Доступность ссылок

Родственники заключенных жалуются на издевательства в тюрьме


Полицейский у ворот здания комитета уголовно-исполнительной системы беседует с родственниками заключенных. Астана, 14 августа 2010 года. Иллюстративное фото.

Полицейский у ворот здания комитета уголовно-исполнительной системы беседует с родственниками заключенных. Астана, 14 августа 2010 года. Иллюстративное фото.

Родственники заключенных шымкентской колонии ИЧ 167/2 после свидания с ними жалуются на издевательства и пытки в тюрьме.

Сообщалось, что в конце июля четверо заключенных тюрьмы ИЧ 167/2 совершили попытку суицида в знак протеста. В этой колонии содержатся заключенные, больные туберкулезом. По словам родственников, получившим тогда увечья заключенным до сих пор не оказана должная медицинская помощь. Они говорят, что обеспокоены за их жизнь. Администрация тюрьмы ранее говорила, что жалобы на режим содержания не соответствуют действительности.

ЖАЛОБА НА ПЫТКИ

Жительница Атырауской области Куляш Абдешова месяц ждала в городе Шымкенте свидание с сыном, который отбывает наказание в колонии ИЧ 167/2. Наконец она получила свидание на три дня, свидание завершилось в минувшее воскресенье. Женщина говорит, что расстроена бедственным положением сына в тюрьме.

— В первую ночь свидания мой сын так и не смог уснуть. У него болели обе ноги до самых пяток. Жаловался на почки. За подачу заявления в начале августа его закрыли в «бур-барак» на девять месяцев. Сын рассказал, что ему заломили руки за спину, заковали в наручники руки и ноги и распяли. Трое суток ему не давали ни есть, ни пить. С него снимали брюки, подкладывали мокрую тряпку и били дубинками. Он был травмирован. Вчера мы полностью его осмотрели. Он испытывает боли от полученных травм. Он говорит, что с ними делают всё, что делали в гестапо, — говорит Куляш Абдешова Азаттыку.

По ее словам, сын сказал, что в колонии еще не завершена проверка комиссии, поэтому давления в отношении заключенных стало сравнительно меньше. Однако, по словам женщины, представители администрации тюрьмы угрожали, сказав, что «после отъезда комиссии покажут им».

Тюремная сторожевая вышка. Иллюстративное фото.

Тюремная сторожевая вышка. Иллюстративное фото.

— После свидания с сыном я зашла к заместителю начальника колонии Ескулову. Он говорит, что даже пальцем не коснулся осужденных. «Ваш сын всех подстрекает, организует, заставляет писать заявления», — сказал он, пытаясь обвинить моего сына. Он даже начальнику колонии не дал слова сказать. «Этого не может быть, все говорят правду», — сказала я. Он начал со мной пререкаться, говорит: «Вы, оказывается, такая же невоспитанная, как и ваш сын, считаете, что это я сделал». Затем добавил, что мы ничего ему не можем сделать, — говорит Куляш Абдешова.

Ранее в Интернете получила распространение жалоба десятков заключенных тюрьмы ИЧ 167/2. Заключенные жаловались в правоохранительные органы на очень строгий режим содержания, различные виды давления, на некачественные лекарства и другое. Заключенные написали, что «после приема лекарств у них кружится голова, болит желудок, появляется тошнота».

«НЕ ОКАЗЫВАЮТ ДОЛЖНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ»

Жительница Актюбинской области Айтолкын Танатарова говорит, что после распространения информации о попытке суицида в начале августа она увиделась с сыном в тюрьме и вышла оттуда напуганная его положением. По ее словам, ее сын и еще трое осужденных не выдержали давления и в ночь на 24 июля в четыре утра порезали себе животы.

— Они воткнули в животы сварочные электроды и вытащили их через спину. У моего сына кровь не выступила наружу. Однако он был травмирован. У других ребят кровь пошла. Они подумали, что если их поведут к врачу, то дело рассмотрят. Однако Ескулов не повел их к врачу — их избили и закрыли в изоляторе, — говорит она.

Айтолкын Танатарова говорит, что во время свидания с сыном видела, что у него отекла пятка. «У него всё время повышается температура. Еще он жаловался на больные почки», — говорит она.

В тюремной камере. Иллюстративное фото.

В тюремной камере. Иллюстративное фото.

— 18 августа у меня с сыном было двухчасовое свидание. Он опоздал, пришел с температурой, весь взмок. Не мог усидеть на месте. Ему не назначили никакого лечения. Жалуется на больной желудок. Он не выдержал и получаса, ушел. Начальник тюрьмы говорит: «Ваш сын не был травмирован, здоров». Всё опровергает, — говорит Айтолкын Танатарова.

Гаухар Ибрагимова — супруга еще одного заключенного этой тюрьмы. 18 августа она приехала на свидание с мужем. Однако ей не дали увидеться с ним, сказали, что до декабря его закрыли в одиночной камере.

Репортер Азаттыка в течение нескольких дней пыталась связаться с администрацией тюрьмы, однако получить комментарии не удалось. Также не представилось возможным получить ответ из комитета уголовно-исполнительной системы. Ранее, как только появилась информация о попытке суицида, начальник колонии Галымжан Махамбетов опроверг ее.

— В уголовно-исполнительном кодексе нет статьи, согласно которой осужденные не должны работать в лечебном учреждении. Трудоспособные осужденные работают. Действительно, лекарства против туберкулеза обладают сильным действием, однако они утверждены министерством здравоохранения, — говорит он.

Родственники заключенных говорят, что на прошлой неделе они ездили в Астану и обратились с жалобой в администрацию президента страны, генеральную прокуратуру и к уполномоченному по правам человека. «Если в тюрьме не прекратят оказывать давление, объявим голодовку», — говорят они.

(Пока готовился этот репортаж, с репортером Азаттыка связалась Айтолкын Танатарова, сказав, что вечером 18 августа ее сына Медета Танатарова вновь подвергли избиениям. Репортер Азаттыка пытается выяснить, как обстоит дело.)

  • 16x9 Image

    Макпал МУКАНКЫЗЫ

    Родилась в феврале 1985 года в Алматинской области. В 2006 году закончила КазУМО и МЯ имени Абылай хана. С 2007 года работает корреспондентом Азаттыка.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG