Доступность ссылок

Заявления о пытках в Жанаозене остались без расследования


Сотрудники спецназа полиции в Жанаозене после событий 16 декабря. Мангистауская область, 18 декабря 2011 года.

Сотрудники спецназа полиции в Жанаозене после событий 16 декабря. Мангистауская область, 18 декабря 2011 года.

На судебном процессе по Жанаозенским событиям несколько человек заявили о пытках в следственном изоляторе, однако прокуратура не стала возбуждать уголовное дело «за отсутствием доказательств». Международный фонд «Открытый диалог» сообщает о формировании «Жанаозенского списка» после событий декабря 2011 года — по аналогии со «списком Магнитского».

Руководитель находящегося в Польше фонда «Открытый диалог» Людмила Козловска вместе с другими правозащитниками участвует в составлении документа — аналогичного «списку Магнитского» — по следам кровавых событий в Жанаозене. По ее словам, чиновники, прокуроры, судьи, сотрудники силовых структур, подавившие забастовку нефтяников в городе Жанаозене Мангистауской области и подвергнувшие бастовавших репрессиям, в конечном итоге должны быть привлечены к ответственности за это.

— ​«Список Магнитского» формировался не один день. Это политическое решение. Не такое, как в Казахстане — сегодня принято, а завтра исполнено. В Казахстане не поднимается вопрос о пытках в Жанаозене. Потому что к этому причастны самые высокопоставленные персоны в казахстанской власти, — говорит Людмила Козловска.

Руководитель фонда «Открытый диалог» Людмила Козловска.

Руководитель фонда «Открытый диалог» Людмила Козловска.

В телефонном разговоре с репортером Азаттыка Козловска упомянула и последнего узника по «Жанаозенскому делу» лидера незарегистрированной партии «Алга» Владимира Козлова, сообщив, что правозащитники предпринимают действия по освобождению его из тюрьмы. Она сказала, что в следующем году посетит Казахстан с тем, чтобы посмотреть, как исполняются рекомендации специального докладчика ООН по правам человека. Побывавший в январе этого года в Жанаозене спецдокладчик ООН Майна Киаи заявил, что для восстановления доверия народа «необходимо провести международное независимое расследование Жанаозенских событий».

«НЕДОКАЗАННЫЕ» ПЫТКИ

В ходе судебного следствия «по фактам массовых беспорядков в Жанаозене», начатого 27 марта 2012 года и длившегося два месяца, нефтяники жаловались на пытки со стороны ряда сотрудников полиции и КНБ во время следствия и рассказали, что их избивали, выбивая нужные признания. Однако во время судебного процесса судья прервал их и заявил, что «это фабула другого дела».

Максат Досмагамбетов, бывший нефтяник из Жанаозена, осужденный по делу о событиях 16 декабря 2011 года, в больнице. Алматы, 2 апреля 2015 года.

Максат Досмагамбетов, бывший нефтяник из Жанаозена, осужденный по делу о событиях 16 декабря 2011 года, в больнице. Алматы, 2 апреля 2015 года.

Максат Досмагамбетов, приговоренный к семи годам тюрьмы и освобожденный условно-досрочно, — один из тех, кто заявлял о пытках. Он рассказал, что в изоляторе временного содержания Жанаозена подвергался избиениям и издевательствам со стороны представителей силовых ведомств, побои не прошли бесследно и привели к онкологическому заболеванию. В настоящее время, благодаря изредка предоставляемой помощи компании «Озенмунайгаз» и коллег-нефтяников, Максат Досмагамбетов ездит лечиться в Южную Корею.

Во время заседания суда 2 мая 2012 года, когда слово было предоставлено свидетелям, Досмагамбетов, посмотрев на следователя ДВД Мангистауской области Е.О. (ввиду того, что против него не возбуждено дело и не выдвинуты обвинения, его имя и фамилия полностью не указываются. — Ред.), заявил, что этот полицейский видел, как его пытают, и сказал: «Ты же собственными глазами видел, как меня избивали и прокалывали уши степлером». Сказанное Досмагамбетовым повторил и Танатар Калиев, приговоренный позднее к четырем годам тюрьмы.

Безработный жанаозенец Есенгельды Абдрахманов, осужденный на три года, но освобожденный по амнистии, также говорил о пытках и заявил, что в тюрьме заразился туберкулезом. В ходе судебного заседания 10 марта он заявил: «Я был здоров, но заболел, когда 16 декабря меня взяли под стражу и в тюрьме, раздев догола, облили холодной водой и избили». Осужденный на пять лет Шабдол Откелов 11 апреля, отвечая перед судом, заявил: «Это была страшная ситуация, в которую сложно поверить человеку. Сотрудник Р.К., принимавший участие в пытках, одел мне на голову целлофановый пакет и, заталкивая его в рот, заставил меня признаться в изготовлении взрывчатого вещества и подписать бумаги, подготовленные астанинским следователем».

Активист забастовки нефтяников Роза Тулетаева после освобождения из тюрьмы по ходатайству об УДО. Жанаозен, 20 ноября 2014 года.

Активист забастовки нефтяников Роза Тулетаева после освобождения из тюрьмы по ходатайству об УДО. Жанаозен, 20 ноября 2014 года.

Приговоренная к семи годам заключения Роза Тулетаева, рассказав о том, как следовали пытали, душили ее, подвесив за волосы, выступила с требованием расследовать пытки. Приговоренный к двум годам лишения свободы условно Парахат Дуйсенбаев, отец которого погиб во время стрельбы, а сестра получила ранение в ногу и стала инвалидом, рассказал об издевательствах со стороны полковника К. Приговоренный к трем годам тюрьмы Кайрат Адилов рассказал о том, как «следователь Б.М. приставил к его голове пистолет, избивал и угрожал пристрелить, если он не признает вины». Жанат Мурынбаев также рассказал о том, как следователь прокуратуры К.А., избивая его, потребовал свидетельствовать против Шабдала Откелова.

Во время судебного разбирательства на пытки со стороны сотрудников силовых структур пожаловались Ергазы Жанбыр, Серик Акжигитов, Ислам Шамилов, Бауыржан Телегенов, Жарас Бесмагамбетов, Самат Койшыбаев, Ертай Ермуханов, Сисен Аспентаев, Женис Бопылов, Расул Муханбетов.

По данным наблюдавшего за судебным процессом международного общественного фонда «Открытый диалог», во время судебного процесса 23—26 апреля Ерлан Жайылханов, Александр Боженко (впоследствии погибший при загадочных обстоятельствах), Ерлан Нуржанов, Берден Кожамбердиев, Бердибек Батыров, поддержав сказанное нефтяниками, также жаловались на пытки в изоляторе временного содержания Жанаозена.

Как сообщил позднее судья Аралбай Нагашыбаев, который вел дело в связи с беспорядками в Жанаозене, жалобы на пытки он передал в прокуратуру Мангистауской области. Однако 3 мая 2012 года прокуроры заявили, что пытки не были доказаны и требование о возбуждении уголовного дела было возвращено.

Обвиняемые в "организации беспорядков" после Жанаозенских событий в зале суда. Актау, 4 июня 2012 года.

Обвиняемые в "организации беспорядков" после Жанаозенских событий в зале суда. Актау, 4 июня 2012 года.

Судебный процесс над участниками «массовых беспорядков в Жанаозене» завершился 4 июня 2012 года. Приговор был вынесен в отношении 37 человек. 13 нефтяников были приговорены к тюремному заключению от трех до семи лет, остальные были оправданы, получили условное наказание или были освобождены по амнистии. В марте этого года на свободу по УДО вышли последние нефтяники, осужденные за «организацию массовых беспорядков».

«МНОГО НЕРЕШЕННЫХ ВОПРОСОВ»

По словам адвоката Гульнары Жуаспаевой, в Казахстане нет специальной структуры, занимающейся расследованием пыток.

— Пытки — особо тяжкое преступление. Наше законодательство, касающееся пыток, не соответствует международным стандартам, тяжкие преступления остаются нераскрытыми. Сейчас дела по этой категории отданы агентству по противодействию коррупции. Расследование по заявлениям идет очень медленно. Из Казахстана до Комитета ООН против пыток дошло только два дела, по которым было вынесено решение о выплате компенсации (дела по заявлениям Александра Герасимова и Расима Байрамова. — Ред.), — рассказывает Гульнара Жуаспаева.

Как говорит Азаттыку адвокат Гульнара Жуаспаева, во время следствия по Жанаозенским событиям представлявшая интересы Максата Досмагамбетова и Розы Тулетаевой, нефтяники в ходе суда вынуждены были отказаться от ее услуг — из-за того, что на них, содержавшихся под стражей, оказали давление.

Патрульные проверяют прохожих. Город Жанаозен Мангистауской области, 19 декабря 2011 года.

Патрульные проверяют прохожих. Город Жанаозен Мангистауской области, 19 декабря 2011 года.

— Вы сами знаете об этом деле. Спецслужбы сделали свою работу. Если бы Максата и Розу не вынудили отказаться от меня во время рассмотрения дела в Верховном суде, мы бы довели дело до Комитета ООН против пыток. Этим делом интересовались на международном уровне, — говорит Азаттыку адвокат.

По информации Жуаспаевой, применение пыток в отношении Досмагамбетова подтверждается выводами экспертизы. Судебная экспертиза свидетельствовала о том, что из-за побоев у нефтяника были сломаны рерба. Но по заявлению Тулетаевой экспертиза не была проведена своевременно. Гульнара Жуаспаева называет дела о пытках не имеющими срока давности и считает, что это дело можно возобновить.

— Но потерпевшая сторона не пойдет на это. Мои бывшие подзащитные Роза и Максат могли бы обратиться в Комитет ООН против пыток. Однако сейчас они на особом контроле государства, — говорит адвокат.

Правозащитник Людмила Козловска считает, что отказ жанаозенцев от адвоката можно понять. Она полагает, что в условиях, когда нефтяники сами подвергались пыткам, а на их родственников оказывалось давление, они думали о том, чтобы выжить. По ее словам, было бы неправильным ждать, что осужденные по делу о Жанаозенских событиях, наблюдая сегодня репрессии в отношении гражданского общества, усиление цензуры в СМИ и суды над гражданскими активистами, будут обращаться с заявлениями.

— Ждать того, что люди, подвергшиеся пыткам, в том числе Роза и Максат, будут продолжать борьбу за правду, не приходится. Они [осужденные по «Жанаозенскому делу»] отбыли сроки, теперь заслужили того, чтобы отдохнуть. Потому что тогда они рисковали своей жизнью и пожертвовали здоровьем, чтобы выразить мирный протест в защиту своих прав, — отмечает Козловска.

На блокпосту у въезда в Жанаозен. Мангистауская область, 26 декабря 2011 года.

На блокпосту у въезда в Жанаозен. Мангистауская область, 26 декабря 2011 года.

По словам адвоката Абзала Куспанова, отстаивавшего в суде права 74 потерпевших по «Жанаозенскому делу», в этом деле осталось много нерешенных вопросов. Он считает, что один из таких вопросов — взыскание компенсации за материальный и моральный ущерб с полицейских. Абзал Куспанов напоминает, что во время судебного процесса о пытках заявляли несколько человек, выяснились факты смертей и ранений, поэтому оснований для возбуждения дела достаточно.

— Ограничений по взысканию материального и морального ущерба не существует. Несмотря на то, что несколько полицейских были осуждены, за действия сотрудников несет ответственность ДВД и МВД. Полиция — атрибут государства, власти. Если [в будущем] будет возбуждено дело о пытках, государству придется брать [ответственность] на себя. Однако наше государство, как и другие авторитарные государства, никогда не просит прощения у народа и потерпевших, — говорит Абзал Куспанов.

Начавшаяся в мае 2011 года забастовка нефтяников компаний «Озенмунайгаз» и «Каражанбасмунай» Мангистауской области с требованием увеличить зарплату и улучшить условия труда обернулась трагическими событиями. 16 декабря в том же году на центральной площади Жанаозена в результате разгона демонстрации нефтяников, по официальным данным, погибли 16 человек, более ста человек получили ранения. На следующий день после Жанаозенских событий в столкновениях между поддержавшими жанаозенцев жителями станции Шетпе и полицейскими был застрелен один человек.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG