Доступность ссылок

«Давайте потанцуем», - предложили французы алматинцам


Спектакль "Дафнис и Хлоя". Алматы, 24 апреля 2013 года.

Спектакль "Дафнис и Хлоя". Алматы, 24 апреля 2013 года.

29 апреля - Международный день танца. Он учрежден в память о родившемся в этот день французском балетмейстере Жан-Жорже Новерре. В Алматы поклонники танцевального искусства встретили эту дату с французскими хореографами.


Новый культурный проект, который проводится в рамках Года культуры Франции в Казахстане, так и называется: «Давайте потанцуем». Главным событием этого проекта стал приезд и выступление в Алматы коллектива одного из ведущих хореографов Франции и Европы — Жан-Клода Галлотта.

«ДАФНИС И ХЛОЯ» И «ВЕСНА СВЯЩЕННАЯ»

Труппа Жан-Клода Галлотта привезла в Алматы спектакли «Дафнис и Хлоя» и «Весна священная». Он по-своему интерпретировал «Дафниса и Хлою» — историю любви, написанную греческим писателем в 2-м веке. Французский хореограф создал пьесу, в которой сочетаются рассудочность, животное начало, радость чувств. В этом спектакле участвуют три исполнителя. Когда Галлотта впервые ставил его в 1982 году, то сам танцевал в нем вместе с женой Матильдой Альтараз (она также приехала в Алматы).

«Весна священная» — балет на музыку Игоря Стравинского. В постановке участвуют 13 танцоров и танцовщиц. Жан-Клод Галлотта «очистил» произведение от его изначальной истории. В его спектакле каждая из танцовщиц становится Французский хореограф Жан-Клод Галлотта в Алматы.

Французский хореограф Жан-Клод Галлотта в Алматы.

избранницей (Элю) или может рассматриваться как таковая.

За два дня до спектаклей в Алматы Жан-Клод Галлотта сказал, что его коллектив ​хочет показать свободу во всем, в том числе и от одежды. В «Весне священной», показанной французами, этой свободы нагих тел довольно много. Критики иногда объясняют использование коллективами современного танца наготы желанием спровоцировать. По мнению знатока современного танца Франца Антона Крамера из Германии, часто люди смотрят только на само обнаженное тело и не обращают внимания на то, о чем же сам спектакль. Поэтому считает, что если нагота не нужна для решения задумки режиссера, то не обязательно ее использовать.

Труппа Галлотта с этим спектаклем гастролировала в Марокко, Тунисе, Алжире, Палестине. Везде ее постановка была встречена доброжелательно, говорит хореограф. Правда, танцовщицы выступали не в нижнем белье, а одетыми.

Оба спектакля показали в один вечер. Зал Государственного академического театра оперы и балета (ГАТОБ) имени Абая был полным. Кто-то пришел по пригласительным билетам. Но и билеты были относительно недорогими — от одной до четырех тысяч тенге (около 7—27 долларов). Сборы, как было объявлено, пойдут на благотворительные цели.

«ТАНЕЦ – ЧАСТЬ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ»

63-летний маэстро Жан-Клод Галлотта заявил о себе в искусстве еще в 1970-е годы. Его отличительные черты — четкие и чистые линии в общих движениях, использование напряженных рук, короткие шаги, дрожание рук. Индивидуальные партии танцоров состоят из мелких нервных движений, часто хаотичных, из колебаний и покачиваний, из мелких шагов.

Спектакль "Дафнис и Хлоя" на сцене Театра оперы и балета в Алматы.

Спектакль "Дафнис и Хлоя" на сцене Театра оперы и балета в Алматы.

Жан-Клод Галлотта убежден, что танец — часть общественной жизни и доступен практически каждому. Сюжеты танцевальных пьес могут быть самыми разными ​— от феерических до политических. В последние годы Жан-Клод Галлотта вводит в некоторые свои спектакли исполнителей разных возрастов, в том числе и непрофессионалов.

До приезда в Алматы труппа Жан-Клода Галлотта в течение трех лет давала спектакли на сценах ряда российских городов. Надо сказать, что в Казахстан французы добирались сутки, так как неожиданно забастовали сотрудники компании «Люфтганза», на самолете которой они должны были лететь.

На первой встрече общественности с Жан-Клодом Галлотта и его коллективом выяснилось, что он практически ничего не знает о танцевальном искусстве в Казахстане. Но ему очень интересно развивать сотрудничество с молодым государством. В его планах, возможно, приглашение кого-то из молодых казахстанских исполнителей во Францию. Но для этого ему надо посмотреть на выступления местных танцоров вживую. До этого он видел только видеозаписи.

По некоторым сведениям, на одно место в возглавляемый Галлотта Гренобльский центр хореографии претендует 350 человек.

СКРОМНЫЙ МАЭСТРО С МЯГКИМ ХАРАКТЕРОМ

На первой встрече с Жан-Клодом Галлотта в президиуме сидели генеральный консул Франции, президент компании-спонсора, а также Гульмира Габбасова и Гульнара Адамова — руководители довольно известных и популярных театров современного танца. Сам же Галлотта сидел не в президиуме, а фактически среди тех, кто пришел на встречу с ним, — в боковом ряду стульев, Гульмира Габбасова (хореограф), Гийом Норжоле (генконсул Франции), Гульнара Адамова (хореограф), Питер Фостер (бизнесмен). Алматы, 23 апреля 2013 года.

Гульмира Габбасова (хореограф), Гийом Норжоле (генконсул Франции), Гульнара Адамова (хореограф), Питер Фостер (бизнесмен). Алматы, 23 апреля 2013 года.

установленных вдоль окон.

Сложно сказать, явилось ли это проявлением личных качеств гостя из Франции (скромности, например), или же место в сторонке он выбрал потому, чтобы не мешать находящимся в президиуме, так как рядом с ним сидела переводившая все выступления женщина. Выступал он, стоя между слушателями и столом с президиумом, ближе к аудитории. Как бы то ни было, но уже на первой встрече маэстро постарался устранить невидимую границу, разделяющую его и тех, кому был интересен его приезд в Алматы.

Жан-Клод Галлотта оказался человеком, который легко идет на контакт. К прессе относится доброжелательно, охотно дает интервью. Манера говорить, держать себя выдает в нем человека с мягким характером, что он и сам признал во время беседы с двумя журналистами, одним из которых был репортер Азаттыка.

— Очень забавно, что я сам по себе человек мягкий, ироничный и очень легкий в прямых контактах. Но моя работа требует быть требовательным. И артисты выполняют эти требования с радостью, с удовольствием. Только в конце дня они чувствуют, что проделали очень большую физическую работу. Это не я от них требую. Это требует работа, — говорит Галлотта.

Жан-Клод Галлотта рассказал, что при работе над постановками советуется с исполнителями. И хотя его слово решающее, исполнителей постановок он считает своими соавторами.

«НАДО ДОКАЗЫВАТЬ ТВОРЧЕСТВОМ, ЧТО ЗАСЛУЖИВАЕМ ФИНАНСИРОВАНИЯ»

Известно, что немалую роль в развитии современного танца во Франции сыграл президент этой страны Франсуа Миттеран, при котором в начале 1980-х годов увеличилось финансирование культуры. По всей стране были созданы десятки центров хореографии. Продолжается финансовая подпитка танцевальных трупп
Невозможно сосредоточиться только на ожидании государственной поддержки. Нужно, чтобы был явно выраженный артистический интерес.
со стороны государства и сейчас. Примерно половина бюджета труппы Галлоты — поддержка государства.

- Помощь государства дается на три года. Если первый год идет плохо, то это неважно. Но если и второй год неудачно, то на третий год финансирование могут не дать, — говорит Галлотта.

Как сказал Жан-Клод Галлотта, во Франции очень много хореографических компаний и каждая хочет занять свое место. «Каждый год нам надо доказывать своим творчеством, что заслуживаем финансирования. Невозможно сосредоточиться только на ожидании государственной поддержки. Нужно, чтобы был явно выраженный артистический интерес», - говорит он.

ВПЕЧАТЛЕНИЕ КАЗАХСТАНСКОГО ХОРЕОГРАФА

Наталья Новикова — молодой дипломированный режиссер-хореограф, создатель труппы «Контактеры». На спектакли французов она ходила, и ей очень понравилось.

— В таком стиле у нас никто не танцует. Понравилась хореография, которая поставлена необычно, нестандартно. Все номера дышат. Сделано очень тонко и красиво, — говорит Наталья Новикова.

Фрагмент спектакля "Весна священная".

Фрагмент спектакля "Весна священная".

Она посетовала, что в культурную столицу Казахстана коллективы такого уровня привозят, к сожалению, редко.

Основное поле деятельности Натальи — Русский драматический театр имени Лермонтова. Но приходилось видеть и поставленные ею танцевальные перформансы. Обычно на частных площадках, например в подвальном помещении, где располагается театр «АРТиШОК».

Для танцевальных коллективов нужны большие залы для репетиций и площадки для выступлений, но заработать деньги на аренду казахстанские танцоры не могут, говорит Наталья Новикова. Она относит танцевальное искусство к некоммерческому виду деятельности, поэтому считает необходимым предоставлять залы танцевальным театральным труппам бесплатно.

«А все «владельцы» концертных залов гнут ого-го какую сумму за использование «их» залов», - говорит она. Молодой режиссер-хореограф с сожалением говорит, что государство охотнее поддерживает строительство гипермаркетов, нежели культуру.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG