надеясь таким образом защитить свои права, — говорит Алмагуль Кушерова. — Сотрудники КНБ всё выпытывали у меня: кто убил моего сына? А я считаю, что не я им, а они должны мне дать ответ на вопрос о том, кто его убил, кто дал приказ стрелять по людям на площади.

По словам матери, ее сын Джанаберген говорил, что государство решит проблемы уволенных нефтяников, в том числе и проблему его трудоустройства.

— Вот государство и решило таким образом его проблему: оно убило его, — заливается слезами Алмагуль Кушерова.

По ее словам, тело Джанабергена, со следами огнестрельного ранения, было найдено родными уже в городском морге; сама она из-за инвалидности не могла участвовать в поисках.

Она говорит, что даже на похороны ее сына родные и близкие вынуждены были добираться к ним чуть ли не по-пластунски, короткими перебежками от дома к дому, чтобы самим не быть арестованными или избитыми полицейскими:

— Поэтому многие так и не смогли прийти на похороны.

Вместе с тем Алмагуль Кушерова выражает благодарность нефтяникам, которые оказали посильную помощь, в том числе и материальную, при организации похорон ее сына, а также при проведении поминок на сороковой день после его смерти.

По словам Алмагуль Кушеровой, государство выплатило ее семье, как пострадавшей, компенсацию в один миллион тенге. Однако она считает эту сумму недостаточной:

— Разве эти деньги заменят мне погибшего сына, которого убило государство?



Видеофрагмент рассказа Алмагуль Кушеровой, матери Джанабергена Кушерова, погибшего во время декабрьских событий в Жанаозене



По словам родителей погибшего Джанабергена, у них из троих детей осталась только дочь. Сноха, вдова Джанабергена, живет вместе с ними с двумя осиротевшими детьми, старший из которых ходит в садик.

Отец и мать погибшего не исключают того, что следствие может не захотеть найти истинных виновников. В связи с этим они хотят, чтобы общественность помогла им нанять адвоката, который мог бы проследить за ходом расследования, чтобы были названы как те, кто выстрелил в их сына, так и те, кто отдавал приказ стрелять, и помог добиться, чтобы виновные понесли заслуженное наказание.

Что же касается размера компенсации за погибшего сына, то они считают, что эта сумма должна быть не менее 10 миллионов тенге, поскольку были большие расходы на похороны и поминки, к тому же у погибшего сына осталось двое маленьких сирот. Родители погибшего говорят: чтобы добиться справедливого размера компенсации, помощь адвоката — на которого у них, правда, нет средств — также была бы очень кстати.

После окончания разговора с Алмагуль Кушеровой ее муж Жаймухан Кушеров вызвался сопроводить меня на кладбище «Тенге», где похоронен их сын Джанаберген. Однако когда мы выехали за границы поселка Тенге, то обнаружили, что там настоящая метель и дальше дорога заметена снегом. Особенность этого участка местности в том, что по нему проходит своего рода природная аэродинамическая труба и почти постоянно дует сильный ветер. И если накануне выпал снег, то из-за этого ветра разыгрывается метель, а во время снегопада — настоящий буран.

СМЕРТЬ 24-ЛЕТНЕГО АТАБЕРГЕНА ДУЙСЕКЕНОВА

После посещения семьи убитого Джанабергена Кушерова я отправился на поиски Хасана Дуйсекенова, отца застреленного 16 декабря на площади Жанаозена 24-летнего Атабергена Дуйсекенова. Он также проживает в поселке Тенге, однако в тот момент был еще на работе — в одном из колледжей Жанаозена. Там я его и застал после обеда 16 февраля, в рабочем кабинете.

Хасан Дуйсекенов поведал на видеокамеру, что в тот роковой день, 16 декабря, его два младших сына Алдаберген и Атаберген — двойняшки 1987 года рождения — были на площади. При этом Атаберген, преподаватель физкультуры одного из лицеев Жанаозена, привел на площадь своих учеников, говорит мой собеседник.

По словам Хасана Дуйсекенова, после того как полиция начала стрелять в людей на площади, Алдаберген прибежал домой один и сообщил родителям, что он и Атаберген потеряли друг друга в толпе. Как говорит Дуйсекенов, в тот же день он нашел тело Атабергена в коридоре городской больницы, откуда забрал его, минуя морг.
Хасан Дуйсекенов - отец Атабергена Дуйсекенова, погибшего в дни декабрьских событий в Жанаозене. 16 февраля 2012 года.

Хасан Дуйсекенов - отец Атабергена Дуйсекенова, погибшего в дни декабрьских событий в Жанаозене. 16 февраля 2012 года.


Хасан Дуйсекенов пока благодарит спецслужбы только за одно: те посодействовали быстрому проведению судебно-медицинской экспертизы тела сына, после чего отец смог 18 декабря похоронить его.

В настоящее время ведется следствие по факту гибели сына. Подозреваемый — сотрудник полиции, виновный в гибели его сына, — якобы уже найден, однако следователь не раскрывает его имени, пока не закончится следствие, говорит отец погибшего.

Как говорит Хасан Дуйсекенов, его сын Атаберген погиб от пули пистолета Макарова. Эту пулю, по его словам, во время судебно-медицинской экспертизы вынули из сердца сына. На вопрос о том, можно ли взглянуть на эту пулю, он ответил, что следователи забрали ее, однако оставили ему ее фотоснимок. С этими словами он показал фотографию и разрешил сделать с нее снимок.

Во время разговора нижнее веко левого глаза Хасана Дуйсекенова всё время подергивалось. Увидев, что я пристально слежу за этим, он пояснил, что нервный тик у него появился после гибели сына. Как говорит Хасан Дуйсекенов, после трагедии здоровье его жены сильно пошатнулось. По его словам, из-за постоянного высокого давления она теперь почти не выходит из дома.

Хасан Дуйсекенов с обидой произнес, что ни представители акимата, ни аксакалы из совета старейшин не посетили его дом, чтобы выразить соболезнование:

— Один из таких старейшин как-то на улице в городе встретил меня и начал выражать свое соболезнование. Я тут ему сказал: «Послушайте, у казахов заведено зайти домой к человеку и выразить сочувствие, даже если у него сдохла собака. У меня погиб сын, а вы тут мимоходом на улице пытаетесь выразить сочувствие».

Он считает, что компенсация в один миллион тенге никак не может считаться достойным возмещением за гибель молодого человека, который только-только начинал жить взрослой жизнью. По его словам, государство, которое убило его сына, должно выплатить ему не менее 10 миллионов тенге. В связи с этим он так же, как и родители погибшего Джанабергена Кушерова, обращается к общественности за юридической помощью, чтобы можно было истребовать эту сумму с государства через суд.

Хасан Дуйсекенов говорит, что наряду с этим главной задачей адвоката должен стать надлежащий контроль за ходом расследования убийства его сына, чтобы виновные были найдены и чтобы они не смогли уйти от наказания.

Видеофрагмент рассказа Хасана Дуйсекенова, отца Атабергена Дуйсекенова, погибшего от пули в декабре прошлого года в Жанаозене




По словам Хасана Дуйсекенова, к нему уже обращались другие люди, которые, как и он, стали потерпевшими из-за гибели их родных. Они хотят, чтобы следствие не могло заняться укрывательством виновных, чтобы были названы также имена и тех, кто отдавал приказ стрелять по людям на поражение, и чтобы была выплачена справедливая компенсация.

Уже в Алматы, еще раз просматривая пресс-релизы, обращения и заявления генеральной прокуратуры Казахстана в связи с трагическими событиями в Жанаозене, я обнаружил, что представитель генеральной прокуратуры Нурдаулет Суиндиков 18 декабря 2011 года говорил: «В правоохранительные органы обратился отец погибшего Дюсекенова Атабергена Хасанулы, 1987 г. р., являвшегося учителем профтехлицея города Жанаозен, с заявлением о том, что его сын убит хулиганствующими элементами на площади города 16 декабря за то, что вывел своих воспитанников на праздничные мероприятия».

Я позвонил Хасану Дуйсекенову и попросил прокомментировать эту информацию генеральной прокуратуры.

— Я такого не говорил. Это они сами придумали, — ответил Хасан Дуйсекенов.

СМЕРТЬ 44-ЛЕТНЕГО ОРАЗАЯ МАМБЕТНАЗАРОВА

На другой день после встречи с Хасаном Дуйсекеновым, а именно 17 февраля, я встретился с Оразалы Мамбетназаровым, старшим братом погибшего во время декабрьских событий в Жанаозене 44-летнего Оразая Мамбетназарова.

По словам Оразалы Мамбетназарова, его брат Оразай, работавший нефтяником, убыл на вахту 15 декабря и должен был вернуться домой 20 декабря. Однако в тот роковой день, 16 декабря, работодатели предоставили отгул по случаю Дня независимости Казахстана и Оразай отправился на центральную площадь Жанаозена, где и получил смертельное огнестрельное ранение.

Как говорит Оразалы Мамбетназаров, он нашел брата 19 декабря в реанимационном отделении городской больницы Жанаозена, куда Оразай поступил вечером 17 декабря. Оразалы Мамбетназаров говорит, что его брат был в коме и к утру 25 декабря скончался, не приходя в сознание.
Оразалы Мамбетназаров - старший брат Оразая Мамбетназарова, погибшего в дни декабрьских событий в Жанаозене. 17 февраля 2012 года

Оразалы Мамбетназаров - старший брат Оразая Мамбетназарова, погибшего в дни декабрьских событий в Жанаозене. 17 февраля 2012 года


По словам Оразалы, в семье его родителей было 11 детей: пять девочек и шесть мальчиков. Самый старший в семье он, Оразалы, а погибший Оразай был вторым, у него остались дети-сироты.

Кстати, до последнего фамилии Оразая Мамбетназарова не было в списке генеральной прокуратуры среди погибших в Жанаозене во время декабрьских событий 2011 года. Однако, по словам Оразалы Мамбетназарова, все документы, свидетельствующие о том, что Оразай погиб именно во время этих событий, у него есть. Кроме этого, по его словам, государство выплатило компенсацию в один миллион тенге по случаю гибели Оразая.

По словам Оразалы Мамбетназарова, следствие почему-то больше интересуется тем, почему его брат Оразай находился 16 декабря на площади Жанаозена, чем он там занимался и так далее, вместо того чтобы искать того, кто выстрелил в него и по сути убил. Он опасается, что если так пойдет и дальше, то истинные виновники гибели Оразая так и не будут найдены. Он, как и родственники других погибших в дни декабрьских событий в Жанаозене, обращается к общественности за помощью, в том числе и юридической, чтобы расследование обстоятельств гибели его брата было полным, чтобы виновные были найдены и наказаны.

МИЛЛИОН ТЕНГЕ – ЭТО ДВЕ ЛОШАДИ

Как известно, правительство дает один миллион тенге компенсации (примерно 6700 долларов) родственникам погибшего жанаозенца и полмиллиона тенге компенсации (примерно 3350 долларов) раненному в декабрьских событиях человеку. Что такое миллион тенге в нефтяном Жанаозене, где цены высоки также, как и в Алматы? Это деньги небольшие.

Хорошая однокомнатная квартира в Жанаозене стоит 30-35 тысяч долларов.

Как говорят местные жители, хорошая лошадь в жанаозенских краях стоит 400-500 тысяч тенге, это около 2,3 - 2,7 тысячи долларов, верблюд стоит 600 - 700 тысяч тенге, это около 4 - 4,3 тысячи долларов.

Каждая из поминок, по словам местных жителей, на сакральные даты: семь дней, сорок дней, 100 дней и годовщина - обойдется примерно в 600-700 тысяч тенге (около 4 - 4,3 тысячи долларов). Ведь надо зарезать лошадь или корову, или несколько овец, накрыть богатый стол на несколько десятков человек.

Хватит ли 500 тысяч тенге для лечения? Хорошая инвалидная коляска с электроприводом стоит 1700 долларов, говорит информация в Интернете. Курс реабилитации в алматинском санатории «Алматы» стоит примерно 200 долларов в сутки. В эту сумму входят ванны и некоторые другие процедуры. Однако специфические виды лечения могут быть намного дороже.

Что же касается услуги адвоката, то, как говорит популярный алматинский адвокат Сергей Уткин, на то, чтобы добиться увеличения компенсации, может уйти много времени. Поэтому возможно, что услуги адвоката будут оплачиваться повременно. Найм такого адвоката может обойтись до пяти тысяч долларов в месяц.

Житель города Жанаозен Оразалы Мамбетназаров, как и другие родственники погибших от пуль жанаозенцев, говорит, что размер компенсации должен быть не менее 10 миллионов тенге. Причем его аргументы схожи с теми, что приводились родственниками других погибших в Жанаозене в декабре прошлого года. Вместе с тем Оразалы говорит: необходимо объединить усилия пострадавших семей, чтобы решить проблему как контроля за расследованием, так и с материальными компенсациями. При этом он сетует, что семьи погибших практически не знают друг друга, а силовые органы еще и пугают их.

— Я побывал тут в одной семье, где есть погибший. Они запуганы, не хотят говорить на эту тему. Сказали, что их предупредили, что если будут много говорить, то арестуют их сноху, — говорит Оразалы Мамбетназаров.

Оказалось, что он говорит о той семье, которую я пытался навестить 15 февраля. Эта семья проживает в Жанаозене. Когда я постучался к ним в дверь, то открыл молодой человек и, поняв, что я хочу поговорить по случаю гибели их родственника на центральной площади Жанаозена, заявил, что никаких разговоров на эту тему не будет. Дверь захлопнулась перед самым моим носом.

Видеофрагмент рассказа Оразалы Мамбетназарова, у которого погиб брат в жанаозенских событиях



Тем не менее, как говорит Оразалы Мамбетназаров, он уже связался с другими семьями, которые не боятся властей, чтобы объединенными усилиями добиваться доведения следствия до суда и справедливой компенсации за погибших родственников. В связи с этим он также просит юридической помощи у общественности, поскольку не знает, какие нужны документы и как их надо продвигать ему и другим, ему подобным, по судебным и другим инстанциям.

Кроме того, Оразалы Мамбетназаров зачитал на видеокамеру проект обращения к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, которое, как он полагает, подпишут родственники и других погибших во время жанаозенской трагедии. Они просят его взять под контроль следствие по поиску виновных в гибели их родных и по их наказанию, а также пишут президенту Казахстана, чтобы государство выплатило пострадавшим справедливую компенсацию.

По словам Оразалы Мамбетназарова, текст данного обращения он уже согласовал с теми родственниками других погибших, с которыми он смог встретиться.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG