Доступность ссылок

Кто дал приказ стрелять? Вопрос, оставшийся без ответа


Боец специального отряда полиции в Жанаозене. Мангистауская область, 19 декабря 2011 года. 

Боец специального отряда полиции в Жанаозене. Мангистауская область, 19 декабря 2011 года. 

Накануне четвертой годовщины кровавых событий в Жанаозене на свободу вышли все сотрудники полиции, осужденные по обвинению в превышении должностных полномочий, и все «организаторы массовых беспорядков». Несмотря на то, что в суде потерпевшие назвали конкретные имена и фамилии «пытавших их в тюрьме, стрелявших и давших приказ стрелять», вопрос о том, кто дал приказ стрелять, до сих пор остается без ответа.

В ходе судебного процесса после кровавых Жанаозенских событий 2011 года сотрудники полиции, привлеченные к ответственности, отвергли обвинения в том, что они открыли огонь против мирных забастовщиков. Родственники полицейских, которые ранее жаловались репортеру Азаттыка на то, что «их осуждают по явно ложному обвинению», с освобождением из тюрьмы родственников постепеннно стали избегать контактов с журналистами. В ходе судебного процесса ответа на вопрос о том, кто именно дал приказ взять с собой табельное оружие и стрелять, не прозвучало.

Министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов сразу же после Жанаозенских событий отрицал, что сотрудникам полиции был дан приказ стрелять по мирным демонстрантам. Министр заявил, что полицейские были безоружны, когда начались беспорядки, но затем несколько полицейских вернулись в управление внутренних дел и вооружились автоматами Калашникова и боевыми патронами.

Гульжихан Багдабаева, жена бывшего начальника отдела по борьбе с экстремизмом ДВД Мангистауской области Бекжана Багдабаева, год назад в интервью репортеру Азаттыка сказала, что категорически не согласна со сказанным министром. Женщина жаловалась, что ее «мужа, который не стрелял, наказали безосновательно», но тех, кто применил оружие, — это отчетливо видно на видеозаписи, — не привлекли к ответственности. Как сказала Гульжихан Азаттыку, «министерство внутренних дел «пришило» дело своим же полицейским».

В ходе затянувшегося на два месяца судебного процесса в связи с Жанаозенскими событиями были названы имена ряда сотрудников силовых структур, принявших участие в операции по силовому подавлению забастовки. Однако к тюремным срокам были привлечены лишь шестеро, позднее они вышли на свободу условно-досрочно.

Репортер Азаттыка попыталась выяснить, где сейчас находятся высокопоставленные сотрудники полиции, работавшие в городе Жанаозене и Мангистауской области во время кровавых событий 16-17 декабря 2011 года.

- Бывший заместитель начальника УВД города Жанаозена Абдрасул Отешов, которого осужденные по «Жанаозенскому делу» нефтяники обвинили в «пытках в тюрьме», в настоящее время является заместителем начальника УВД Мунайлинского района Мангистауской области. Сотрудник полиции Аслан Тулебаев работает следователем следственного отдела в областном ДВД, другой сотрудник полиции Рашид Кулыбаев является оперуполномоченным по уголовным делам областного ДВД;

- Заместитель начальника УВД города Жанаозена Нуралы Баржиков, говоривший о том, что «был на площади и применял оружие», по-прежнему находится на своей должности;

- Признавшийся в применении оружия офицер Марат Кызылкулулы работает в миграционной полиции УВД города Жанаозена;

- Подполковник Улыкбек Мылтыков, который в суде говорил, что «не стрелял по бежавшим людям», хотя и находился 16 декабря на площади вместе с полицейскими, после предоставления видеодоказательства сказал, что «не знает, почему стреляли». Сейчас Мылтыков занимает пост начальника административной полиции областного ДВД;

- Бывший начальник УВД города Жанаозена Мухтар Кожаев получил повышение по службе и переведен в комитет уголовной полиции МВД в Астане;

- Бывший заместитель начальника ДВД Мангистауской области Ержан Саденов в настоящее время занимает пост начальника ДВД на транспорте МВД в Астане;

- Аманжол Кабылов, возглавлявший ДВД Мангистауской области 16-17 декабря 2011 года, который после объявления чрезвычайного положения был назначен комендантом города Жанаозен, получил повышение и сейчас работает заместителем председателя комитета уголовной полиции МВД в Астане;

- Министр внутренних дел Калмуханбет Касымов с 2011 года дважды переназначался на эту должность. В 2014 году он был награжден орденом «Данк» первой степени, в 2015 году получил звание генерал-полковника.

18 декабря 2011 года в генеральной прокуратуре заявили, что во время подавления забастовки нефтяников в Жанаозене погибли 15 человек, а 27 декабря сообщили, что пятеро офицеров «превысили свои должностные полномочия». Также сообщили, что в отношении полицейских возбудили уголовное дело. Суд по делу полицейских, обвиненных в необоснованном применении оружия, начался 27 апреля и завершился 28 мая 2012 года. Актауский городской суд приговорил полковника полиции из Мангистауской области Кабдыгали Утегалиева к семи годам лишения свободы по обвинению «в даче приказа применить оружие».

Бывший начальник отдела по борьбе с экстремизмом ДВД подполковник полиции Бекжан Багдабаев был признан виновным в «убийстве мирной жительницы Жанар Абдикаримовой», также было выяснено, что пули, выпущенные им, «попали в Рахата Тажиманова, Рзабека Махамбета», и его приговорили к шести годам тюрьмы. Майор полиции Ерлан Бакыткалиулы был также приговорен к шести годам лишения свободы по обвинению «в причастности к смерти Атабергена Дуйсекенова и ранении Каната Мукашева». Старший лейтенант полиции Ринат Жолдыбаев был признан виновным в смерти несовершеннолетнего Рахата Кошерова, который во время стрельбы находился в машине. Жолдыбаева приговорили к шести годам тюрьмы. Капитан полиции Нурлан Есбергенов был признан виновным в ранении молодого парня и приговорен к пяти годам тюрьмы. После того как выяснилось, что житель Жанаозена Базарбай Кенжебаев скончался в результате травм, полученных при побоях в изоляторе временного содержания, решением суда от 17 мая 2012 года бывший начальник изолятора Женисбек Темиров был лишен свободы сроком на пять лет по обвинению в превышении должностных полномочий. Суд обязал Темирова выплатить семье Кенжебаева компенсацию в размере одного миллиона тенге.

В ходе судебного процесса обвиняемые полицейские говорили, что «оружие им выдали без регистрации в начале декабря».

В интервью журналистам в Жанаозене 18 декабря 2011 года министр внутренних дел Калмуханбет Касымов на вопрос журналиста Азаттыка о том, кто дал полицейским разрешение на получение автоматов и боевых патронов к ним, сказал, что такого разрешения никто не давал, что полицейские сами получили автоматы, поскольку был введен в действие план «Гонг». По словам министра, план «Гонг» был введен начальником управления внутренних дел города Жанаозен (в то время Мухтаром Кожаевым. — Ред.). Заявления в суде о том, что «неизвестные полицейские без разрешения применили незарегистрированное оружие», вызвали недовольство потерпевших и правозащитников.

Руководитель общественного объединения «Заман» Асель Нургазиева, защищавшая права потерпевших, задала следующие вопросы: «Как можно назвать полицейских «неизвестными»? Получается, что целое государство не знает, кого принимает на работу и кому дает оружие в руки?»

Во время суда полицейские Нуркен Жандарбеков и Абдрасул Отешов сказали, что приказ о применении оружия дал бывший заместитель начальника ДВД Мангистауской области полковник Кабдыгали Утегалиев. Утегалиев, которого приговорили к семи годам тюрьмы (вышел на свободу условно-досрочно в 2014 году), говорил, что «руководство ДВД наблюдало за ситуацией в Жанаозене из города Актау».

17 декабря 2011 года на станции Шетпе в Мангистауской области во время народных волнений в поддержку жанаозенцев от пуль полиции погиб еще один человек. По данному эпизоду также не выяснили, кто именно применил оружие. Через шесть дней после событий в Шетпе в ходе встречи с журналистами начальник районного ЛОВД (линейного отдела внутренних дел) Серик Кожаев сообщил о гибели одного человека (пожарного Торебека Толегенова. – Ред.), ранении 11 человек и задержании восьми человек. Во время этой встречи заместитель начальника департамента внутренних дел Мангистауской области полковник Кайрат Сарин открыто заявил, что стрельбу открыли по собравшимся людям. Сарин говорил: «Пожарный был на «другой стороне» (на стороне протестующей группы. — Ред.)... Кто мог стрелять? Мы стреляли! Мы имеем право использовать табельное оружие, если нашей жизни угрожает опасность». На вопрос журналистов, было ли у забастовщиков оружие, полковник полиции ответил, что «было, но у нас нет ничего, изъятого у них [забастовщиков]».

Бойцы морской пехоты министерства обороны Казахстана у блокпоста на выезде из поселка Шетпе Мангистауской области. 22 декабря 2011 года.

Бойцы морской пехоты министерства обороны Казахстана у блокпоста на выезде из поселка Шетпе Мангистауской области. 22 декабря 2011 года.

Во время судебных процессов в связи с Жанаозенскими событиями не было доказано, что кто-либо из забастовщиков или жителей Шетпе представлял угрозу для жизни полицейских и применял оружие.

Семьи, потерявшие родственников, выражали недовольство по поводу судебного приговора в отношении полицейских и подавали жалобы вплоть до областной кассационной судебной коллегии. Мангистауский областной кассационный суд 29 августа 2012 года оставил без изменения решения судов нижестоящих инстанций. Родственники погибших, требовавшие пересмотреть дело полицейских, просили переквалифицировать обвинение в «превышениии служебных полномочий» и судить их по статье «Убийство».

Слова Разии Юсуповой, матери погибшего от пуль Радика Юсупова, Актау, 29 августа 2012 года:

Выслушавший родственников председатель Мангистауского областного кассационного суда Досжан Амиров сказал, что вопрос о повторном привлечении к ответственности полицейских и других должностных лиц останется открытым. «Вопрос о привлечении к уголовной ответственности руководства КНБ, ДВД и других стрелявших сотрудников полиции, возбуждение уголовного дела в отношении этих граждан — открытый вопрос», — сказал Амиров.

Аудиозапись речи председателя Мангистауского областного кассационного суда Досжана Амирова, Актау, 29 августа 2012 года:

В комментариях Азаттыку председатель Алматинского Хельсинкского комитета правозащитник Нинель Фокина говорила, что вопрос о применении оружия силовыми органами против безоружного населения стоит на первом месте на повестке дня. Особенно после трагических событий в Жанаозене. Правозащитник тогда объяснила, почему так сложно получить от властей ответ на этот вопрос. По словам Нинель Фокиной, «в законе о специальных органах не сказано ни слова об институтах гражданского контроля над деятельностью этих органов», также «вопросы применения спецсредств и оружия, оказалось, расписаны не в самом законе о спецорганах, а в поправках к нему».

По мнению руководителя общественного объединения «Арлан» Макса Бокаева, который присутствовал на судебных процессах в связи с Жанаозенскими событиями в качестве независимого наблюдателя, на видеозаписях, которые судьи не приобщили к делу, черты лица стрелявших полицейских не видны, однако, используя современные технологии, можно было бы найти их по голосу.

Облако дыма над Жанаозеном. 16 декабря 2011 года.

Облако дыма над Жанаозеном. 16 декабря 2011 года.

— В тот день (16 декабря 2011 года) полиция, представители власти переговаривались по сотовым телефонам, об этом говорили осужденные сотрудники МВД. Мобильная связь считается незащищенным телекоммуникационным каналом. Поэтому, думаю, в эти дни спутники США, российская Габалинская радиолокационная станция в 600—700 километрах от Жанаозена, разведывательные структуры Азербайджана и других стран могли перехватить эти разговоры и записать их. Сейчас сложно установить, кто конкретно стрелял и убил людей, но можно определить, кто дал на это приказ, — говорит Макс Бокаев.

Длившаяся в течение восьми месяцев на площади в центре города Жанаозен забастовка нефтяников компании «Озенмунайгаз», которые требовали улучшения условий труда и повышения зарплаты, была разогнана вооруженными сотрудниками полиции и бойцами спецназа. 17 декабря жители станции Шетпе, выразившее недовольство в связи с этими событиями, заблокировали железную дорогу. В ходе разгона их демонстрации один человек погиб от пуль полицейских. К подавлению волнений в Мангистауской области наряду с сотрудниками силовых структур Жанаозена и Шетпе были привлечены военнослужащие воинских гарнизонов из других регионов Казахстана и отряды спецназа полиции.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG